16+

Lentainform

Чем развлекают петербургскую публику на интеллектуальных вечеринках

16/10/2015

Чем развлекают петербургскую публику на интеллектуальных вечеринках

В Петербурге в моду входят интеллектуальные вечеринки. Лекторы говорят о русской литературе, а зрители за это платят. Но пока развлекают их не разговорами о Бродском, а разговорами о кошках Бродского – т.е. как бы всё интеллектально, но при этом про кошечек. Такой новый уровень петербургской интеллектуальности.


        На прошлой неделе прошла первая интеллектуальная вечеринка In Crowd. Прошла она в ночном клубе, что подразумевает забитый танцпол, недоверчивых охранников и дорогостоящие напитки. То есть место, не слишком располагающее для интеллектуальных дискуссий. Строго говоря, так оно и оказалось – танцпол был полностью забит рядами стульев, а по периметру зала выставили мягкие диваны для непринужденной, но умной беседы.

Когда зал до отказа заполнился слушателями, организатор сказал им приятные слова:

– Мы собрали здесь всех тех, кто считает, что соблазнять девушек строками Мандельштама лучше, чем маркой нового автомобиля.

Большую часть слушателей составляла андеграундная молодежь (ее организаторы назвали «наиболее просвещенной в Санкт-Петербурге»). Те, кто постарше, для начала заглянули в бар. Туда-сюда сновали молоденькие официантки в игривых фартуках, выполняя чьи-то экзотические заказы. Короче говоря, какая-то реинкарнация «Бродячей собаки», как ее себе нынче представляют.

И вот первый лектор – Юрий Багров, кандидат филологических наук. Молодой человек академического вида (очки, пиджак, галстук). Вид у него довольно рассеянный. Его лекция называется «Иосиф Бродский: селфи с котом». То есть он должен рассказывать о том, какую роль в жизни Бродского сыграли коты.

– Филфак СПбГУ не разрешил нам повесить афишу, – говорит организатор Лиза, пока литературовед поднимается на сцену. – Потому что сказали, что на афише вранье. Мол, такого понятия как «селфи» во времена Бродского еще не было.

– Я поговорю с вахтершей! – кандидат Юрий делает рукой властный жест, после чего снова превращается в скромного филолога.

Выступление первого спикера длилось минут двадцать. Еще десять минут на вопросы. За это время оказалось, что Бродский близок ныне живущим не только умелым чередованием в одном стихотворении высоких и низких языковых пластов (это  мои домыслы, Юрий Багров ничего такого не говорил), но главное – своей любовью к «котикам».

– В ожидании начала нашей встречи многие из вас пользовались разнообразными электронными устройствами. Не исключено, что кто-то из вас искал фотографии котиков, потому что мы живем в «кошачью эпоху». Никого они не оставляют равнодушными: кто-то ненавидит эту тенденцию, а кто-то обожает. И в этом смысле Иосиф Бродский действительно опередил свое время.

К середине разговора про котиков в жизни Бродского народ в зале развеселился, а не заругался, как это бывает, когда за хорошие деньги получаешь неизвестно что (билет на вечеринку стоит пятьсот рублей). Под конец из зала раздался полупьяный вопрос:

– Ни страны ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать... Почему он именно так написал?

Лектор улыбается:
– Я не знаю.

Главному редактору журнала «Русский репортер» Виталию Лейбину с его лекцией про Пушкина и Цоя времени отвели больше, чем котикам Бродского: 40 минут на рассказ, еще десять – на вопросы.

Смысл в том, что «Русский репортер» проводит исследование, выясняя 100 самых популярных поэтических строчек в современной русской культуре. Лейбин производит впечатление жизнерадостного хипстера. Говорит он так же, как и одет: черный пиджак поверх футболки с портретом Джима Моррисона. В каком-то смысле он над слушающей аудиторией – взгляд то и дело смотрит куда-то за горизонт (если его можно найти в интерьерах ночного клуба).

– Текст «Я вас любил», – говорит Лейбин, – это уже не совсем стих, а почти часть языка. Вспомните «Двадцать сонетов к Марии Стюарт» и отсылку Бродского к этим строчкам. А «Мне нравится» Цветаевой – это вообще своего рода женский ответ Пушкину. Даже у меня есть такой стих. Раз уж мы с вами в такой вот неформальной атмосфере, прочитать его вам?

Зал одобрительно рукоплещет. Виталий Лейбин читает: «Когда я вас увидел, я примерз…»

Девушка из зала поднимает руку:

– Что нужно сделать, чтобы работать в вашем журнале?
– Если у нас, конечно, совсем не будет выбора, мы вас, наверно, возьмем…
– Какая же интеллектуальная вечеринка без Льва Лурье? – раздается со сцены. Это Лейбина должен сменить историк Лурье. Но я не остался на его рассказ о несмешном Довлатове, потому что поздно уже было. А после Лурье была еще интеллектуальная группа, а закончится все должно было, наверно, интеллектуальной вакханалией.

В общем, хорошие нынче вечеринки пошли – надо только к ним привыкнуть. Ведь это же очень  важно для современного человека – знать, какие у Мандельштама были отношения с собаками, а у Маршака – с голубями.

Из лекции Юрия Багрова «Иосиф Бродский: селфи с котом»

– Мы живем в «кошачью эпоху». Никого котики не оставляют равнодушными: кто-то ненавидит эту тенденцию, а кто-то обожает. И в этом смысле Иосиф Бродский действительно опередил свое время…

Широко известна фотография поэта со своим котом по имени Миссисипи. Это самый известный из всех котов Иосифа Александровича, он был его последним домашним животным и был заведен уже в Штатах. С этим котом связано несколько забавных легенд.

Первая касается имени Миссисипи. Говорят, что, тоскуя в Америке по родному Петербургу, Бродский назвал своего кота в честь реки, протекающей в другом, американском  Сент-Питерсберге. Однако все проще: Бродский хотел подчеркнуть идею американскости своей новой жизни и поэтому дал своему питомцу такое имя. Также поэт считал, что в имени кошачьем обязательно должен быть звук «с», так как на него кошки лучше откликаются…

Вторая легенда. Если Бродский хотел показать своим гостям особое расположение, он говорил им: «Хотите, я разбужу для вас кота?» Корень этой истории в одном из интервью Бродского, во время которого он задал журналистке такой же вопрос. Контекст был следующим. Речь шла об одном знакомом Бродского, который владел частным зоопарком. Однажды его посетила  очень важная дама, которой хозяин зоопарка сказал: «Хотите, разбужу для вас медведя?»...

Котиков поэт любил с детства. В юности у него был кот по имени Оська. С этим котом поэт отождествлял себя. Он даже перенял несколько его привычек, например, урчать и облизываться от удовольствия…

А у Людмилы Штерн, хорошей знакомой поэта, был кот по имени Пасик, которое ему придумал Бродский (от слова «пас», так как животное было выиграно в преферанс)…

Бродский любил и рисовать котиков. Известен рисунок под названием «Литературная сущность Иосифа Бродского»: кот на берегу Финского залива пишет стихи. 

Из лекции Виталия Лейбина  «Почему мы цитируем Пушкина и Цоя?»

– Мы провели два опроса. Один – массовый, другой – на площадке журнала. В массовом опросе первое место среди поэтов занял Пушкин, а в нашем – Бродский (в нашей стране если хотят показаться умным, как правило, говорят, что знают Бродского).

Очень часто люди приписывают стихотворные строчки одних авторов другим. Грань между высокой и низкой поэзией определить практически невозможно. Например, «Я московский озорной гуляка» можно петь как шансон, и, играя Есенина, тюремные исполнители не всегда знают, что это Есенин. И в то же время Мандельштам говорил, что Есенину можно простить что угодно за строку «Не расстреливал несчастных по темницам», то есть этот поэт был воспринят и носителями элитарной культуры.

Как правило, молодые люди начинают декламировать стихи, чтобы понравиться девушке, то есть на первый план выходит любовная лирика. При этом у всех поэтов, которые попали в первую двадцатку (это Пушкин, Есенин, Блок, Лермонтов, Шевчук), ведущей темой лирики является разрыв отношений…

Первое место в песенном опросе взяла «День Победы».  А второе – «Перемен» Цоя. Получается, что Цой оказывается в одном ряду с песнями военных лет…

Самым популярным стихотворением Ахматовой оказалось «Я научилась просто мудро жить»…

Одним из самых популярных поэтических текстов в нашей стране оказались «Заповеди» Омара Хайяма…

Если мы поставим первые строчки, занявшие лидирующие позиции в массовом опросе, подряд, получится следующее: «никогда ни о чем не жалейте вдогонку», «владей собой среди толпы смятенной», «есть только миг, за него и держись», «лучше будь один, чем вместе с кем попало», «выезжайте за ворота и не бойтесь поворота»…

При этом в нашем списке оказалось очень мало ироничных текстов. Видимо, куда-то исчезла празднично-карнавальная функция стихов и песен…             

Всеволод ВОРОНОВ