16+

Чем хвост похож на кризис

22/09/2008

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Когда-то чуждый нам английский медведь Винни-Пух говорил английскому, то есть тоже чуждому нам ослу Иа-Иа о том, что хвост или есть, или его нет, по-моему, тут нельзя ошибиться.


Понятно, что английский медведь был не прав. Это доказывают истории с кризисами в стране Ро. Как-то пару или тройку лет назад в стране Ро был небольшой кризис – у банков начались проблемы, инвесторы деньги уводили. И тогда жители страны Ро проявляли обеспокоенность. А премьеры и прочие министры отвечали, что никакого кризиса в стране не обнаруживается. В общем, с точки зрения населения хвост был, а с точки зрения министров его совершенно не было.

Сейчас наблюдается практически обратная ситуация. Власти говорят, что кризис имеется, а народ на это почти никак не реагирует. Т.е. реагирует, но далеко не весь и не слишком активно – очередей в обменниках нет, и на митинги протеста никто не выходит.

То есть кризис – это понятие сугубо психологическое.

Почему население так спокойно взирает на кризис?

Во-первых, потому что он его совершенно не касается. Тут народ следовал советам американца С. Клеменса про то, что от спекуляций на бирже следует воздерживаться только в двух случаях: если у вас нет средств и если они у вас есть. Народ и воздерживался.

Во-вторых, наши люди не верят в законы Мэрфи. А это такие законы, которые предвещают всякие нехорошести. Например:

– из всех неприятностей произойдет та, ущерб от которой больше;

– если четыре причины неприятностей устранены, всегда найдется пятая;

– предоставленные сами себе, события будут развиваться от плохого к худшему…

Если бы наши люди верили в законы Мэрфи, они бы точно знали, что:

а) цены на нефть вот-вот окончательно упадут;

б) Мариинку-2 никогда не достроят;

в) «Зенит» никогда ничего не выиграет.

Но народ-то знает, что «Зенит» стал чемпионом, а, значит, подозревает, что законы Мэрфи не распространяются на некоторые особо удачно расположенные территории.

К чему мы все это? К тому, что среди редких приверженцев свободы и демократии страны Ро считалось, что народ сидит и тихо слушает, что говорят ему начальники по телевизору только до тех пор, пока не упадут цены на нефть и не наступит экономический кризис. А как только кризис случится – тогда и произойдет просветление в мозгах. Но кризис уже почти есть, а подвижек в мозгах нет. Потому что все психологически сложнее.

Впрочем, руководители Ро боятся того же самого, о чем мечтают их противники. Хотя им-то, руководителям, бояться нечего, если, конечно, они будут в ходе развивающегося кризиса поступать правильно.

Понятно, что для властей совершенно не опасны те, кто хочет сохранить статус-кво и боится потерять то, что имеет сейчас, – в таком состоянии и пребывает большинство населения. В теории для власти опасны бедняки. Но не всякие, а только новые бедняки – те, чья бедность недавняя и чья память о лучших временах горяча. Недовольство новых бедняков может довести до переворотов или, не дай бог, бунтов.

И как назло – именно таких новых бедняков и делает кризис.

Но не всякий новый бедняк опасен – скажем, если новый бедняк оказался настоящим бедняком, то на грани голодной жизни он будет жить уже другими интересами, где каждая еда – достижение цели.    


Сергей Балуев

 





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform