16+

В чем принципиальное отличие позора России от славы России

26/01/2009

ГЛЕБ СТАШКОВ

Мне поручили написать об интернет-проекте «Позор России». Как не трудно догадаться, ответ на проект «Имя Россия». Начнем с банальности. Разумеется, списки нашей славы и нашего позора сильно пересекаются. И там , и там Ленин, Сталин, Петр Первый, Александр Невский и даже его тезка Пушкин. Оно и понятно – наше всё. Значит, и слава, и позор.


  Правда, в первом же комментарии я обнаружил изрядную примесь идиотизма. «После Пушкина Россия не выиграла ни одной войны. Все победы были до пушкинской галиматьи». С одной стороны, даже неловко напоминать, что после Пушкина мы, к примеру, победили в Великой Отечественной. Но это ладно. Каким образом пушкинская «галиматья» повлияла на обороноспособность страны? И как она вообще могла повлиять? Меня этот вопрос живо интересует. Быть может, настанет время и кто-нибудь заявит:

– Был такой журнал, назывался «Город». Потом «Город-812». И писал там галиматью некий Сташков. Так вот после него Россия не выиграла ни одной войны.

Откуда я знаю: может, после меня и вправду не выиграет. Может, после меня совсем не будет войн. Только газовые и в кавычках. Это бы вполне соответствовало моим пацифистским взглядам. Но я сразу хочу откреститься: я тут ни при чем. Как и мои писания. И даже готов взять под защиту Пушкина. Не его вина, что мы Цусиму про…ли.
Впрочем, его грехи этим не ограничиваются. «Половина детей сейчас воспитываются не в полных семьях и без отцов, вот плоды вредной поэзии Пушкина».

Это уже ближе к делу. Хотя лично я не встречал человека, который бы бросил жену, начитавшись вредной поэзии. Даже какого-нибудь Баркова. Более того, за всю жизнь я встречал от силы человек двух, включая себя, которые читали бы Пушкина   после окончания средней школы. А в средней школе детей, как правило, еще не делают.

Короче говоря, мне обидно за Александра Сергеевича. А также за Льва Николаевича Толстого, которого 131 человек тоже зачислил в позор. Где он расположился между Муртазой Рахимовым и Михаилом Леонтьевым. По-моему, пренеприятнейшее соседство.

И за что? Как пишет некий Артемий, «в определении синода он был назван врагом Христовой веры, который не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств — Святую Евхаристию». Тут мне вдвойне обидно, потому что я не понимаю, о чем речь. И даже не могу взять Толстого под защиту. Может быть, глумиться над Евхаристией действительно не стоило?

Я вообще многого не понимаю в людских оценках. Почему-то палач Ягода получил ровно столько голосов: сколько некий поэт-песенник Харчиков, «косящий под русского патриота», но при этом поющий оды «иудобольшевикам». То есть, видимо, как раз Ягоде.

Но оставим частности. Оставим таких странных персонажей, как Сергей Тороп, Дора Евлинская, Гейдар Джемаль или Владимир Мегре. Пора переходить к выводам глобального масштаба.

А вывод, собственно, один. И он совсем неутешительный. Нам довелось жить в ужасное время. Время конца славы и сплошного позора. Я смотрю список 12 «имен России». Хороших имен. Вернее, признанных таковыми. Самый близкий к нам по времени персонаж – Сталин. Умерший, как известно, почти 56 лет назад. Из прошлого уже века всего три с половиной человека. За половину возьмем Менделеева, который в двадцатом веке семь лет пожил, но все же явно человек из девятнадцатого. Остальные – жили еще раньше. Некоторое даже до «пушкинской галиматьи».

И возьмем список позора. Первое место с большим отрывом – Путин. Жив и здравствует. Из тех же первых 12 здравствуют семь. Ахмат Кадыров и Ельцин – тоже, условно говоря, наши современники.

Получается, где-то в глубине веков мы видим славу. А в реальной жизни  – один позор. Обидно.

Но если кто-то в очередной раз начнет ругать мои тексты, я больше не буду обижаться. Теперь я знаю, что нужно всего лишь немного подождать. Века два – три.    

Глеб Сташков
 











Lentainform