16+

Почему зенитовцев не призывают в армию?

26/01/2009

Почему зенитовцев не призывают в армию?

Трагическая смерть хоккеиста омского «Авангарда» Алексея Черепанова, случившаяся прямо во время матча, стала поводом для нескольких расследований. И не только медицинских. Быстро выяснилось, погибший был военнообязанным, приписанным к одной из частей в Омской области. Однако вместо того, чтобы проходить там службу, выступал за омский «Авангард».


  В результате появилось распоряжение Министерства обороны, согласно которому рядовые срочной службы не могут выступать за профессиональные клубы. Полетели «щепки» – в «Авангарде» сразу 11 молодых игроков отправились служить в армию. Следом за ними в действующие войска проследовали баскетболисты ЦСКА Андрей Воронцевич, Алексей Швед и Антон Понкрашов (выступает в «Химках» на правах аренды). Это пока самые крупные жертвы экстренной «мобилизации» спортсменов.
«Город» решил выяснить, почему директива Минобороны никак не сказалась на кадровом составе петербургских профессиональных клубов? Может быть, они знают секрет правильно построенных отношений с армейскими структурами.

       «Зениту» повестки не страшны


Как сообщили «Городу» в пресс-службе ФК «Зенит», директива Минобороны вряд ли отразится на ком-нибудь из футболистов команды. «Российских игроков призыв точно не коснется. У нас все происходит по закону. Большинcтво ребят учились или учатся в вузах, где есть военные кафедры, так что у них есть необходимые отсрочки», – рассказал «Городу» руководитель пресс-службы «Зенита» Алексей Петров.

Как быть тем, у кого нет отсрочки от армии, а служить в армии (даже если бы вдруг появилось желание) просто некогда, если каждый день по две тренировки? Вариантов избежать казармы немало. Вслух об этом не говорят, тем не менее наш источник, на условиях анонимности рассказал, как в «Зените» происходило общение с военкоматами в последние годы. Все вопросы, связанные с призывом в армию, решались на уровне генеральный директор клуба – военный комиссар города. Если же вопрос был слишком серьезен, то к его урегулированию могли подключиться президент клуба или представители администрации города. Обычно  было достаточно одного влиятельного звонка, чтобы решить самую серьезную проблему с призывом любого игрока.

Военкоматы охотно идут просьбе навстречу. Всегда есть возможность положить дело призывника в сейф и про него забыть. Тем более если услуга не бесплатная. Цена вопроса – от трех тысяч долларов. Впрочем, статус «Зенита» в Петербурге нынче таков, что забрать из него игрока в армию или на сборы – себе дороже. Представьте, какой бы поднялся резонанс в городе и стране, если бы в казармы вдруг попали Андрей Аршавин или Вячеслав Малафеев. Хотя именно у этих зенитовцев все абсолютно законнно. «Оба до 27 лет учились на очном отделении в вузах – Андрей в Академии технологии и дизайна, Вячеслав – в Академии Лесгафта, а значит, имели отсрочки», – рассказал источник в клубе.

Самым популярным среди футболистов из городских вузов была и остается Академия имени Лесгафта. В этом вузе нет военной кафедры, тем не менее, по закону всем студентам-очникам положена отсрочка на время обучения. Правда, учиться профессиональным спортсменам на очном отделении сложно в связи с постоянными сборами и играми, но руководство академии идет игрокам навстречу и охотно предоставляет академические отпуска. В итоге многие зенитовцы учатся намного больше пяти положенных лет. Например, Александр Кержаков (теперь динамовец) начал обучение в 2000 году, а получил диплом только летом 2008-го.

На кафедре футбола в академии учились не только российские игроки. Постигал науки и серб Милан Вьештица, он в прошлом году получил диплом. Экс-защитник «Зенита» до приезда в Петербург на родине три года отучился в спортивном вузе, но по приезде в Петербург выяснилось, что учебные программы существенно разнятся, и Вьештице пришлось начинать с первого курса. Понятно, что учился серб не ради отсрочки – призыв в армию ему не грозил.

Большинство игроков нынешнего состава «Зенита» если и знакомы с военным делом, то только в теории, а автомат держали в лучшем случае на военных сборах в вузах. Но есть и исключения. Роман Широков, про «дозенитовскую» жизнь которого можно писать приключенческие романы, с армией знаком не понаслышке. В 2002 году полузащитник тогда еще московского ЦСКА за «несоблюдение спортивного режима» был отправлен на два месяца в спортроту. «Находилась она в подмосковных Ватутинках рядом с армейской базой. По плацу мы не шагали и в футбол не играли. Я был прикомандирован к роте обеспечения и занимался покраской бордюров и электротехническими работами», – вспоминал позже Широков.

Константин Зырянов проходил службу в ракетных войсках стратегического назначения на Урале: «После того как принял присягу, руководители «Амкара» написали петицию в штаб округа, чтобы меня отпустили в команду. Я приезжал в часть раз в месяц, честно ночевал в казарме и возвращался в клуб», – рассказал полузащитник. По схожей системе проходят службу и сейчас многие профессиональные спортсмены. Разве что и ночевать в казарме приходится далеко не всегда. Получил очередную увольнительную – и на тренировку!

       СКА держит все под контролем

Хоккейный спортивный клуб армии (СКА) в советские времена был в более привилегированном положении, чем «Зенит». Игроки, выступавшие в его составе, хоть и не были  застрахованы от перевода в Москву (столичный ЦСКА в то время собирал «урожай» из самых перспективных хоккеистов по всей стране), службу могли проходить в составе армейского клуба. Среди них был и вратарь бронзовой команды 1987 года, а ныне тренер СКА Сергей Черкас:

– До принятия присяги мы ничем не отличались от прочих солдат – находились в казарме, подшивали воротнички. После присяги уже играли в составе СКА, хотя иногда по приказу возвращались в свою спортроту, она находилась у метро «Московские Ворота». Там ночевали и работали – доводилось и вагоны с углем разгружать. После того как отслужил год, мне предложили подписаться на прапорщика в Военном институте физической культуры (ВИФК). Я согласился. Это было выгодно для дальнейшей карьеры в СКА. У нас почти все главные тренеры в то время имели воинские звания – Игорь Ромишевский и Борис Михайлов были майорами. Единственное исключение, Валерий Шилов, остававшийся гражданским лицом, – рассказал «Городу» Черкас.

Несмотря на то что руководство Ленинградского военного округа не входит в число учредителей СКА, нынешняя директива Минобороны вряд ли как-то затронет молодых игроков. Как заверили «Город» в пресс-службе СКА, все хоккеисты основной команды тоже являются студентами вузов с военными кафедрами, поэтому «проблема Воронцевича» перед ними не стоит. Хотя еще недавно были эксцессы. Так, нападающего Игоря Макарова призвали в спортроту два года назад, а его коллегу Вячеслава Солодухина – летом прошлого года: «После того как меня отчислили из Лесгафта, я попал в спортроту. Пять дней прослужил. Вагоны с углем разгружали. А после присяги уехал с командой на сбор в Финляндию».

Из СКА-2, по словам Черкаса, еще до Нового года  на месяц в спортроту забрали основного вратаря Михаила Мейера.

       В «Спартаке» одни запасники


Нет, как уверяют, проблем с призывом и в петербургском «Спартаке». Как сообщили «Городу» в клубе, все играющие сейчас баскетболисты, в том числе и молодые, уже отучились в вузах и находятся в запасе. А костяк «Спартака-2» составляют студенты Лесотехнической академии, где дают отсрочку от армии.

В середине 90-х игроки звездного состава петербургского «Спартака» проходили службу по-разному. Нынешний наставник красно-белых Евгений Пашутин, например, выпускник Московской государственной академии физической культуры – в этом вузе есть отсрочка от армии. А форвард Евгений Кисурин, несмотря на то что закончил  Ленинградский кораблестроительный институт, где была военная кафедра, службу проходил в московском ЦСКА. Причем на призывной пункт отправился с другой звездой российского баскетбола Сергеем Пановым. Так и служили вместе, выиграв в составе армейского клуба не только чемпионат  России, но и Всемирные игры военнослужащих.


Владимир Горский
 

____________________________________________________________
  КАК ЭТО БЫЛО: 

Цветков видел мяч только по телевизору

«Зенит» в советские времена являлся профсоюзной командой, поэтому военную службу зенитовцы проходили в армейских или милицейских командах, причем самых талантливых старались забирать в Москву. Многие игроки чемпионского состава 1984 года (Юрий Желудков, Аркадий Афанасьев, Юрий Герасимов, Николай Воробьев) отдали честь Родине заблаговременно, выступая за ленинградское «Динамо», принадлежавшее МВД. А вот защитник Владимир Долгополов три месяца прослужил в настоящих войсках – пограничных.

В конце 1987 года военкомат, получивший к тому времени право забирать в армию студентов института физкультуры, призвал и 26-летнего Долгополова, учившегося на третьем курсе Института Лесгафта. В то время в «Зените» была чехарда с тренерами и на судьбу Долгополова никто из руководства внимания не обратил.

«Присягу я принял в Выборге, а служил на заставе в Светогорске. Это были элитные войска, КГБ все-таки. Дедовщины не было и в помине, кормили хорошо, и я в армии поправился на несколько килограммов. В футбол почти не играл – за все время всего один раз мяч в руки брал. Самым тяжелым было спортивную форму после дембеля набрать. Армия – хорошая школа жизни, но не для всех спортсменов. Если бы те же Кержаков или Аршавин служили год или два, то не стали бы звездами российского футбола», -­ поделился воспоминаниями с «Городом» Долгополов.

Кстати, служил Долгополов три месяца, после чего в мае 1988 года пришел приказ перевести его в ленинградское «Динамо», а еще через два месяца он оказался у Анатолия Бышовца в московском «Динамо».

В новейшей истории клуба единственным из футболистов, кто по-настоящему тянул армейскую лямку, был Валерий Цветков.

Его служба проходила  в дозенитовский период карьеры. Часть Валерия относилась к железнодорожным войскам и дислоцировалась на станции Мга, под Санкт-Петербургом. В армии Валера был ремонтником, занимался техническим обслуживанием грузовых машин и уволился старшим сержантом. За два года службы о футболе пришлось полностью забыть:

«Мяч видел только по телевизору. Иногда играли с ребятами на плацу, но никаких команд не было. Час побегаешь и в казарму. Естественно, всю спортивную форму полностью растерял», – вспоминал Цветков, который после окончания службы не потерял связи с родной частью и навещает ее до сих пор. Отлучение от футбола не помешало ему вновь заиграть на высоком уровне, и через некоторое время Цветков был приглашен Юрием Морозовым в «Зенит», где стал одним из ведущих защитников, но из-за хронических травм досрочно завершил карьеру.
 











Lentainform