16+

Зоны всякие нужны, но не всякие важны

02/02/2009

Зоны всякие нужны, но не всякие важны

Все последние годы петербургские строители были главными врагами общественности – они либо разрушали исторический центр, либо (если строили не в центре) – занимались уплотнительной застройкой. Но «главным врагом» общественности был, разумеется, строительный вице-губернатор Александр Вахмистров.


  Поскольку эта строительная эпоха, по всему видать, заканчивается, наш журнал совместно с господином Вахмистровым и информационной программой «Последние известия» телеканала 100ТВ решил подвести ее итоги. И не с помощью голых цифр, а собственными глазами. Для этого мы предусмотрели несколько тематических поездок по городу: промышленное строительство, жилищное (вместе с уплотнительной застройкой) и проблемы строительства в центре. Формат таких поездок предполагает также участие оппонента вице-губернатору по данной теме. Однако специалиста, готового поспорить с Александром Вахмистровым по вопросам промышленного строительства, которое он предложил в качестве нашей первой темы, найти не удалось. Пришлось обходиться своими силами.

       Наши нормы крепкие

Поджидавший нас микроавтобус VW стоял у метро «Чернышевская» – без мигалок и даже без машины сопровождения ГИБДД. Я почувствовал некоторую внутреннюю обиду. Александр Вахмистров подошел пешком, остановился на улице и закурил. Вообще, говорят, чиновникам Смольного запрещают не столько курить, сколько появляться с сигаретами в телевизоре. Но к вице-губернаторам это не относится.

– Рано как-то мы собрались, – сказал я.


Была суббота, 9.30 утра. Но Александр Вахмистров смотрелся бодро.

– Так работать надо, – ответил он.

- А Валентина Ивановна во сколько приезжает? Мне знакомые рассказывали, что ее кортеж в полдесятого только по Приморскому шоссе едет.

– Чуть раньше. В полдесятого она обычно на месте уже. А на работе до 11 вечера. И так каждый день.

Вице-губернатор докурил, мы сели в микроавтобус и поехали на завод Otis на улице Маршала Говорова.

– Это был первый завод, появившийся в Петербурге после советской власти, его строило СП «Филко», которое я возглавлял, – пустился в воспоминания вице-губернатор, – уже лет 10, наверное, там не был.

Дирекция завода встречала вице-губернатора радушно. Я, пользуясь случаем, задал давно мучивший меня вопрос: если лифт оторвется, он как-нибудь остановится до встречи с землей? Конечно, сказали мне, – там есть специальные устройства, которые его заклинят, – как раз Отис их и придумал. Отис – это, оказывается, фамилия. Понятно.

– Когда мы выполняли этот заказ, я понял разницу между плановой экономикой и рыночной, – рассказывал вице-губернатор, – у нас на заводах под каждый станок свое место предусматривалось, а здесь потребовали, чтобы в любом месте любое устройство подключить можно было. И полы мы здесь впервые бетонные делали, а до этого все время чугунные плиты.

- А правда, что иностранные инвесторы жалуются на наши строительные нормативы, намного более жесткие, чем в Европе? – спросил я.

– Ну у них просто: объект сгорел – страховая компания заплатила. А у нас это -нанесение ущерба народному хозяйству, уголовное дело. Поэтому нормы, написанные еще при советской власти, когда материалов не считали, гораздо жестче. Зато здание устоит, даже если качество работ было не очень.

       Невыездная промышленность

Поскольку никаких оппонентов вице-губернатору на тему промышленного строительства мы не нашли, приходилось выкручиваться самому.

- Вот у вас в Концепции развития исторического центра от 2001 года написано, – сказал я, полистав блокнот, – что в 4 центральных районах площадь жилой и общественной застройки – 2,2 тысячи гектаров, а промышленной и иной нежилой – 2,4 тысячи. И за прошедшие 7 лет вывод предприятий из центра особо не замечен. А ведь есть еще почти половина Выборгской стороны, нижнее течение Охты. Такие земли!

– Ну, многие предприятия уже давно функционируют как бизнес-центры, – ответил вице-губернатор, – но вообще да, особого прогресса нет. Но там ведь собственники, как им прикажешь? Были бы государственные – вопрос бы решился. И потом, постепенно процесс идет – на Обводном канале освобождаются территории, «Красный выборжец» переехал, Первая мебельная фабрика. Но там было желание собственника.

- Вот Адмиралтейские верфи – они же государственные. И обещали, насколько я знаю, отдать городу ту свою часть, которая выходит на Неву. Отдадут?

– Да нет никакого решения о передаче этого острова. Этот вопрос обсуждался, но ни к чему так и не пришли.

- Ну вот посмотрите, у вас получается только самое простое – домик снести или пустующую территорию под застройку отдать. А стратегически задачи не решаются.

– Так, а что тут можно сделать? Я считаю, должно быть финансовое стимулирование – налог на землю, арендную плату в центре установить значительно выше, чем на окраинах. Но если мы сейчас это сделаем, начнется шум. Будут кричать, что мы малый бизнес душим.

- Мне почему-то кажется, вы не слишком этих криков боитесь. Взять вот, например, Апрашку – с милицией торговцев выкидывали…

– А что Апраксин двор? Мы им построили торговый центр, они могут туда переехать. Я вот ходил как-то раз в Апраксин двор – руки из карманов было страшно вынуть, того и гляди кошелек утащат.

- Ну там ведь есть не только арендаторы, но и собственники. Которые вложили немалые деньги в ремонт своих помещений.

– Им предложат участвовать в инвестиционном проекте, оценят их помещения и предоставят адекватные в новых зданиях комплекса.

- А если они откажутся?

– Тогда не знаю. На этот вопрос нет ответа. Собственность есть собственность.
Следующим пунктом был завод Elcoteq, являющий собой пример строительства промышленного предприятия на пустой прежде земле, за КАДом. На завод, однако, мы смотрели только со стороны – он был закрыт по причине финансового кризиса. Потом поехали на Ижорские заводы. По дороге Вахмистров говорил про рыбалку.

– В прошлом году ни одной большой рыбы не поймал, позор, – переживал он и рассказывал, как пойдет с друзьями ловить рыбу 23 февраля. – Рыба – это ж не главное. Я всегда жене говорил: рыба – в магазине. А рыбалка – для удовольствия. Подледный лов чем хорош? Во-первых, дойти можно куда хочешь. Во-вторых, на льду загораешь быстрее.

Летом вице-губернатор ловит рыбу под Выборгом. На спиннинг. «С сетями боремся, – серьезно сказал он, – если увидим – сразу порежем».

       Промышленная философия

За разговорами приехали на Ижорские заводы, где должны были посетить сразу два объекта – предприятие «Haus-konzept Содружество», изготавливающее перекрытия из клееного бруса, и «Ижорский трубный завод», которые делает половину труб для «Газпрома» и немножко для «Транснефти». Выяснилось – на территории Ижорских заводов находится более сотни самостоятельных производств, многие из которых являются собственниками своих помещений. Этот пункт нашей программы должен был стать примером того, как новые производства возникают на неиспользуемой старой площадке. Или, что то же самое, как великое превращается в полезное.

На «Содружестве» нам подарили кружки, которые хитрая машина сама по компьютерной программе  выпиливала из дерева. Впрочем, как нам сказали, строительные конструкции делать гораздо выгоднее, чем кружки, и я понял, что отечественная промышленность все-таки возрождается.

Из Колпина мы по КАДу поехали в Парголово, на завод по производству стекла.

– Мы же хотели пофилософствовать про промышленное строительство, – напомнил вице-губернатор.

- Давайте, – согласился я.

– Петербург должен развиваться как промышленный центр, – сказал Александр Вахмистров, – хотя многие с этим не согласны.

– Кто не согласен? – возмутился я. – Все согласны. Другое дело, что есть производство, требующее высоких технологий, а есть – отверточная сборка, как у нас.


– Ни одно автомобильное предприятие не производит машину от начала до конца, – возразил Александр Иванович, – в одном месте делают двигатели, в другом зеркала, в третьем собирают. Но что делать, если наша промышленность не в состоянии производить никакие компоненты? Вон Electrolux пытался локализовать производство, наладить выпуск деталей на месте – ничего не получилось.

За окнами на солидном расстоянии друг от друга и от дороги появлялись новые корпуса складских помещений. Вахмистров с видимым интересом их разглядывал.

- Это частная земля? – кивнул я за окно.

– Да, бывшие совхозные земли.

- А почему они так плохо развиваются?

– Основная причина – нет инфраструктуры и коммуникаций.

- Это же ваша задача – проводить коммуникации?

– У нас порядка 50 промзон в городе, подготовленных с инженерной точки зрения, там есть свободные места. Так что любому предпринимателю, который захочет открыть производство, мы готовы предоставить площадку.

Мы переехали вантовый мост и проехали «Икеа».

- А вы в «Икеа» ходите?

– Нет, я в 1989-м в Швеции был в «Икеа» – тогда понравилось. По магазинам в основном жена ходит. А я – так, раз в 2 недели в «О`кей» за продуктами с ней езжу. Ну, иногда в «Максидом» захожу – шурупов купить. У меня на работе в ящике стола молоток лежит и гвозди разные, если надо какую-нибудь фотографию повесить, все ко мне идут. Ну еще в рыболовные магазины. У нас был водитель – он сначала у меня работал, а потом к Маниловой перешел. Алла Юрьевна мне сама рассказывала: она садится в машину и говорит, куда ехать – в качестве ориентира какой-то магазин. А он ни одного не знает. Манилова его спрашивает: что ж ты с Вахмистровым никуда не ездил, что ли? Водитель отвечает: почему, вот за крючками ездили в рыболовный.

Тем временем мы достигли финальной точки нашего путешествия – Российской стекольной компании. Хотя была суббота, на своих рабочих местах оказались не только ее руководители, любезно устроившие нам экскурсию, но и рабочие. Подобное, впрочем, было и на других предприятиях. Но особого сочувствия они не вызывали: если я работал в субботу, почему было бы не поработать и им?

Из всего увиденного на заводе, который делал стеклопакеты, больше всего меня заинтересовал скромно стоявший в углу под открытым небом стенд с разными вариантами остекления. Он, по словам наших экскурсоводов, был сделан для участия компании в конкурсе на поставку стекла для «Охта-центра».

- А когда будет конкурс? – поинтересовался я у руководителей завода.

– Важно здесь не это, – пришел им на помощь Александр Вахмистров, – а то, что заказчик такого уникального здания предлагает заказ отечественной компании.

На этом наша поездка завершилась. Александр Вахмистров попрощался и уехал. А я подумал, что промышленность – это здорово, но ее, как и цыплят, лучше считать по осени. Это при оптимистическом сценарии развития кризиса.    


Антон Мухин

 











Lentainform