16+

Сам не свой среди чужих

01/12/2008

Сам не свой среди чужих

В ноябре состоялась премьера фильма Юрия Грымова «Чужие» - это кино про то, как группа американских врачей приехала на Ближний Восток вакцинировать детей, но к детям относилась плохо, а еще из-за американцев погиб русский хирург и русский солдат. Пресса после премьеры написала, что Грымов снял прямолинейное антиамериканское кино. Грымов, видимо, обиделся.


- Понятно, что ваш фильм  – это камушек в американский огород…

– А любой русский фильм – это камушек в русский огород? Получается, что все русское кино, которое снимается в России самими же русскими – это антирусские фильмы?

- Давайте про наши фильмы потом. Сначала про Америку. После премьеры фильма вы много говорили о том, что Америка – это мыльный пузырь и что теперь он сдувается. Тем не менее, Америка остается мечтой для многих …

– Это потому что люди сами себе сделали из нее икону и молятся на нее, не зная ее. Многие русские молятся на Америку. Я показываю в картине не всех американцев, а только пятерых, которые ведут себя неадекватно. Но некоторый зритель сформировался, к сожалению – к большому сожалению,  в большой любви к Америке. После моей картины многие говорят: « Как же так? Я же молился на Америку! Это же такая классная страна». Но я говорю своим фильмом, что бывает по-разному, вот герои фильма повели себя так. Наверное, также могли себя повести и русские. «Америка для меня эталон», – говорят те, кто молится на нее. А я вдруг выбиваю эту подпорку из-под них. На что же им молиться теперь, если они недолюбливают сами себя и свою страну? У русского человека очень занижена самооценка.  Мы относимся к себе уничижительно. Наш зритель готов, чтобы его оскорбляли по телевизору, в кино, говорили ему, что у нас в России все алкоголики. Это же стало почти нормой.

– У Америки есть любители не только в России.


– Ну и что? Я тоже работал в Америке в 1991 году… Мы кино обсуждаем, или что?

- Американский мыльный пузырь.

– Получается так, что американская империя со своими ценностями становится меньше по своему влиянию. Нынешний кризис показал, что у тех стран, которые не были подсажены на американскую экономику, у них все в порядке. У тех, которые были подсажены, большие проблемы. Происходит переоценка влияния Америки. Но мы с вами будем говорить о политике или о кино?

- Давайте о кино. Так какие русские фильмы про плохих русских вы имели в виду?

– А разве «Груз 200» не такой фильм?

– Он про советское время.


– Какая разница.

- Так это плохой фильм?

– Я не могу сказать, плохой он или хороший.

– А у вас нет желания снять правдивый фильм о нашей стране?


– Если бы у меня сейчас появилась интересная тема и настроение, то я с удовольствием бы снял такой фильм. Разве «Казус Кукоцкого» не об этом? Об этом.

- Вы рассказывали, что американские актеры с удовольствием снимались в вашем фильме. По вашим словам, они любят свою страну, но вовсю критикуют Буша и его политику. То есть американский  патриотизм отличается от русского. У нас все наоборот – ужасная страна, но замечательный президент и его политика.

– Патриотизм у всех разный. Мы по-другому воспитаны. Я считаю, что патриотизм – это когда ты честно совершаешь тот или иной поступок в отношении своей страны и высказываешь свое мнение. Вот фильмом «Чужие» я высказал свое мнение. Не о нашей стране, а вообще. В этом моя позиция. Скажите, много у нас в России картин с позицией? Я думаю, что нет. Всё – развлекательный жанр.

- Из фильма показалось, что вы очарованы Востоком?

– Да, мне очень понравился арабский мир. Я увидел его с другой стороны и увлекся им. Он мне очень симпатичен, потому что там люди открытые и там многовековая культура. Это привлекает. Ощущение агрессии, которое существует от арабского мира, больше придуманное. Не надо его бояться, он очень радушный и лично мне стал очень симпатичен.

– А в США вам несимпатично?


– Как может мне быть симпатично в Америке, когда я туда приезжаю? Она похожа на огромный супермаркет с граничащим рядом аэропортом. Мне уютнее в Европе или на Востоке.

– Один из героев вашего фильма – мальчик-араб за замечание, сделанное ему американкой, стреляет в нее из игрушечного автомата из-за угла. Это Восток?


– Это тоже Восток. Детская жестокость существует везде. Разве ее нет у нас? Вы что, очень хорошо относились к учителю, который вас чем-то обидел.

- Мне как-то везло с учителями.

– А когда вас кто-то оскорбляет, вы хотите отомстить? У вас не было такого?.. Вот вы журналист. Сколько раз вы обижали людей?

- Один раз было.

– Вот видите, значит, было.

- Мало ли что бывает у кого в жизни. Скажите лучше, как скажется нынешний кризис на российском кино?

– Очень сильно скажется. Я знаю, сколько съемок картин уже остановилось из-за него. Кризис вещь не хорошая, но на самом деле кино возрождалось в любых странах именно во время кризиса. Самый пик кризиса начнется, я думаю, будущим летом, когда пойдет безработица. В основном среди среднего звена в кино, потому что при таких зарплатах, которые у них были, снимать кино  в России невозможно. В Америке или Европе его снимать дешевле. В России, а именно в Москве, все стало безумно дорого. Но когда эта пена сойдет, останутся те люди, которые любят кино, и будут адекватные цены. Нельзя за такие, как сейчас, деньги снимать кино. Это дорого и нерентабельно. Зритель просто не может платить столько денег.

– Почему вы избегаете разговоров о бюджете своей картины?


– Не люблю говорить о деньгах. Есть картины, которые свою рекламную кампанию проводят на том, сколько денег потрачено на его съемки. Я не люблю этого, и сам не знаю до конца, какой был бюджет у моего фильма, потому что съемки финансировали три страны. Сколько было денег с российской стороны, знаю, но хвастаться не буду. Я для другого снимаю кино.

-  Вы с пиететом относитесь к советскому кино. Какие традиции вы хотели бы продолжать?

– Если вы ничего не увидели, то я не могу объяснять вам того, чего вы не видите.

- Так объясните неспециалисту.

– Как объяснить? Я пытаюсь сохранить индивидуальность. Это задача любого человека… Вы знаете, как называются статьи про фильм «Чужие»? Половина «Свой среди чужих» и еще половина «Чужие здесь не ходят».

- Это повод не любить журналистов?

– Они все одинаковые.  Приходят разные люди  с разным воспитанием, с разным образованием, а вопросы задают одинаковые. Вы думаете, это нормально?

- Чего же такого мы не увидели в вашем фильме?

– Не знаю, но вопросы у всех вас одинаковые. Странно, но это так. Зрители по-разному воспринимают фильм, а журналисты – одинаково. У них у всех какая-то определенная установка.

- Коллеги писали, что афиша вашего фильма похожа на афишу среднего американского фильма 2004 года. Это вас обидело?

– Это нормально. Я специально назвал фильм «Чужие». И плакат мы сделали как американский. Мы реально простебали эстетику Голливуда. Ну, если вы ни черта в этом не понимаете, то  что я могу сделать? Мы все соединили – и название фильма как американское, и афиша как американская… Что делать, если вы не видите ни фига и мастурбируете на «Гитлер капут»?

- ?!

– Я не про вас говорю, а про зрителя. Что  делать, если вы так устроены?  Мы решили поиграть, постебаться про всё.

- Если бы ваш фильм вышел на два года раньше, как вы думаете, имел бы он такую реакцию?

– Думаю, что градус обсуждения был бы меньше. Это сейчас журналисты пишут: «Ой, Америку оскорбили… Это госзаказ». О чем вы говорите? Где такое государство, которое финансирует такие картины?

Если бы нашему государство было не по фигу,  то оно давно навело бы порядок или выстроило отношения с кинематографистами, и они снимали бы системное кино. И не за такие большие, как сейчас, деньги. У нас в стране показывают фильм, где есть свастика! И это в стране, которая пострадала от фашизма. Этому государству наплевать на кино.

– Так, может, это хорошо, что государство в кино мало лезет?


– Думаю, что плохо. Государство должно себя защищать, как во внешней, так и во внутренней политике. Нам до сих пор продают «пакетное» кино. Это хорошо или плохо? Плохо. Во всем мире ставится заслон – тридцать процентов фильмов должны быть национальными. Сейчас кризис, и к нам  придут американские фильмы, которые там лежат на полках. А русского кино не будет. И что в этом хорошего?

- Я уже понял, как вы злы на прессу. Значит, ее мнение не важно для вас?

– Мне интересно мнение зрителя. Он не ангажирован, свободен, а пресса… Это ее работа.

- А как без прессы вы узнаете, что о вашем кино думают в Чебоксарах или в Мурманске?

– Как-то узнаю. Не из статей же узнавать.    


Андрей Морозов

 





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform