16+

Что оставил нам в наследство "отец уплотнительной застройки"

09/02/2009

Что оставил нам в наследство "отец  уплотнительной застройки

"Город 812" продолжает подводить итоги строительной эпохи Александра Вахмистрова (см. «Город 812», № 3). Как будет выживать строительная отрасль без своего многолетнего куратора - с этого вопроса началась наша новая встеча с вице-губернатором Александром Вахмистровым.


- Конечно, на первых порах я готов консультировать Филимонова (Роман Филимонов, сейчас председатель Комитета по строительству Смольного. – А. М.), который, вероятно, займет мое место вице-губернатора, – сказал Вахмистров, – но работать за него не буду, у меня будет совсем другое направление. Да и новый вице-губернатор должен сам принимать решения. Поэтому совмещать, к сожалению, не получится. Правда, резиновые сапоги из багажника машины я не выну и наверняка, объезжая районы, буду обращать внимание на строительство.

       Комиссары спасли Пулково


После этих оптимистических заявлений мы вместе с пока еще строительным вице-губернатором Александром Вахмистровым поехали по петербургским стройкам. В этот раз мы (подведение строительных итогов – совместный проект журнала «Город 812» и программы «Последние известия» телеканала 100ТВ) собирались вместе с вице-губернатором ударить пробегом по уплотнительной застройке, чтобы как минимум понять, как на эту проблему смотрят из Смольного, а как максимум кого-нибудь разуплотнить.

– Меня вот называют отцом уплотнительной застройки, – сказал Александр Вахмистров, – я бы с удовольствием запатентовал этот метод и получал бы большие деньги, но, увы, не я его придумал.

По словам Александра Ивановича, уплотнительная застройка – суровая реальность всех крупных городов России 90-х годов, когда не было денег осваивать новые территории. А вообще лучше бы его называли «отцом квартальной застройки», сказал вице-губернатор.

– Теперь уплотнительная застройка у нас, слава богу, прекращена – об этом заявила губернатор, – напомнил Вахмистров.

- Да, причем, кажется, раза три с интервалом в несколько месяцев, – попытался вспомнить я.

– Ну, с первого раза, может, кто-то не понял, – предположил вице-губернатор, – журналисты, например.

- А ведь и правда, – я был поражен таким простым объяснением, – а то мне грешным делом подумалось, что губернатор пиарится.

– Зачем ей пиариться? – окончательно развеял мои опасения Вахмистров, – пиарятся те, кто ничего не делает. А она делом занимается.

- Вы ожидаете банкротства строителей из-за кризиса?

– Это возможно, но не в ближайшие 3 – 4 месяца – столько занимает сама процедура банкротства, пока она еще ни у кого не началась.

- Предположим, компания построила на 80% дом, продала все квартиры и обанкротилась. Чем вы привлечете нового инвестора, чтобы его достроить?

– Во-первых, все квартиры в строящемся доме никогда сразу не продаются. Во-вторых, если позволяют ПЗЗ и фундамент – будем повышать высотность. Ну и надо говорить правду: дольщики должны будут доплачивать. Вообще, я считаю, чем больше город занимается проблемой обманутых дольщиков, тем больше появляется желающих кинуть этих дольщиков, поскольку мы все равно потом проблему решим. Но это не означает, конечно, что город собирается отказаться от своих обязательств. Хотя все они квартир не получат.

Потом Вахмистров рассказал, что поправка, внесенная «Единой Россией» в ПЗЗ и разрешающая строительство вокруг Пулковских высот, работать не будет. Поскольку действует запрещающее строительство постановление Совета народных комиссаров от 1946 года, которое юридически выше городского закона.

       Настоящие китайцы

Мы ехали по Обводному каналу в «Балтийскую жемчужину» (как положительный пример жилищного строительства). За окном машины мелькнул застроенный лесами Фрунзенский универмаг.

- Точно не собираетесь его сносить? – спросил я.

– Точно, – сказал вице-губернатор, – хотя я не понимаю суету по этому поводу.

- Как же? – возмутился я, – это ж такой прикольный памятник постконструктивизма.

– Вот именно, что прикольный, – поймал меня на слове Вахмистров, – для вас – прикольный постконструктивизм, а для меня – универмаг, который не может выполнять свои функции и никогда не мог.

Я поубеждал вице-губернатора в исторической ценности архитектуры ленинградского авангарда, но особого успеха, по-моему, не достиг. Тогда решил выяснить объем в городе инвестиционных квартир, т.е. тех, которые люди покупали не для того, чтобы жить, а как вложение средств. По моим представлениям, таких квартир должно быть много, процентов 50, и было непонятно, что теперь в условиях кризиса с ними будет.

Но вице-губернатор сказал, что инвестиционные квартиры – 15% от всех сделок, однако методика оценки – на основе общения с риэлтерами – показалась мне не слишком достоверной.

– Да и пусть спекулянты покупают, – сказал Вахмистров, – они же потом эти квартиры сдают. У нас же должен развиваться рынок аренды.

– Должен, – согласился я, – только он странно как-то развивается. Аренда у нас выше, чем в Европе, а доходы – ниже. Почему бы городу не начать сдавать свое социальное жилье – это существенно понизит его стоимость, многие будут вам благодарны.


– Невозможно. По закону все, что мы строим за счет бюджета, мы должны отдавать очередникам. Если городские депутаты примут закон о строительстве жилья для аренды – будем строить. То есть скажем очередникам: не ждите, вам ничего не будет.

Я собирался рассказать вице-губернатору, что, если Смольный попросит, депутаты такой закон обязательно примут, но сказать не успел, потому что мы приехали в «Балтийскую жемчужину». Впрочем, он, я думаю, и сам это знает.

В  «Балтийской жемчужине» были настоящие китайцы. Представлявший руководство ЗАО «Балтийская жемчужина» господин Су Линь немедленно предложил нам чай и выразил через переводчика радость, что нашему визиту сопутствовала хорошая погода (на улице было -15). «Многие рабочие сейчас вернулись в Китай на празднование нашего Нового года. Но ход строительства полностью соответствует тому плану, о котором господин Су Линь докладывал в вашем кабинете», – сказал переводчик вице-губернатору. Китайцы вежливо улыбались и кивали головами. Единственное, что выбивалось из общей атмосферы, – чай оказался обыкновенным «Гринфилдом» в пакетиках. На стройке все было хорошо, но китайские товарищи очень волновались по поводу Юго-Западной ТЭЦ, которая должна снабжать их квартал и от строительства которой отказался инвестор. Александр Вахмистров заверил товарищей, что вопрос уладят.

– А много у вас рабочих-китайцев? – поинтересовался я.


– Господин Су Линь очень высоко ценит русских рабочих, – перевел мне ответ переводчик, – ему приятно, что они первыми построили свои здания. Китайцев немного, это в основном специалисты – инженеры, архитекторы.

– Так мы и не скрываем, что тут китайцы работают, – сказал Александр Вахмистров, – они везде работают. Я вот когда с финнами в 90-м году строил военный городок для вывода войск из Германии, они сразу сказали: надо звать китайцев.

       Плотнее ряды


Наконец мы добрались до уплотнительной застройки. Сначала – адрес, предложенный Вахмистровым (рядом с домом 3 по Пулковской ул.), потом – нами: Дыбенко, 13, и бульвар Крыленко (адреса с нашей стороны были подготовлены при содействии «Живого города»).

Объект, предложенный вице-губернатором, – почти достроенный жилой дом, воткнутый на пустом участке перед советскими панельными домами – должен был, вероятно, свидетельствовать, что ничего страшного в уплонительном строительстве нет.

– Как тут люди буйствовали, – вспомнил Александр Вахмистров, – и забор ломали, и краской кидали, и суды были, – а сейчас ничего, стоит новый дом.

- А знаете, я прекрасно понимаю этих людей. Раньше у них окна выходили на хоть и неблагоустроенный, но зеленый участок. И было, наверное, место, где поставить машину. А теперь – они смотрят на окна соседнего дома. Плюс – дополнительная нагрузка на инфраструктуру. Уж если вам так не нравился пустырь, который тут был, – вы могли бы сделать здесь скверик. И все были бы счастливы.

 - А как же расселять коммуналки? Город же должен строиться. Я, как вице-губернатор, не могу позволить, чтобы целый гектар подготовленной в инженерном смысле территории зарастал бурьяном.

Потом мы поехали на улицу Дыбенко, 13, где новый дом собирались построить между уже стоящими – соответствующая территория была обнесена синим забором, местами поваленным жителями. Нас встретила целая толпа возмущенных граждан, общаться с которыми действительно было непросто. Вахмистров походил вокруг, пообещал отменить разрешение на строительство, убрать забор, взял с присутствовавших муниципалов обещание благоустроить территорию и сел обратно в машину. Если бы я сам не предлагал этот адрес – решил бы, что домашняя заготовка.

– Разрешение на строительство будет отменено, так как застройщик не уложился в срок, – сказал вице-губернатор, – если бы уложился – дом был бы построен.

- А когда вы уйдете со своего поста – есть гарантия, что ваши обещания будут выполнены?

– Во-первых, я всегда отвечаю за свои слова, от обещаний не отказываюсь. В понедельник позвоню и дам соответствующие указания. Во-вторых, думаю, принцип преемственности власти в данном случае сохранится.

Проехав два квартала, мы оказались на другом конфликтном объекте – бульваре Крыленко, с двух сторон которого строятся торгово-развлекательный и бизнес-центры, занимая 1/3 всего бульвара. Бульвар не сильно благоустроен, зато входит в список охраняемых законом зеленых насаждений общего пользования.

Подошедшему представителю инициативной группы борцов за сохранение сквера Дмитрию Литвинову вице-губернатор сказал, что сквер был плохой и некрасивый, к тому же живущим вокруг людям некуда пойти развлечься. Теперь  будет развлекательный комплекс, а ту часть сквера, которая уцелеет, благоустроят за счет инвестора. И пообещал больше в сквере ничего не строить.

Литвинов в свою очередь рассказал, как жители протестовали и носили письмо губернатору. Губернатор сказала, что решения должны принять на общественных слушаниях, а на общественные слушания приехали автобусы людей с пропиской в Выборгском районе и решили, что бульвар в Невском районе можно застроить.

– А что ваши муниципальные депутаты? – спросил вице-губернатор.

– У нас глава – Виктор Ложечко от «Справедливой России», он поддерживает застройщиков, – сказал Литвинов, – по крайней мере, муниципалы активно вставляли нам палки в колеса – срывали наши объявления, устроили субботник на тот день, когда мы запланировали митинг.

– Вот вы их всех через месяц тогда переизберите, – посоветовал Вахмистров.

– А кого нам туда избрать? Я сам не могу, я в банке работаю.

На том и расстались.

Из этой нашей поездке я вынес следующий урок: все зло в нашем городе – от коммуналок. Ради их расселения власти сносят исторические здания в центре. Ради этого же проводят (или проводили, если верить Смольному) уплотнительную застройку. Их обитателям и льготникам отдается все городское жилье, которое могло бы быть выставленным на рынок аренды и значительно понизить цены. Поэтому, когда с коммуналками будет покончено, в нашем городе наконец наступит счастье.     


Антон Мухин

_________________________________________________________________
  P.S.  : 

Как потом рассказал Дмитрий Литвинов «Городу», от встречи он особо ничего не ждал, так как объекты уже построены: «Все аргументы вице-губернатора, в общем, известны, я надеялся услышать, что новой уплотнительной застройки не будет, однако четко это не прозвучало. Хорошо, впрочем,  что вроде бы решился вопрос на Дыбенко 13».
 





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform