16+

Lentainform

Петербуржец Александр Мосенков — о том, как он стал мормоном

31/10/2012

Петербуржец Александр Мосенков — о том, как он стал мормоном

Митт Ромни, кандидат в президенты США от Республиканской партии, чьи шансы оказаться в Белом доме оцениваются достаточно высоко, - мормон, т.е. член Церкви Иисуса Христа Святых последних дней. В России мормоны тоже есть – считается, что у них здесь более 20 тысяч последователей. В Петербургской миссии – две тысячи прихожан.


             О том, чем мормоны отличаются от других христиан, нам рассказал Александр МОСЕНКОВ – русский мормон, недавно вернувшийся из двухлетней миссии (т.е. он занимался миссионерской работой). Мосенков -  астрофизик, учился на математико-механическом факультете СПбГУ, сейчас заканчивает аспирантуру. Работает на кафедре в СПбГУ и в Пулковской обсерватории.

- Как вы стали мормоном?
- В моей семье почти все являются членами Церкви (родители, сестра, дедушка с бабушкой).  Поэтому мое знакомство с мормонами произошло еще в детстве.

- Перед тем как начать служение миссионером, надо пройти обучение в школе миссионеров. Где она находится, чему там учат?
- Школы миссионеров находится по всему миру. Перед тем как отправился служить, я побывал в самой крупной -  в штате Юта, город Прово. Там проходят обучение  одновременно более 2000 миссионеров из разных стран. Вместе со мной в русскоговорящей группе были миссионеры, призванные служить из России, Украины, Армении и Латвии. Наше обучение проходило в течение 3  недель.

- И как там учат?
- День миссионера начинается в 6.30, а заканчивается в 22.30. Подъем, зарядка, душ, завтрак, изучение Священных Писаний в течение одного часа, затем час изучения с напарником, и так далее по расписанию. В целом школа миссионеров похожа на студенческий кампус. Почти каждый день давалось время на физические занятия. Чтобы подготовиться к такому режиму, я за месяц до поездки в миссионерскую школу стал жить по такому графику у себя дома. Вставал в 6.30, ложился в 22.30.

- А как вы находили общий язык с напарниками – они же из разных стран?
- Конечно, различия в языке, культуре  большие – между, например, русским и американцем, но постепенно привыкаешь. Культурные и языковые отличия стираются, когда мы работаем ради общей цели – принести Евангелие как можно большему количеству людей. Мои напарники были в основном американцы. Было несколько русских, и даже один армянин.

- Чтобы уйти на два года в  миссию, надо иметь серьезные мотивы.
- Большое желание поехать на миссию появилось, когда мне было лет 18, я тогда учился на втором курсе СПбГУ и был  готов прервать учебу ради служения на миссии. Но  после размышлений и молитв я пообещал себе, что обязательно поеду на миссию после окончания обучения. Почему я захотел поехать? Я чувствовал, что это правильно, и Бог хочет, чтобы я сделал это. Закончив СПбГУ, я поступил в аспирантуру и буквально тут же осознал, что именно сейчас должен отправиться служить. Я готовился – изучал Священные Писания, помогал миссионерам, был готов поехать в любую точку мира. Многие ребята имеют какие-то предпочтения, куда бы они хотели отправиться служить. А я просто хотел поехать  не важно куда.

- И куда вас направили?
- В Ростовскую российскую миссию. Поначалу было тяжело, но потом  все встало на свои места.

- А в чем выражались эти трудности?
- Самое сложное было, пожалуй, увидеть настоящую жизнь с другой стороны, ведь я вырос в благополучной семье, где все хорошо. Я не знал, что такое отец, напивающийся до беспамятства и избивающий свою жену, я не был знаком с той агрессией, которую люди питают друг к другу, я не был знаком с порочными желаниями и целями, которые уводят людей очень далеко от счастья. Я общался с большим количеством людей, слышал истории их жизни. Психологически к этому нужно было привыкнуть. Большинство людей пока не хотят размышлять над своей жизнью, а тем более что-то в ней менять. И это касается не только религии, а вообще смысла существования человека. Я старался помочь им.

- Какие впечатления от городов России?
- Во время миссии я служил в Ростове, Волгограде, Таганроге, Ставрополе и Туапсе. Бывал в Новочеркасске, Краснодаре, Волжском, Шахтах. По сути, я открывал для себя Юг России. В каждом городе есть особенности. Где-то было чуть легче проповедовать, где-то сложнее, я имею в виду, как принимают миссионеров – слушают или  отвергают. Но в целом люди везде одинаковые.

- Была конкуренция с другими религиозными организациями?
- Контакты тем или иным образом были со многими религиозными общинами.  Встречались на улице, в домах. По духу, по проявлению доброго отношению к другим людям на меня, как ни странно, произвели хорошее впечатление Свидетели Иеговы и кришнаиты. И те и другие были достаточно позитивно настроены и верны своим учениям. А вот от представителей некоторых других христианских конфессий  остались плохие впечатления, потому что они были воинственно настроены. Часто они хотели неконструктивно покритиковать, а иногда даже унизить. К сожалению, никакой толерантности, а тем более христианской любви, здесь не чувствовалось.

- Насколько безопасно быть миссионером-мормоном в России?
- Пару раз бывало, когда люди хотели побить нас. В основном эти люди были не в себе – пьяные или под наркотическим действием.  На других миссионеров  несколько раз нападали.  Это не были спланированные действия, просто кто-то выражал таким образом свое раздражение, или пьяные хулиганы приставали на улице. Могли задеть, оскорбить, отобрать личные вещи. Подобное было не только по отношению к ребятам, но и девушкам-миссионеркам. Это было очень неприятно, им было просто страшно иногда ходить по улицам.

- Мормоны на миссии всегда служат  с напарником, часто из других стран. Были случаи культурных конфликтов?
- Не то чтобы конфликты. Скорее недопонимание. Ребята из Америки  не всегда понимали манеру поведения, иногда возникали смешные случаи с непониманием языка.  А с ребятами с Украины или из Армении – здесь проблем не возникало.

Выяснилось, что русские и американцы едят разную пищу. Они любят часто употреблять продукты не очень, на мой взгляд, здоровые – фастфуд, острую пищу, газированные напитки, продукты с консервантами.  Еще  они любят  холодные напитки, в то время как русские любят горячие. Когда они получали посылки из дома, то нередко там оказывались растворимые напитки.

- Сколько людей приняло крещение у мормонов благодаря тебе?
- Прошло несколько месяцев на миссии, и я крестил одного молодого человека моего возраста. Это было в Таганроге. Встретили его на улице, рассказали о себе, о Книге Мормона, предложили встретиться еще раз, обменялись телефонами. А потом долго не получалось встретиться, но все-таки он нашел время. Мы много общались, он проявлял большой интерес к вопросам веры. А потом, через несколько месяцев, крестился. Он и сейчас активный член Церкви, недавно женился. Всего же на миссии у меня было несколько человек, которых я обучал и помогал прийти к крещению. Но крестил сам только один раз.

- Как строится материальная сторона миссии, кто платит за квартиру, питание, транспорт?
- Практически все ребята – миссионеры из Америки или из стран Западной  Европы, едут на миссию за свой счет. Они работали до миссии и откладывали на это деньги, родители тоже могут помогать. Ситуация в России иная, не все могут оплатить свою миссию, и тогда Церковь помогает им. Есть общий миссионерский фонд, куда члены Церкви могут делать пожертвования, и из этого фонда оплачиваются расходы тех, кто сам не может сделать это.

- У мормонов есть  специфические моменты в доктринах. Это вопросы антитринитаризма, крещения за умерших, вечной прогрессии и т.д. Как люди относились к этому?
- Кто-то спорил, пытался разубедить нас в том, во что мы верим. Однако у обычного, среднестатистического человека (по моим наблюдениям) каких-то вопросов, касающихся особенных доктрин нашей Церкви, по крайней мере в начале наших бесед, обычно не возникает. Мы на наших встречах с людьми говорим о том, чему учил Христос, о базовых принципах Евангелия. И здесь у многих людей возникают вопросы. Большинство хоть и считают себя верующими (как они говорят «в душе»), но не понимают, что такое вера, в кого они верят, а самое главное, что за словом «вера» должны следовать конкретные дела. Много вопросов возникает по поводу заповедей, зачем их соблюдать, какие надо соблюдать и как.

- В мормонизме вернувшихся миссионеров просят не откладывать создание семьи на долгий срок. Ты через три месяца после возвращения с миссии женился. А где же романтика,  встречи под луной?
- Это все было до миссии – встречи, взаимная любовь и желание быть вместе. Познакомились мы в храме нашей Церкви. Моя жена также отслужила миссию полного дня (девушки служат полтора года). Она служила в Петербурге.

- Что это за учение о бесконечности семейных отношений?
- Один из Пророков Церкви говорил, что сложно представить такую картину, когда парень подходит к девушке или муж к жене и говорит, что мне хорошо с тобой, все замечательно, но я хочу быть с тобой только ограниченный промежуток времени,  только здесь на Земле, а потом – нет. Для большинства людей семья и брак – это просто вид сожительства. А в положении о вечности семьи есть огромный смысл, огромная перспектива.

- Известно, что Митт Ромни – мормон. Хотелось бы тебе, чтобы президентом США стал мормон?
- Мне бы скорее не хотелось этого, чем хотелось.  Политика – дело достаточно грязное, и, несомненно, будет много спекуляций по поводу того, что Митт Ромни мормон. Хотя в сенате уже давно мормоны присутствуют.  В истории США был момент, когда мормон служил министром сельского хозяйства в 1950-х годах. Вот в такой должности мне бы его хотелось увидеть.

- А в России как ты оцениваешь возможность прихода в органы власти мормона. Вот, скажем, сейчас мэр города Тольятти – протестант.
- В сегодняшних условиях я не вижу такой возможности. Сложились определенные традиции. Даже если бы и появился такой человек, то, я думаю, были бы созданы все условия, чтобы кандидат-мормон не был бы избран. На мой взгляд, в нашей стране религия – это  не частное дело, а некая карта, на которой играют и на которую ставят.

- А как вообще мормоны относятся к выборам? Участвуют?
- Да, я всегда хожу и голосую, голосую по совести. Меня тревожит будущее России, потому что я вижу очень многое, что в корне неправильно, не только с точки зрения верующего человека, но и законопослушного гражданина этой страны. И тут мой, даже маленький голос все равно имеет значение. Я люблю Россию, мою Родину, и, несмотря ни на что, хочу приносить пользу этой стране.

Справка

Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны) возникла в 1830-х годах в США. Основатель – фермер Джозеф Смит, который утверждал, что в 14 лет имел видение Бога Отца и Иисуса Христа. Затем ему было видение ангела Морония, он  рассказал Смиту о своем отце пророке Мормоне и составленной на четырех золотых листах «Книге истины». Текст этой книги Смит опубликовал под названием «Книга Мормона».

Самой известной особенностью мормомов считается многоженство, хотя оно и было официально отменено церковью в конце XIX века. Практика многоженства была признана Церковью Иисуса Христа Святых последних дней в 1852 году (считается, что Джозеф Смит заявлял, что бог требует многобрачия). Правительство США не признавало полигамии, но законодательно это было оформлено только в 1887 году, и тогда мормоны оказались вне закона. Это вынудило церковь в 1890 году  провозгласить отмену практики многобрачия.

Мормоны утверждают, что имеют 14 миллионов приверженцев по всему миру. Первые мормоны в России  были крещены в Неве в 1895 году.

Сейчас в Санкт-Петербургской миссии более 2 тысяч прихожан. Главное здание церкви расположено на Малоохтинском проспекте. Кроме Петербурга приходы есть в Пушкине, Петергофе, Колпине, Выборге, Петрозаводске, Пскове, Новгороде, Демьянске, Калининграде.                     

Владимир ЕГОРОВ

На фото: Александр Мосенков перед входом в храм мормонов в Эспоо, Финляндия