16+

Святая обязанность

30/12/2008

Святая обязанность

27 - 29 января на Поместном соборе тайным голосованием изберут шестнадцатого патриарха РПЦ. Делегатов на собор от Петербурга выбрали на епархиальном собрании 16 декабря. Исход его был за день до этого предсказан в «Городе 812».


Прокирилловская фракция

 Из трех кандидатур мы угадали двух – архимандрита Назария (Лавриненко) и протоиерея Сергея Куксевича. Не удалось опознать, да и то отчасти, представителя мирян. Им стал не эконом Иван Раевский, начальник протокола епархии Иван Судоса.

Не было предсказано его избрание потому, что я не верил, что митрополит решится так громко прокричать главному претенденту на место патриарха митрополиту Кириллу, что он «свой». Дело в том, что протокольный отдел епархии по статусу является подразделением отдела внешних церковных связей (ОВЦС), который и возглавляет Кирилл. К тому же Иван Судоса – член мощного клана петербургско-новгородского духовенства Церпицких-Ранне, тесно связанных с местоблюстителем Кириллом.

Таким образом, от Петербурга на собор поедет прокирилловская фракция. Петербургский митрополит Владимир пожертвует своим голосом в обмен на почетную пенсию, которая должна его постигнуть после 80-летия 27 мая 2009 г., Куксевич проголосует как надо, епископ Маркелл (Ветров) – как и Кирилл, «птенец гнезда» митрополита Никодима (Ротова), а Назарий учился в семинарии, когда Кирилл был ректором.

Остается еще один делегат от Петербурга – новый ректор академии Амвросий (Ермаков). По своему складу он «москвич» и  был поставлен в Петербург спасать лицо Москвы после провала патриаршей кадровой политики в Духовной академии. Но его покровитель умер через два месяца после назначения, и теперь Амвросий будет вынужден приспосабливаться к петербургским традициям. И к самому Кириллу, который до сих пор говорит – «моя Академия». Наверное, Амвросию, захоти он остаться, стоит явно заявить Кириллу о своей поддержке в интимной беседе. Потому что голосование на Поместном соборе будет тайным.

Борьба продолжается

Соперники Кирилла проявляют не меньшую активность. На ректорском совещании царил епископ Тобольский Димитрий. Петербургская семинария не получила своего представителя – выборные от провинциальных семинарий обязаны этим семейству Капалиных, потому что Димитрий родной брат митрополита Климента, еще одного претендента в патриархи.

Свой голос обрела Украина. 20 декабря украинские епископы предложили митрополиту Киевскому Владимиру (Сабодану) поддержать его кандидатуру. Тот поблагодарил. На Поместном соборе 1990 г. за митрополита Алексия было отдано 166 голосов, за митрополита Владимира – 143. Вполне логично, чтобы Владимир стал следующим патриархом. Однако реакция ближайшего окружения Кирилла и «специалистов по украинскому вопросу» оказалась истеричной. Украинцев обвинили в нарушении церковного единства и процедуры выдвижения кандидатов, хотя эта процедура была установлена лишь на заседании Синода 24 декабря этого года. Было заявлено, что выдвижение, а тем более избрание Владимира усилит церковный раскол на Украине. Говорилось о болезнях будущего кандидата.

Однако все эти мелочными одергивания будут способствовать лишь отторжению Украины от России. Стоит вспомнить, что летом, во время празднования 1020-летия Крещения Руси в Киеве, задуманного Виктором Ющенко и Владимиром как средство объединения местных православных, покойный патриарх и ОВЦС подвергли критике новый устав Украинской церкви, принятый в 2007 г. Еще раньше, в декабре 2004 г., московский синод обратился к украинским верующим с призывом проголосовать за того, кто укрепит «исторический союз Украины с Россией». Те проголосовали  за Ющенко.

Украинцы продемонстрировали принципиальное различие своих интересов с Москвой и стремление к независимости от нее, полученной законным порядком. Патриарх Владимир естественным образом будет способствовать канонической автокефалии Украинской православной церкви. Его выдвижение – это сигнал о том, что в случае «неизбрания» Владимира украинские делегаты предпочтут того, кто  пообещает решить этот вопрос в будущем. Причем гарантом этого процесса будет патриарх Константинопольский.

Похоже, Кирилл это понял и послал православному Стамбулу определенный сигнал. По его инициативе на последнем синоде РПЦ признала никому не известного греческого святого Георгия (Карслидиса) (1901 – 1959). До сих пор Москва предпочитала не замечать новых константинопольских святых.

В Кремле к выдвижению Владимира тоже оказались совершенно не готовы. Там не знают, что делать с Владимиром-патриархом, поддерживающим самостоятельность своей родины и рассматривающим голодомор как геноцид. Похоже, Украина нашла симметричный ответ «Газпрому», противопоставив ему «Духпром»: закрытие одного вентиля может привести к закрытию другого.

Итоги и перспективы

Уходящий год вообще был годом церковных разочарований и для Московского Кремля и для Московской патриархии. Митрополит Климент так и не добился внедрения курса «Основ православной культуры» в основную сетку школьных часов. Была законодательно утверждена отмена отсрочек от армии для священнослужителей и семинаристов. Эксперты подтвердили, что «екатеринбургские останки» являются останками императорской семьи, а следовательно, святыми мощами, чего упорно не хочет признавать патриархия. РПЦ долго не хотела признавать наличие разногласий и даже раскола в своих рядах, но в октябре была вынуждена лишить сана епископа Чукотского. «Казус Диомида» подстегнул объединительный процесс среди общин «альтернативного православия», составляющих в некоторых местах конкуренцию РПЦ.

Внутрицерковные проблемы не ускользнули о внимания нового поколения политиков. Эти люди уже не считают, что они «что-то должны» РПЦ. К тому же они явно разочаровались в ней как в союзнике в решении внутри- и внешнеполитических проблем. Участие патриарха и митрополита Кирилла в киевском торжестве этого лета не смогли усилить российское влияние на Украине. Патриархия не решилась «церковно» поддержать признание независимости Южной Осетии и Абхазии, предложив местным православным остаться в Грузинской церкви. История с пензенскими затворниками продемонстрировала, что в глубине православная масса считает нынешнюю власть предтечей антихриста. «Икона Сталина», созданная настоятелем церкви под Петербургом, и организация «православных народных дружин» также выявили темные стороны массового церковного сознания. «Вертикаль власти» рассчитывала на православный консерватизм, но все же на консерватизм с человеческим лицом.

В результате начало складываться новое представление о церковно-государственных отношениях. Иерархия, как коллективный олигарх, может рассчитывать на «равноудаление». 23 июля президент утвердил поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», где в ряде случаев «правительство РФ»  было заменено на «уполномоченный орган». Это заложило правовую базу для возможного создания «Министерства культов» – аналога Совета по делам религий эпохи СССР. Одним из достижений покойного патриарха была ликвидация этого совета. Он всегда говорил: «Пока я жив, я этого не допущу».

Со смертью Алексия наступил не только конец отношений, построенных на личных симпатиях президента и патриарха. Наступил конец стабильности положения РПЦ в России, что, как и экономический кризис, есть знамение времени. В Кремле поняли, что «системообразующие предприятия» важнее, и обращение к государству о финансовой помощи церкви осталось без ответа. Просителям указали на их место в очереди.

Это чувствуют потенциальные претенденты на патриарший престол.  Новому главе РПЦ нужно будет в новом году выстраивать новые отношения с властью и искать новое место в обществе. Надежность этого места – в его независимости. И церковному сообществу 27 – 29 января важно понять, кто из претендентов на это способен. Наверное, патриархом будет Кирилл. Скорее всего – Кирилл. Но почему-то хочется, чтобы избрание патриарха было для всех неожиданным. Как говорил учитель Кирилла митрополит Никодим: «Все Божие – неожиданно».    


Александр Мусин,
доктор исторических наук,
кандидат богословия

 








Lentainform