16+

Уматурман: «В морге легче, чем в спорте»

01/09/2008

Уматурман: «В морге легче, чем в спорте»

Братья Кристовские – из тех, кто скрашивал российским олимпийцам тяжелый пекинский досуг. Причем их хиты нравились как молодым спортсменам, так и их умудренным тренерам. О связи музыки, спорта и всего прочего нашему корреспонденту рассказал Владимир Кристовский, солист «Уматурман».


Мы были четыре года назад на Играх в Турине, теперь Bosco пригласил в Пекин, – объяснил Владимир. – Чему мы, конечно, рады. Когда бы я еще выбрался на Олимпиаду…

– И как Пекин? Произвел впечатление?

– Знаете, только Великая Китайская стена. А так ничего особенного. Я бы даже сказал, неинтересный город, смотреть нечего. Мне вот говорили, что Китай – это космос, это круто, тут то-се… Но мне даже утка по-пекински не понравилась. 
 
– На трибунах хоть побывали?

– Да, были тут на боксе, болели за нашего парня, который прошел в финал, слава богу. 

– У вас тут как – обычный репертуар. Спортивные песни у «Уматурман» есть?

– Только «Теннис большой», думаю. А больше… Нет, ничего такого на ум не приходит. 

– Вы же, кажется, из спортивной семьи...


– Папа играл в хоккей и волейбол. Да и мы с братом Сергеем спортом занимались.  Сначала фигурным катанием, потом «конькобежкой», плаванием, боксом.

– В спорте, смотрю, вы так же разнообразны, как в жизни. До музыканта вы же были водителем, санитаром и парикмахером. Музыкантом быть лучше?

– Я для себя другого варианта, кроме музыки, не рассматривал. Скажем, мои шансы стать великим футболистом или мотогонщикам – при всей моей любви к мотоциклам – равны нулю, так как я уже в возрасте, нужно кормить семью.

– А почему  вы не взлюбили парикмахерское дело?

– Там творчества мало! Когда начал стричь, делал это «на глаз», мне нравилось. А меня начали учить: здесь нужно так, здесь этак. Так неинтересно.

– В морге было легче?


– В морге было достаточно просто. Привозили тела на труповозке – разложившиеся, расчлененные. Разные. Твоя задача – распределить их по местам. Страшно на самом деле. Я там работал один по ночам. Зато многое осмыслил, понял. Я бы всем порекомендовал. По-другому начинаешь относиться к жизни, когда видишь мертвых людей – разных возрастов, комплекций…

– Страшная профессия.

– Профессия торгового представителя еще страшнее! Я – не «бизнесовый» человек, лишен коммерческой жилки. Морально страшно страдал, когда работал агентом. Из каждого ларька выходил в ярости. Думал: «Как я могу этим заниматься? Для меня же это противоестественно!» Нет, в морге было легче.  
  
– Зачем же в торговлю-то пошли?

– А время было такое, семью надо было кормить.

– В Пекин, вижу, приехали с женой…

– Да. Сергей – тоже. У меня – четыре дочери, у Сереги – два сына, дочь. Моя жена в Нижнем Новгороде работала телеведущей. Надеюсь, рано или поздно она вернется на работу, потому что в роли домохозяйки ей тяжело. Она любит много говорить, в этом, собственно, ее сущность. 

– Жены не ревнуют вас с братом к Уме Турман?


– К Уме Турман нет. К другим женщинам – да. Работа такая, сами понимаете…. Лезут. Жена знает, как я люблю женщин, переживает по этому поводу.

– Так вы повода не давайте.

– Не даем – дураки, что ли! Но природу не спрячешь.    
 


А. К.
 





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform