16+

Впереди новые рубежи

02/02/2009

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Газетчики советской школы учили, что если не придумывается заголовок, то оптимальным является такой - «Впереди новые рубежи». Использовать это хорошо и сейчас. Тем более что новые рубежи будут и у инфляции, и у доллара с евро, и у России с Абхазией и Ю. Осетией, на которые, кажется, уже происходит переключение после победоносной войны с Украиной.


  На истекшей неделе подводили итоги газовой войны, и из так называемых аналитических программ центральных каналов можно сделать выводы о том, что целей у войны было две: во-первых, ускорить строительство на деньги европейских инвесторов двух газопроводов – «Северный поток» и «Южный поток», причем с одновременным блокированием «Набукко» в обход России, для чего Медведев слетал в Ташкент и в обмен на европейские цены за узбекский газ добился обещания Каримова весь газ продавать только России («по «Набукко» будет просто нечего транспортировать», – настойчиво убеждали телезрителей, видимо, подозревая среди них потенциальных инвесторов); во-вторых, целью войны с Украиной была не просто политическая компрометация Ющенко и поддержка Тимошенко, но и ликвидация «Росукрэнерго» как кормовой базы Ющенко, финансового ресурса для его будущей президентской кампании. Теперь Ющенко просто не на что будет выкупить свою нынешнюю должность, а в ряду врагов России он прочно занял место между Гитлером и Саакашвили.

Что касается Барака Обамы, то на отчетной теленеделе происходил переход от неприятия и иронии первых дней к более тонким средствам. Так в репортаже в «Воскресном Времени» высказываться в поддержку Обамы дали только чернокожим американцам. Получалось, что вроде бы «белая Америка» так не думает, и эти тонкости расистской «инфрапропаганды» давали понять, какой ресурс в случае нужды припасен на будущее.

В области внутренней политики ТВ работало по двум направлениям. Во-первых, пропаганда образа митрополита Кирилла как поддержанного Кремлем нового патриарха. Церковная пропаганда проводится теми же методами, какими 25 лет назад проводилась пропаганда атеистическая. Тот же телевизионный «Ленинский университет миллионов», только вывернутый наизнанку. Во-вторых, продолжалась интенсивная обработка населения: единственная причина кризиса для верного телезрителя должна быть в том, что российская экономика – это часть мировой. На ТВ сложился, кстати, целый словарь эвфемизмов: скажем, нельзя говорить «девальвация рубля», а надо «плавающий курс рубля по отношению к бивалютной корзине».

Вне области идеологических заданий ТВ продолжало приобретать облик советского (единственное исключение – ночные новости в 23.30 на РенТВ с М. Осокиным), то ли отражая этим процессом реальную жизнь, то ли опережая ее, как собака, которая тянет хозяина, основываясь на нижнем чутье. Впрочем, высшее мастерство собаки заключено в том, чтобы чуять, куда хозяин хочет, чтобы она его потянула.

27 января канал «Россия» показал фильм «Блокада» по фальшивому роману А. Чаковского (роман 1966 – 1974, фильм 1971 – 1977 гг.), известного пропагандиста брежневского времени. Один из главных метасюжетов романа и фильма – оправдание поражений первого периода войны. Вся эта аргументация давно разбита исследованиями М. Солонина, но на календарях ТВ застыли 1970-е.

Типично советскими госмероприятиями были подробно показанные церемонии присуждения «Золотого орла» и премии «Своя колея». «Золотой орел» показал то же деление на партии, которое продемонстрировал съезд Союза кинематографистов. Режиссеры, которые «против Михалкова», не пришли, а присутствовали те, кто «за». Актерам сложнее, они стараются, как говорили древние греки, красить обе стены, и отсюда крайне напряженная атмосфера: все сидели как замороженные, почти не аплодировали, отбывая номер, чтобы не поругаться с Михалковым и отметиться на мероприятии. Так советские люди ходили на парт-  и комсомольские собрания.

«Свою колею» (официозный концерт на Первом канале искусственно привязали к превращенному в бренд В. Высоцкому. От реального Высоцкого не осталось ничего, его поглотила и переварила попса. Уж лучше бы Высоцкий оставался запрещенным, но только чтобы его песни не портили исполнением Кобзон, Безруков и Гоша Куценко. Я поначалу надеялся, что кто-нибудь все же споет: «И ни церковь, ни кабак  – / Ничего не свято! / Нет, ребята, все не так, / Все не так, ребята!» – уж больно это актуально. Но концерт прошел без провокаций. От Золотухина мы узнали, что Высоцкий был веселый человек, писал смешные песни и непрерывно учил оптимизму.

Коллекцию официозных мероприятий советского типа увенчал показанный каналом «100ТВ» вечер в честь 90-летия Д. Гранина –  «пир духа», главной тайной которого явилось то, что славословиями отмечалось 90-летие человека, которого «великим писателем» не назовешь при всем желании. Советский писатель-середняк вышел в «первачи» потому, что пережил почти всех.

Кстати, очевидцы зафиксировали, что когда 26 января 2009 г. Медведев вручил Гранину орден Андрея Первозванного, он сказал: «Если по-честному, это были первые две книжки советского писателя, которые я запомнил («Искатели», «Иду на грозу». – М. З.). Эти книжки познакомили меня с современной советской литературой. И очень понравились». На что Гранин ответил: «Честно говоря, я действительно рад этой награде».

В связи с этими обоюдными настойчивыми признаниями в честности  вспомнился психологический бестселлер А. Гарнера и А. Пиза «Язык разговора», четырежды изданный на русском языке (оригинал: Pease A., Garner A. Talk language. L., 1991). «Давайте рассмотрим некоторые наиболее часто используемые метаслова, которые служат сигналом, что собеседник стремится скрыть правду или направить беседу в неправильное русло. Слова «честно говоря», «по правде» или «если быть искренним» сразу же дают понять, что собеседник далеко не так правдив, честен и искренен, как он утверждает».

Из прочих передач внимание привлекла энергией деградации новая программа «Честный понедельник» на НТВ, которую ведет С. Минаев. Канал именует его «писателем», но тогда писателем является каждый, кто что-то написал в ЖЖ. Темой программы стали – «санкции против недружественных стран». Нашли некоего Андрея, который после убийства его друга (солдата-миротворца) в Ю. Осетии отказался покупать товары Украины, Израиля и США, и это стали обсуждать. Израиль и США на всякий случай из списка сразу убрали, остались Украина и Грузия. Главным ноу-хау программы стала постоянная истерика толпы, в течение часа заглушавшей всех говоривших дикими криками.
Но впереди у ТВ – еще новые рубежи.     


Михаил Золотоносов

 











Lentainform