16+

Новости партнёров

Lentainform

Что получается, когда политический журналист пишет художественную книгу

26/12/2013

Что получается, когда политический журналист пишет художественную книгу

Политический обозреватель «Города 812» Антон Мухин написал книгу. И она вышла в издательстве «Аст» и уже везде продается. Книга художественная – про то, что бы было, если бы революции 1917 года в России не было, хотя это не главное. О том, что такое стимпанк, в котором, как уверят Мухин, книга написана, и из каких опасений автор скрыл свою фамилию под псевдонимом, Антон МУХИН честно рассказал «Городу 812».


          – Почему книга вышла под псевдонимом – вы ее стесняетесь?
– Когда политический журналист пишет художественную книгу, в ней обязательно ищут второе дно: уж не депутат ли Розенфельд выведен в романе под именем столоначальника Каменева? И не известный ли сюжет с продажей Дворца пионеров по цене «Жигулей» жене вице-губернатора осмеивается в главе 567-й? Не то чтобы я боялся этих ассоциаций. Просто они уводят читателя в сторону. «Князь механический» – историческая мистификация, и фамилия Ропшинов – тоже мистификация.

В вашей книге революция 1917 года оказывается подавленной, а Россия – победителем в Первой мировой войне. Такое могло произойти в реальности?
– Антанта победила в Первой мировой войне и без России. Очевидно, что с Россией она тоже победила бы, только быстрее. Поражение революции не так предсказуемо, но вполне возможно. Причем не в феврале, когда администрация Николая II потеряла власть из-за недееспособности, а ближе к осени, когда Временное правительство оказалось в еще худшем положении, чем прежде царское. В книге даже указан конкретный момент – то, что называется точкой бифуркации, когда история начала развиваться не так, как должна была. Но действия книги происходят в 1923 году, через 6 лет после неудавшейся революции.

Вообще жанр альтернативной истории сегодня – это способ компенсации собственных комплексов. Мы продули в холодной войне, поэтому давайте напишем новую историю, в которой не американцы нас, а мы их. Злые большевики убили святого царя – а мы напишем книжку, как святой царь расстрелял всех большевиков.

«Князь механический» – это не хорошая история России вместо плохой. Это другой мир, построенный на основе неких данностей, одной из которых является восстановление монархии. И все. Может быть, потом я напишу другую книгу, в которой большевики не просто сохранятся, но и устроят мировую революцию.

В книге во множестве действуют реальные персонажи – митрополит Питирим, начальник Охранного отделения Рачковский и другие. Вы их характеры изучали или придумывали?
– Реальны все исторические персонажи. Они реальны не только как связка имени и должности, они реальны как личности. Реальны все описанные события до лета 1917 года. Безусловно, это не издание Академии наук, где-то я приводил исторические анекдоты, в достоверности которых не могу поклясться, хотя они и весьма распространенные. Например, история о том, как великий князь Николай Михайлович был посажен под арест императором Александром III за то, что катался по Невскому на извозчике. Где-то умышленно допущены мелкие ошибки. Например, министр двора Фредерикс назван бароном, хотя бароном он был до 1913 года, а в честь 300-летия Романовых ему пожаловали графский титул. Но «барон Фредерикс» звучит лучше.

У меня есть глава, посвященная обороне крепости Осовец в 1915 году. Она, как я надеюсь, восстанавливает историю довольно точно, я изучал специальную книжку, изданную наркоматом обороны в 1930-х годах.

«Князь механический» – это игра. Игра, в которой реальная история и вымышленная переплетены, но и то, что происходит в вымышленной реальности, часто взято из настоящей. В 1922 году в моем Петрограде на Ватном острове над казенными винными складами стоит стальная гиперболоидная башня инженера Шухова. Это выдумка. Но склады были реальностью еще пару лет назад, а инженер Владимир Шухов действительно проектировал такие башни, и его формула повсеместно применяется сейчас при строительстве высотных объектов. И даже стеклянный купол над Петроградом – это не моя выдумка, а фантазии тех лет.

Вы пытались изменить реальную судьбу каких-то героев на более счастливую или более несчастную?
– Николая II расстреляли в 1918 году, а в книжке он жив еще в 1923-го. Наверное, это для него счастье. Князь Олег Константинович, главный герой, погиб на фронте в первые месяцы войны. То же самое можно сказать практически про всех остальных – в реальности после революции они потеряли в лучшем случае посты, в худшем – жизни, а тут они и при том, и при другом. Митрополита Питирима как ставленника Распутина после Февральской революции чуть не посадили, он тихо умер в самом начале советской власти. Рачковский тихо умер еще до революции. Ну разве что поэт Зенкевич сделал карьеру советского писателя и умер своей смертью во времена застоя. В книге его судьба сложилась хуже.

Понятно, что фабула вымышлена, а антураж насколько реален? Сколько в описании быта Петербурга фантазии?
– Все переплетено. Однозначно придумана история с отоплением жилых домов газом, который производится на газовых заводах. А сами газовые заводы – настоящие, можете погулять по краснокирпичным промзонам и полюбоваться на их приземистые газгольдеры, охраняемые КГИОПом. И они действительно производили газ, только в гораздо меньшем объеме, для освещения улиц и домов. Или, например, представление в Механическом театре, где дают «Победу над солнцем». Опера реальная, хотя и местами мною переписанная, театр, разумеется, выдуманный. Дом, в котором живет коммуна увечного солдата, с трубой вместо шпиля, на Выборгской стороне существует, его можно найти. Вообще, хотя время этого Петрограда никогда не существовало, сам он абсолютно реалистичен.


Что получается, когда политический журналист пишет художественную книгу

У вас главное средство передвижения – дирижабли, потому что нефть в мире закончилась. И так ловко они перемещаются. По-моему, вам жалко, что дирижабли сошли со сцены.
– Дирижабли – это традиционный элемент стимпанка. Мне была интересна эта форма, и я ее использовал. Ключевыми являются не нефть и дирижабли, а газ. Один и тот же газ используется и для отопления домов, и для заполнения баллонов дирижаблей, которые в свою очередь нужны для патрулирования улиц. Газа на всех не хватает, встает выбор между теплом и безопасностью.

А что такое вообще стимпанк?
– Это литературное направление. Цивилизация середины XIX века, цивилизация пара и механики, не проиграла цивилизации бензиновых двигателей, а развивается дальше. У нее красивый антураж: дирижабли, паровики, заводные механизмы с шестеренками. За эту красоту ее любят современные авторы, забывая про суть. Steam – это пар, но есть и вторая часть, punk. Панк – как критическое отношение к современному обществу, его неискренности и жестокости. В какой-то степени это отражено в «Князе механическом», хотя, конечно, в последнюю очередь я думал о том, чтобы писать книгу, бичующую пороки нашего мира.

У Роберта Шекли есть рассказ про страж-птиц, которые летают в небе и убивают всех преступников. У вас такую функцию выполняют дирижабли. Шекли на вас как повлиял?
– Все-таки «Страж-птица» – рассказ совсем о другом. Тема возмездия с небес – один из архетипов нашей библейской цивилизации. Поэтому у него вряд ли есть конкретный автор.

В книге создают механических или полумеханических людей. Такие опыты на самом деле велись в начале века?
– Искусственный человек – это тоже архетип. Гомункулус, Голем, Шариков. А вообще идеи об искусственном преобразовании человека были модны в начале XX века.

Обычно у нас дореволюционную Россию описывают как страну-рай. По крайней мере, по сравнению с послереволюционным периодом. Однако у вас и Россия, умудрившаяся обойтись без большевиков, выглядит не слишком комфортной страной. То есть и победа над революцией не принесла бы России счастья?
– Я бы не объединял в один флакон февральскую революцию и октябрьскую. Приход к власти большевиков был трагедией, сравнимой только с одним событием в истории нашего народа: нашествием Батыя. В обоих случаях речь идет о физическом истреблении элиты нации и уничтожении всех тех традиций, носителями которых она была. Фактически это – полное перерождение народа. Например, в 1911 году после ущемления университетской автономии правительством из университетов, в первую очередь Московского, ушли в знак протеста сотни преподавателей. А через 90 лет руководство Петербургского университета отреагировало на избрание Путина тем, что написало донос на программу «Куклы». Вот как можно их сравнивать? Это две разные цивилизации.

Но при этом надо говорить правду: по сравнению с развитыми странами Европы в начале XX века Россия была отсталой страной. Хотя, наверное, и менее отсталой, чем Россия сегодня. Разница в том, что тогда Россия развивалась по обычному западноевропейскому пути, просто с отставанием, и при этом обладала огромным потенциалом. А сегодня у нас свой путь без шансов вернуться на нормальный.

Ваш опыт политического журналиста как-то сказался на книге?
– Я старался свести его к минимуму. Так что сюжетная линия про то, как митрополит Питирим помогает Главному артиллерийскому управлению пилить откаты на строительстве цеппелинов, не является ключевой.

Кому надо читать вашу книгу? Любителям фантастики или любителям истории? Или и те и другие будут разочарованы смешением жанров?
– Книга написана как развлечение для думающих людей. Есть довольно большая категория читателей, которых развлекают покетбучные детективы, истории про секс, переходящий в любовь, или о том, как наши всем наваляли. Так вот «Князь механический» – развлечение для всех остальных. В нем не нужно искать ответы на глобальные вопросы бытия, но погружение в холодный Петроград 1922 года, где люди завидуют машинам, я надеюсь, доставит кое-кому удовольствие.               

Сергей БАЛУЕВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве