16+

Почему нам не показывают хорошее кино, а показывают плохое

01/09/2008

Почему нам не показывают хорошее кино, а показывают плохое

Иногда я не могу понять наших кинопрокатчиков. Не потому, что они тупые, а потому, что непоследовательные. Когда во всех городских мультиплексах всеми экранами идет голливудский блокбастер – понимаю. Я тоже люблю деньги. Особенно когда я не приложила для их зарабатывания усилий.


Но наши прокатчики очень любят говорить о себе, как о людях серьезных. Более того – как о людях, влияющих на мировоззрение целой нации. Мне кажется, в этом есть противоречие. Мировоззрение целой нации и деньги – понятия слишком разных категорий. По мне так – либо ты любишь деньги, либо ты любишь нацию – одно из двух. Что бывает, когда пытаются соединить два этих понятия в кинематографе, мы знаем на примере фильма «Темный рыцарь».

Будучи представителем нации, на которую пытаются влиять с помощью «Темного рыцаря» и убогих патриотических сериалов, я глубоко оскорблена. Потому что я посмотрела два фильма, которые в широкий прокат если и вышли, то буквально одним экраном и ненадолго. А они между тем способны если и не повлиять на нацию, то уж точно доставить ей интеллектуальное удовольствие.

«В Брюгге» (прокатное название – «Залечь на дно в Брюгге) – короткая история про то, как одному ирландскому киллеру поручили убить его напарника. Сделать это надо в Брюгге, потому что начальник обоих ирландцев – человек сердобольный и сентиментальный. Он решил, что молодому парню неплохо было бы помереть в самом красивом и таинственном городе на земле.

«Умные люди» (официальное название – «Умники») – кино, ничем начинающееся и ничем заканчивающееся. Профессор литературы в маленьком университетском городке – напыщенный и высокомерный чувак в растянутом свитере. Он – классический неудачник. Оставшись вдовцом, он хранит вещи покойной жены, как святыни. При этом не замечает, что его дети уже почти совсем выросли, что сын печатается в «Нью-Йоркере», дочь поступила в один из лучших университетов Америки, а сводный брат профессора заменил его детям отца. Даже симпатичную докторшу, в которую он влюбился и которой сделал ребенка, он тоже не замечает. Он словно погружен в тяжелый сон, и его рефлексии кажутся до боли знакомыми.

Оба фильма были названы у нас комедиями. Если честно, мы видали комедии и посмешнее. Но я все равно не понимаю, почему в массовый прокат они так и не попали. Это же наше, родное кино. Фильм «Умные люди» вообще не похож на американский – это классическая европейская картина, за которой у нас в Дом кино на какой-нибудь национальной кинонеделе выстроилась бы очередь. «В Брюгге» – вообще шедевр кинематографа, с блестящими диалогами, которым бы позавидовал Тарантино. Но у нас, увы, перевели их так, что я рекомендую смотреть этот фильм по-английски с русскими субтитрами.

Если вам кажется, что все это страшная скукотень и что на правду жизни с вечно рефлексирующими персонажами мы уже насмотрелись, то сходите, скажем, на «Яндекс: блоги» и посмотрите, сколько ссылок на обсуждения этих фильмов вам выдадут. Даже кинокритики, обычно презирающие мнение друг друга, хвалят их в один голос. Эти фильмы вышли на DVD уже месяц назад, а обсуждают их до сих пор. И обсуждают даже те, кто, как и герой Колина Фаррелла, способен назвать Брюгге дырой. А также те, кто наблюдая за разборками между Сарой-Джессикой Паркер и Дэннисом Куэйдом, шипят «тоже мне, интеллигентишки».

Знаете, тут ВЦИОМ провел опрос о том, как наш народ, на которого так хотят влиять прокатчики, ходит в кино. И оказалось, что ходит он как-то без огонька. 54% не посещают кинотеатры вообще. Да, из них большая часть не делает этого потому, что по их местожительству или кинотеатров нет вовсе, или все они старорежимные – с деревянными стульями, оставляющими зацепки на штанах и колготках. Отчасти поэтому 6% опрошенных в возрасте 25 – 34 лет (то есть «самой той» группы) не были в кино вообще. 43% перестали ходить в кино за последние 5 – 10 лет – то есть как раз в тот период, когда наш кинопрокат расцвел буйным цветом и к нам начали приезжать не только Джина Лоллобриджида, но и Шарлиз Терон с Уиллом Смитом.

19% предпочитают смотреть кино по телевизору, 9% – на DVD, а 5% опрошенных оказались самыми честными, признав, что ничего интересного им в кино не показывают.

Я уверена: многие из тех, кто в кино не ходит, даже и на DVD не тратятся. Они сидят дома и нарушают закон об авторском праве, помогая пиратам. Все они давно являются подписчиками какого-нибудь Torrents.ru и прочих интернет-видеотек и регулярно выкачивают оттуда хорошее кино в оригинале и с субтитрами или с более адекватным пиратским переводом.

Так что мне кажется в своем пафосе – мы, дескать, влияем на мировоззрение нации – наши прокатчики поторопились. А вот пираты, как в свое время хозяева видеосалонов, да и просто – редкие владельцы видеомагнитофонов и кассеты с записью «Последнего танго в Париже», могут говорить об этом с полным правом.     


Катя Щербакова
 








Lentainform