16+

Новости партнёров

Lentainform

«Новое московское руководство хочет научную библиотеку превратить в интернет-кафе»

18/02/2016

«Новое московское руководство  хочет научную библиотеку превратить в интернет-кафе»

Слухи о назначении директора московской Российской Государственной библиотеки (РГБ, бывшая Ленинская библиотека) на место директора петербургской Российской Национальной библиотеки (РНБ, бывшая Публичная библиотека) перестали быть слухами – Александр Вислый выдвинут Минкультом на должность главы РНБ. И уже успел рассказать о своих планах. Они подтвердили все прежние опасения.


            О том, чего можно ожидать от нового директора РНБ, я писал дважды.  Во-первых, в декабре 2015 г., когда отметил, что  возможны три сценария назначения, и самый плохой – это слияние РНБ с кем-то, в частности, превращение РНБ в филиал РГБ, бывшей им. Ленина. Тогда в РНБ будет сидеть некий наместник, для РНБ, например, отменят обязательный экземпляр, кардинально сократят научную деятельность, еще кого-то повыгоняют. И это будет конец РНБ.

Во-вторых, уже в январе 2016 г., когда стало известно, что собираются назначить Александра Вислого, я весьма низко оценил его руководящий потенциал и пришел к выводу, что заниматься он будет практически только оцифровкой, а собственно библиотечная работа – каталоги, комплектование, кадровая политика – будет деградировать и дальше.

Попутно было опубликовано письмо сотрудника РГБ Л. Арифуловой, в котором были раскрыты жуткие подробности уничтожения РГБ, руководимой Вислым, включая ликвидацию Центральной справочной библиотеки (ЦСБ), отделов изо-изданий и нотного, а также уничтожение карточных каталогов. По последствиям и безумию это напоминает последствия стихийного пожара. Теперь источник этой стихии Вислый будет директором РНБ. И вот этот Вислый дал первое интервью, вследствие чего появилась возможность попытаться представить, кто он и с чем к нам едет.

Прежде всего обратили на себя внимание странный вопрос о «физическом», не электронном объединении РГБ с РНБ, и лукавый ответ Вислого: «А вот на этот вопрос точно не отвечу. Но исторические прецеденты были и показали, что в объединении библиотек нет ничего страшного. Например, в Германии существовали две национальные библиотеки: одна в ГДР, другая – в ФРГ. В Лейпциге и во Франкфурте-на-Майне. После объединения Германии они объединились в одно целое. Но насколько это целесообразно в случае РГБ и РНБ – я не берусь судить».

Уже подозрительно: почему Вислого, которого назначили директором РНБ, вдруг спрашивают об объединении РНБ и ргб, а он берется отвечать? Неспроста это. Не означают ли вопрос и ответ на него (что вообще значит: «не берусь судить»?), что готовится «физическое» объединение, при котором главной, естественно, окажется РГБ, находящаяся в Москве, а РНБ превратится в ее провинциальный филиал? Куда и обязательный экземпляр книг, журналов и газет можно не посылать, чтобы не было необходимости потом строить новые здания, и какие-то особо ценные и редкие книги, которых нет в Москве, тайно отправят туда, в столицу нашей родины, и особо ценные документы из рукописного отдела туда же отправятся, и содержимое картографического отдела, да и кадры можно будет и далее урезать... Катастрофических последствий можно предположить много. После этого возникает гипотеза, что перед нами лишь дымовая завеса, лицемерие, а фактически Минкультом готовится уничтожение РНБ, для чего Вислый и прислан из Москвы.

Затем Вислый допускает смешную ошибку, которая свидетельствует о том, что фонды РГБ он знает из рук вон плохо: он вдруг заявил, что спецхраном «раньше назывался отдел русского зарубежья». А это полный бред, потому что в отделе специального хранения РГБ лежали тысячи советских изданий Н. Бухарина, Г. Зиновьева, Л. Троцкого, Л. Берии, А. Солженицына, А. Зиновьева, В. Войновича и многих других. А также малотиражные издания для ЦК, изданные в Москве, – например, Р. Гароди или У. Кекконена (до РНБ они не доходили). Также в спецхране лежали книги на русском языке, изданные за рубежом, а также множество книг на иностранных языках – скажем, труды У. Черчилля. Сразу видно, что Вислый, изображающий из себя крупного библиотечного специалиста, поплыл в самых элементарных вопросах. Проговорился.

Или вот рассуждает про оцифровку диссертаций: «Теперь мы оцифровали диссертации, они стали доступны в электронном виде…», не уточняя, все или не все диссертации оцифрованы. Вроде бы Вислый думает, что оцифровали все, но это не соответствует действительности: например, мою диссертацию, защищенную в 1989 г., в РГБ не оцифровали. И множество других – тоже. Знает Вислый о реальном состоянии дел с электронной библиотекой диссертаций или просто безответственно болтает? И так по каждому конкретному вопросу – незнание, некомпетентность.

В целом же практически все интервью посвящено оцифровке документов. Видно, что свою задачу как директора РНБ Вислый в силу некомпетентности видит в том, чтобы научную библиотеку превратить в интернет-кафе. Поэтому ни о каталогах, в том числе и карточных, ни о комплектовании, ни о научной библиографической работе (а РНБ – по крайней мере, раньше – имела статус НИИ библиотековедения и библиографоведения) в интервью нет ни слова. Даже о строительстве второй очереди нового здания новый директор не произнес ни звука.

Все страдания Вислого связаны только с одним: из-за проклятого авторского права нельзя выложить в Интернет электронные копии всех книг, диссертаций и прочего. А если всё появится в Интернете? Вислый отвечает: «Если всё появится в интернете, тогда, конечно, поток читателей упадет. Но упадет тогда, когда удастся решить вопрос с авторским правом. Получается такая дуальность: пока существует авторское право – существует библиотека». Главное для Вислого – это уничтожить авторское право. Мешает Вислому закон, Гражданский кодекс, надо его изменить или отменить. А затем? А затем РГБ и РНБ, очевидно, станут ненужными, просто складами того, что оцифровано, и библиотеки можно будет вообще закрыть, помещения переделав под отели. И сам Вислый плавно превратится в директора отеля. Если логически развить его тезисы, то мечтает новый директор РНБ именно об этом: о ликвидации книжной библиотеки, о ее перемещении в Интернет.

Так ведь можно дойти и до того, что достаточно сфотографировать в хорошем разрешении все картины в Русском музее или Эрмитаже и поместить их на сайт, предложив смотреть дома на больших мониторах, а потом сказать: всё, ребята, музеи можно закрывать. Потому что зачем они теперь? Мы же в XXI веке. Пусть в них будут отели, дома культуры «Газпрома», горкомы «Единой России»…

То есть для нового директора РНБ, которая по уставным документам должна собирать, хранить и выдавать именно бумажные книги, не думая об авторском праве и проблемах его уничтожения, эти книги из бумаги – не более чем временная, досадная, отсталая и неудобная форма. Такая вот каша в голове. Вислый, возможно, и не подозревает, что на самом деле пользоваться бумажной книгой, работать с ней, читать ее гораздо удобнее, быстрее и приятнее, чем иметь дело с изображением на экране. И открыть, одновременно положив на столе, пять-шесть книг во время работы, можно, а сделать то же с электронными копиями невозможно. Я отнюдь не против электронных копий, пусть будут, для работы они полезны, но они не более чем подручное средство, а не самоцель. Они не могут и не должны заменить книги и пользование книгами.

И карточный каталог на самом деле в ряде случаев гораздо удобнее, чем электронные, особенно в их нынешнем убогом виде (который возник по вине невежественных программистов, которые не спрашивали библиографов), не говоря уже о том, что на старых библиографических карточках гораздо больше информации, чем в скудных записях, перенесенных в электронные каталоги. Тем более что никто и нигде не проводил сверку вновь созданных электронных каталогов с карточными, по каковой причине уничтожать их, как это делается в РГБ (согласно информации Л. Арифуловой), – это варварство и безумие. Лакуны-то остались! Но полагаю, что Вислый, у которого в голове только оцифровка, этого просто не знает.

Впрочем, не исключаю, что на оцифровку выделяют большие деньги, и их использование в чьих-то целях – дело выгодное.

Безумием является и ликвидация специализированных отделов – ЦСБ, изо-изданий (в РНБ это отдел эстампов) и нотного. А есть еще ФГО – фонд групповой обработки. Долго объяснять детали, но такие отделы обеспечивают и более квалифицированную библиографическую помощь, и удобство и быстроту обслуживания. Если все это уничтожено в РГБ, значит, Вислый уничтожит эти отделы и в РНБ, и это будет катастрофа. Кстати, в интервью Вислому был задан вопрос о ликвидации специализированных отделов в РГБ, но в ответ он произнес бессмысленную фразу: «Это уже внутреннее дело библиотеки. Функции этих отделов, равно как и возможность получить книжку из фондов, останутся». Понял ли он сам смысл того, что сказал? Как это: ликвидировать нотный отдел, оставив его функцию? Кому оставить? В общем, интересный в РНБ обрисовался директор.

Мне казалось, что никто, давая интервью, не хочет выглядеть дураком. Но, видимо, я ошибался. И вот последний вопрос Вислому: если придется ехать на поезде из Москвы в Петербург, какую книгу возьмете в дорогу? И Вислый называет две фамилии: Сергей Лукьяненко, автор «Дозоров» и прочего бреда, и Надежда Попова, автор мистических фэнтези-детективов про выдуманное Средневековье «альтернативной Европы в альтернативном мире». И то и другое – жалкие подражания чужим образцам, нечто глубоко вторичное.

А вот это уже та самая простота, которая хуже воровства. Ну соврал бы что-нибудь: Кафку читаю, Борхеса, Мандельштама люблю, Бориса Слуцкого, Солженицына, Ключевского, Георгия Федотова, Ивана Ильина… Так нет, он даже не понимает, поэтому прямо и сказал: люблю низкопробный бред, примитивный масскульт. И это новый директор РНБ, нашей Публички?! Стоит ли удивляться тому, что он не знает и не понимает элементарных вещей? И чего от такого ждать? Только катастрофы, которую они в обнимку с Минкультом ханжески назовут «развитием Российской национальной библиотеки в XXI веке».              

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ





‡агрузка...