16+

Мятеж не может кончится удачей. В противном случае его зовут иначе

15/02/2009

ГЛЕБ СТАШКОВ

16 февраля. 1936 год. В Испании проходят парламентские выборы. По мнению испанцев, проходят образцово. Всего-навсего застрелили трех человек. По тем временам это казалось большим достижением. Бедная страна не знала покоя уже пять лет. Со времени свержения монархии. Собственно, свержения в Испании были довольно специфическими. В 20-е годы страной фактически правил генерал Примо де Ривера. Весьма странный диктатор. Когда ему надоедали государственные заботы, он в одиночестве шлялся по мадридским кабакам, не избегая проституток. Все диктаторы были озабочены коммунистической угрозой, а Примо де Ривера даже забыл запретить коммунистическую партию. Все остальные партии запретил, а коммунистическую забыл.


  Потом ему показалось, что он утерял популярность. Генерал разослал по военным гарнизонам письмо. Правда ли, мол, вы меня больше не любите? Да, ответили начальники гарнизонов. Ну и ладно. Генерал отбыл в Париж, где вскоре скончался то ли во второсортной гостинице, то ли просто в борделе.

Через год короля с игривым именем Альфонс обуял тот же недуг. Ему тоже показалось, что он потерял популярность. К тому же философ Ортега-и-Гассет выпустил против монарха гневное и напыщенное воззвание. Король объявил муниципальные выборы. И их выиграл. Потому что выборы в Испании безбожно фальсифицировались. Но в крупных городах – Мадриде и Барселоне – кандидаты короля с треском проиграли. Альфонс обиделся и, следуя примеру де Риверы, отбыл во Францию. 

И тут в стране начался бардак. Правительства менялись ежемесячно. Сначала подняли мятеж военные. Его подавили. Тоже военные. Потом социалисты с коммунистами решили устроить власть советов. Их тоже подавили. Одновременно подавили каталонцев, которые вообще хотели жить отдельно.

А 16 февраля прошли выборы. Две Испании стояли друг против друга. Даже названия избирательных объединений были характерными – фронты. Народный и национальный. Тот фронт, который народный, победил. В него входили коммунисты, социалисты, либералы и сепаратисты – каталонские и баскские. У их противников была не менее гремучая смесь. Католики, монархисты и совсем уж странные монархисты, называемые карлистами. Когда-то, за сто лет до данных событий, они поддерживали не дочку короля, а ее дядю, дона Карлоса. И сто лет они поддерживали именно эту, боковую ветвь. Почему – долго и сложно объяснять.

К власти вроде как пришли демократы. Но повели себя они очень странным образом. Ввели чрезвычайное положение, цензуру и прочие штуки, которые, по уму, должны были бы ввести их противники. За четыре месяца сожгли 160 церквей, состоялось 269 политических убийств, прошли 113 всеобщих стачек и 288 забастовок.

Чашу терпения переполнило убийство лидера оппозиции Кальво Сотело. Понятно, что убийство само по себе никого бы тогда не удивило. В Мадриде анархистский профсоюз воевал с социалистическим. У депутатов парламента перед заседаниями вежливо просили сдать оружие. Но Кальво Сотело убил лейтенант гражданской гвардии. Официальное, так сказать, лицо.

В июле военные подняли мятеж. Два с половиной года в Испании бушевала гражданская война. Она обросла романтическим ореолом. А на самом деле по жестокости с ней мало какие войны могут сравниться. А все из-за чего? Что кому-то показалось, будто они растеряли популярность. Франко о таких пустяках не думал.

А сейчас в Испании монархия, а правят социалисты. Поди разберись в этой политике.    
 

Глеб Сташков

 








Lentainform