16+

Новости партнёров

Lentainform

Фильм Дудя о Беслане — это «пиар на крови» или попытка разобраться с нашей «коллективной травмой»

03/09/2019

Юрий Дудь снял свой очередной фильм, который вновь вызвал большой резонанс в Сети. Шум большой, потому что тема болезненная, о которой власть лишний раз не любит вспоминать. Это штурм школы в Беслане, которая пятнадцать лет назад была захвачена террористами.


Очень многие набросились на Дудя, считая, что он пытается влезать в тему, в которой не разбирается и просто в очередной раз хочет прославить свое имя, заодно обругав Путина силовиков, которые не стали вести переговоры с террористами, а пошли на штурм, тем самым, не дав шанса выжить многим заложникам. 

Журналист Алексей Андронов называет этих людей «политической прислугой», которая «фонтанирует дерьмом».

- А я считаю, что смотреть надо все. И Раша Тудей, и и Дудя. И даже репортаж Симоньян 15-летней давности. Смотреть, думать, и делать свои выводы. Но Эти (а иначе я их назвать не могу) – думают иначе. Что думать за всех будут они, а еще лучше — Кремль. Вот только так не будет. На каждый роток не накинешь платок. Так что штурвальте дальше, я каждого записываю. Рычите и пердите...

У Михаила Ходорковского есть претензии не к фильму, а к выводам Дудя о трагедии:

- Как я понимаю, в фильме в основном человеческие истории. Юрий это умеет. Но вступительная часть содержит пассаж, про который сразу есть что сказать. 

Дудь: «Вот наша логика. Когда-то государство допустило ошибки, которые привели к беде. Теперь государство должно окружить максимальной заботой всех, кто пострадал, и только через эту заботу оно сможет заслужить прощение, а после и доверие людей». 

Если под ошибками государства понимаются преступления нынешнего Кремля в отношении бесланских событий, то не думаю, что от одной заботы (без искреннего покаяния) ему (Кремлю) получится заслужить прощение. О каком-то воскрешенном доверии речь вообще вряд ли может вестись. 

По словам экс-олигарха, доверия не будет, потому что власть с первых минут трагедии нагло врала россиянам:

«The New Times»: «Российские официальные СМИ стали лгать о трагедии Беслана буквально с первых ее минут. Сначала «Вести» на телеканале «Россия 1» сообщили о 240 заложниках, затем НТВ уменьшило их число до «около 200», но весь официоз крутился вокруг цифры 354 заложников, которую запустил руководитель информационного управления главы Северной Осетии Лев Дзугаев и закрепил Дмитрий Песков, который тогда командовал информационным «обеспечением теракта».

Ложь о «невозможности установить» число заложников в первые сутки опровергают те, кто был в Беслане и кому нет смысла лгать: матери и близкие заложников, которые уже вечером первого дня составили списки и установили, что число заложников превышает 900 человек. Впоследствии стало ясно, что их было 1128...».

Экономист Никита Кричевский признается, что не сможет смотреть фильм о Беслане:

- Можете меня облить машинным маслом и закидать ссаными тряпками, но смотреть Дудя про Беслан я не буду. Не потому, что сомневаюсь в качестве материала, а потому, что даже через 15 лет вспоминать о тех днях мегатяжело. С возрастом, знаете ли, пытаешься отгородиться от неприятного, от проблем и переживаний.

А известный блогер и журналист Митя Алешковский увидел пользу фильма в том, что он помогает нам «разобраться с нашей коллективной травмой»:

- Все дело в том, что Дудь, чтобы помочь всем нам разобраться с нашей коллективной травмой, в своих фильмах использует феномен, невероятно востребованный в современном обществе, — «Вторую память».

Если коротко, термин «Вторая память» придумали социолог Григорий Юдин вместе с философом Александром Рубцовым. Смысл его в том, что у нашего общества есть исторические травмы, являющиеся следствием коллективно пережитого насилия в прошлом, которые передаются и переживаются коллективно из поколения в поколение, так и не разрешившись.

Преодоление этих травм возможно только при их полном, доскональном открытом и публичном изучении, принятии и полном осознании всей ситуации обществом и, конечно же, названием (заметьте не наказанием, а именно названием) виновных.

Такими травмами можно смело назвать красный террор, коллективизацию, уничтожение церкви коммунистами, советские репрессии, участие СССР во Второй мировой войне, Афганистан. Из современных: обе Чеченские кампании, Курск, «Норд-Ост» и Беслан.

«Вторая память» — это общественная, основанная на личном опыте или открытых архивных данных, идущая снизу, горизонтально координируемая, независимая память о произошедшем. Так вот, Дудь из раза в раз использует этот инструмент, что позволяет нам проживать эту травму, прорабатывать ее, преодолевать.





‡агрузка...