16+

На этой неделе много лет назад: декабрь. 1741 год

19/12/2008

Рассказ о том, как, даже имея охранную грамоту, надо сохранять осторожность


В банде Михаила Зори, которая грабит и разбойничает на ярмарках и больших дорогах, случилось пополнение – в «бригаду» пришел сам Ванька Каин. Парню года 22 – 23, но он, что называется, в авторитете – цыкает на матерых бандюганов, и те бегают у него на посылках.

Свое нехорошее прозвище Ванька получил не за просто так. По всему, он действительно был подонок. Ладно бы обманщик и вор, так еще и предатель. Историки подозревают, что Каин с детства нес в себе «ген преступности». Правда, стоит оговориться, что Ванькино детство вряд ли было безоблачным. Даже по меркам XVIII столетия.

Он был крепостным человеком московского купца Петра Филатьева. О том, что этого купца тоже не назовешь Авелем, говорит такой эпизод. В 18 лет Ванька поддался на уговоры какого-то мошенника и вместе с ним, предварительно обокрав  своего господина, ударился в бега. Прибился к притону, переночевал, а утром – по малолетству да неопытности – вышел погулять по Китай-городу. Тут же был схвачен и возвращен господину, который по тогдашней моде держал на цепи вместо пса медведя. Он распорядился приковать беглеца к этому медведю, два дня не кормить, а потом высечь.

Естественно, Каин снова бежал, свел дружбу с такими же отчаянными парнями и очень скоро стал делать успехи в преступном мастерстве: научился планировать воровские операции, уходить от погони, вскрывать запоры. На пару с ближайшим приятелем Петром Камчаткой он совершил сотни преступлений и в Москве, и в других городах, где летом «гастролировала» его шайка…

Видимо, Каину надоело бегать и прятаться. Потому, пристав к банде Зори, он тут же выдал ее с потрохами правоохранительным органам. Явился с повинной в Сыскной приказ и к покаянному донесению приложил список  подельников. Обрадованные правоохранители выделили ему в помощь отряд солдат – за одну ночь все указанные в списке были схвачены и посажены в холодную. С тех пор «доноситель Иван Каин» стал регулярно патрулировать места возможного скопления бывших коллег, за два года ему удалось «сыскать» 298 человек – воров, беглых солдат и прочего люда. Войдя в сыскной раж, Каин сдал полиции  старинного приятеля Камчатку, который не раз спасал его от плахи.

Власти снабдили Каина чем-то вроде охранной грамоты, она развязала ему руки. Теперь, отмечают историки, он занялся не только ловлей воров, грабителей, скупщиков краденого, но уже и сам «грабил, шантажировал, убивал». Тянул деньги с купцов, провозивших контрабанду; с ремесленников, владевших подпольными мастерскими; с именитых горожан, за которыми водились разные грехи. При этом Каин не зарывался – отстегивал, сколько надо, полицейскому начальству, поил в трактире чаями подьячих сыскного ведомства.

Он погорел через десять лет, и, как водится, от женского полу. Отец «одной из жертв его любострастия» сумел прорваться с жалобой к московскому губернатору. Началось следствие, всплыли другие Ванькины «злоупотребления», его посадили в тюрьму. Помня прежний удачный опыт, он стал выдавать своих приятелей, в том числе покровителей из полиции. Была создана специальная комиссия по делу Ваньки Каина. Открылась «ужасающая картина» должностных преступлений, тесной связи московских чиновников с преступным миром – Иван Каин вовсю помогал следствию.

В результате чиновники отделались испугом, а подследственного сослали Сибирь, откуда он никогда не вышел. Так закончилась история первого «оборотня».    
 

Елена Евграфова

 





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform