16+

Lentainform

Когда в России закончится мода на советское прошлое

22/03/2017

Когда в России закончится мода на советское прошлое

В Петербурге открылся очередной частный музей про СССР, он называется Музей советский эпохи. «Город 812» спросил Марию МАЦКЕВИЧ, старшего научного сотрудника Социологического института РАН: долго еще нам жить с модой на советское?


        – Насколько эффективно использовать советские артефакты в коммерческих целях – музеи советского быта, советский интерьер в ресторанах, советские названия кафе и магазинов?
– Раз «советские» кафе, которые появились несколько лет назад, существуют и расширяются, значит, это успешный проект.
Причем не только на рынке внешнего туризма, работающего на экзотичность, но и для внутреннего употребления.  

– СССР – он же разный был. На какой из советских периодов есть спрос?
– Речь идет, как правило, о 1970-х годах. Это период оценивается современными людьми, в том числе молодыми, как эпоха стабильности.  Во многом это оценка «от противного».

Еще в 1990-е годы социологи заметили, что росла популярность периода Брежнева, с его временем связывали стабильность, предсказуемость, порядок. По контрасту с тогдашней нестабильностью. Сравнение оказывалось более важным фактором даже для тех, чья молодость пришлась на брежневский застой и кто мог бы ностальгировать. Именно по этой причине мы не очень любим слово «ностальгия» в отношении моды на советское.

В середине 2000-х годов и ближе к 2010-му, когда появились ощущения предсказуемости и некоторой стабильности, симпатии к советскому немного снизились. Но кризис 2014 года вернул прежние симпатии. Это одно из доказательств того, что мода на советское вызвана неприятием свойств сегодняшнего дня.

– Мне казалось, что социальные процессы более инерционны.
– Многолетние исследования показывают, что на вопрос, в каком времени вы хотели бы жить, примерно треть выбирает 1970-е. Этот показатель стабилен.  И тогда изменение по отношению к советскому даже на 5 процентов – важная тенденция.

Когда же говорят об инерционности социальных процессов, то  подразумевают глубинные вещи: оценка благополучия, базовые ценности – семья, работа.

В отличие от этих ценностей, установки могут меняться несколько раз в год. Например, кого люди считают друзьями, кого врагами своей страны.

– Но вопрос «В каком времени вы хотели бы жить в прошлом»   – это же игра.
– Дающая социологам ценную информацию об отношении людей к сегодняшнему дню. Какой они видят сейчас негатив  и выбирают позитив из прошлого.

– Два поколения выросло после СССР. Откуда молодежь знает про 1970-е годы?
– В семьях есть разговоры о прошлом. Как правило, бабушки вспоминают позитив. Напротив, поколение родителей хорошо помнит 1990-е, подавляющее большинство оценивает их негативно. Возникает кумулятивный эффект.

Кроме того, кино, социальные сети и компьютерные игры, не требующие  особой рефлексии, формируют  миф о 1970-х. Думаю, что реально жившие в то время по этим играм себя не узнают.

– Некоторое время назад в коммерческих и политических целях  пытались использовать приметы дореволюционной России. Но не пошло. Почему?
– Была мода и на «до 1917-го». Она пришлась на 1990-е, когда стал доступен огромный объем информации, появился интерес к истории страны. Но уже в 1999 году мы зафиксировали: люди считают: «Хватит о прошлом».  

Одновременно многое попало в школьные учебники, но для детей события до 1917 года – то же самое, что Куликовская битва. Революция не воспринимается ими как водораздел: была одна страна – стала другая. Это не то событие, которое актуально, важно сегодня. 

– А что важно?
– Великая Отечественная война. Побочный эффект сакрализации войны – возвеличивание Сталина, который выиграл эту войну. И это, по оценкам, его главное достижение. Кстати, даже поклонники Сталина не хотели бы жить в его время.   

– Какие-то еще события объединяют российских граждан?
– Других нет. Иногда называют 1917 год (68 % знают дату революции), иногда – Гагарина. Но отрыв от войны огромен, в  разы. 

– Сколько людей не могут назвать ни одного консолидирующего события?
– Меньше 10 процентов. Еще около 30 % ничего не называют, кроме войны. 

– Есть ли похожие феномены ностальгии по временам великой страны в других местах? Скажем, в Португалии нет ли ностальгии по Салазару?
– Прежде всего я назвала бы Гражданскую войну в США, отношение к которой разделяет людей и сегодня. В Америке «Унесенные ветром» – и роман и фильм –  по-прежнему живая классика.

В Португалии, Испании, даже в Финляндии существует разное отношение к собственной истории в ХХ веке, хотя суждения об этом не всегда высказываются публично.  

– В нынешнем представлении об СССР намешано все: Великая Отечественная война,  хрущевская оттепель, полет Гагарина. То есть к исторической правде это не имеет отношения. Какой в итоге образ СССР получается? Сытый и справедливый? Или жестокий, но великий?
– Обобщенное восприятие советского прошлого – стабильность, порядок, в меньшей степени – справедливость. По контрасту с сегодняшним днем. Намного сложнее картина мира у старших поколений, у всех тех, кто родился до 1975 года, застал советскую школу и получил там знания по истории. Своеобразные, но твердые. Кто учился потом, знают намного меньше. Хотите эффектный пример?

– Конечно.
– О крещении Руси в советской школе только упоминали. Сейчас об этой дате говорят с третьего класса, когда проходят предмет «Окружающий мир», где говорится про 988 год и князя Владимира. Так вот, уровень незнания этой даты у разных поколений примерно одинаковый.

То же самое касается реформ Александра II, Первой мировой войны, о которых нынешние учебники сообщают подробнее, чем советские.

– То есть все усилия по внедрению монархического исторического сознания пропали даром?
– Не надо упрощать. Историческое сознание состоит не только из знаний, оно базируется на эмоциональной оценке, где работают мифы и стереотипы. Чтобы считать: «Великая Отечественная война – главное событие в истории страны», совершено необязательно знать, когда она началась и когда закончилась. Тем более какие там были битвы, полководцы и т.д.

– Может ли мода на православие заменить моду на советскость?
– Православие – это еще один способ идентифицировать себя как российского гражданина. Отсюда много людей, которые называют себя православными, хотя  в церковь ходят редко. 10 заповедей могут назвать правильно от 2 до 5 % населения,  а уж посты соблюдают и вовсе единицы.

Важно, что одни и те же люди могут являться носителями моды и на советское, и на православное.

– Может ли мода на советское вдруг исчезнуть?
– Она уйдет, если в ней не будет необходимости. Если настоящее время будет казаться справедливым и благополучным, не нужно будет искать идеал в прошлом. 

– Насколько глобализация влияет сейчас на умы и предпочтения населения России?
– Сильно. Для молодежи всех стран все герои, вроде  Бэтмена,  интернациональны. Как называется фильм о князе Владимире –святом, крестившем Русь? «Викинг». То есть чтобы продать кино молодежи, надо «принять» норманнскую теорию. Не потому что мы ее поддерживаем.

Еще один пример. Для ловли молодежи фильм ко Дню народного единства назвали на американский манер «1612».

– Влияет ли любовь к СССР на политические предпочтения? Скажем, больше советского в словах и названиях – больше голосуют за коммунистов.
– Не влияет. За коммунистов голосующих меньше, чем тех, кто хотел бы жить в СССР.             

Вадим ШУВАЛОВ