18+

Почему российских биатлонистов поймали на допинге?

16/02/2009

За год до Олимпиады в Ванкувере российский спорт получил очередной чувствительный удар под дых. Причем в самом благополучном в плане результатов и популярности виде – в биатлоне. Накануне чемпионата мира, который стартовал в субботу в Южной Корее, выяснилось, что троих лидеров сборной России олимпийскую чемпионку Альбину Ахатову, чемпионов мира Екатерину Юрьеву и Дмитрия Ярошенко поймали на допинге.

  Первые неутешительные новости просочились в прессу еще в начале февраля, но пока не были проверены пробы «B», оставалась маленькая, но надежда. Которая окончательно улетучилась в пятницу, когда на специальной пресс-конференции Международного Союза биатлонистов неприятную информацию официально подтвердили. В пробах, взятых у россиян еще в декабре в шведском Остерсунде, был обнаружен популярный среди нарушителей кровяной допинг – эритропоэтин (сокращенно ЭПО), причем изготовленный кустарным методом. О санкциях пока не объявлено, но в лучшем случае Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко светит двухлетняя дисквалификация. Почему в лучшем? Дело в том, что по недавно принятому кодексу Всемирного антидопингового агентства наказание выносится после рассмотрения всех отягчающих и смягчающих обстоятельств и максимальный срок «отсидки» может составить четыре года. И судя по всему, провинившимся биатлонистам придется пропустить не только Игры-2010 в Ванкувере, но и домашнюю Олимпиаду в Сочи (попавшиеся на допинге будут лишаться участия в следующих после окончания срока дисквалификции Олимпийских играх). Ахатовой и Ярошенко уже за 30, и в их случае любое длительное наказание, скорее всего, автоматически означает окончание карьеры. Юрьевой всего 25, и ее возвращение в биатлон будет зависеть от наложенных санкций.

Самое простое назвать всю троицу «паршивыми овцами» и побыстрее забыть, но когда на допинге попадается кто-то один (как на прошлой Олимпиаде в Турине Ольга Пылева), это еще можно списать на досадную случайность или недобросовестность спортсмена, когда же ловят сразу нескольких… Президент Международного союза биатлонистов Бессеберг уже заявил, что надо понять – пойманы ли все нарушители из сборной России или это только верхушка айсберга? Конечно, можно было бы покричать об очередном наезде на спортивную Россию. Однако в отличие от нашумевшего и запутанного дела с подменой допинг-проб российскими легкоатлетками накануне Олимпиады в Пекине, здесь вроде все предельно ясно – попались биатлонисты с поличным. И теперь в России просто обязаны провести тщательное внутреннее расследование – не для отвода глаз, а чтобы найти виноватых. Иначе так и будем говорить, что во всем виноваты предвзятые международные допинг-службы, которые не ловят никого, кроме наших спортсменов. На самом деле ловят – и немцев, и американцев, и китайцев, но допинговые скандалы с россиянами, конечно, громче всех.


Удивительно, но до недавнего времени биатлон обходился без громких допинговых скандалов. Почему в последние годы ситуация начала меняться? Неужели биатлонисты раньше были кристально чистыми? Или их плохо ловили? Об этом, а также о перспективах биатлона в связи со скандалом специально для «Города 812» рассуждает двукратный олимпийский чемпион Игр-1980 в Лейк-Плэсиде, вице-президент федерации биатлона Петербурга Анатолий Алябьев:

– Опасения оправдались – россиян накануне чемпионата мира поймали на эритропоэтине…

– Контрольные пробы «B» Екатерины Юрьевой, Альбины Ахатовой и Дмитрия Ярошенко подтвердились, и это очень печально для нашей команды. Хотя мы, конечно же, понимаем – запрещенные препараты принимают все. Просто кто-то попадается, кто-то нет, а некоторые стимуляторы к тому же WADA (Всемирное антидопинговое агентство) еще не успело запретить. Под подозрением находились австрийцы, немцы, россияне… Если помните, несколько лет назад, еще до Олимпиады в Турине, было допинговое расследование по делу Альбины Ахатовой, весной 2008-го обвинения выдвигались в адрес Татьяны Моисеевой, но девушкам удалось оправдаться и отделаться легким испугом. Но сейчас без дисквалификации, судя по всему, не обойтись. Увы, нынче соревнуются не только непосредственно спортсмены, но и биологи. На грани, а то и за гранью допустимого. В наше время такого, поверьте, не было – фармакология находилась в зачаточном состоянии, употребляли только восстанавливающие таблетки. А сейчас тот же ЭПО значительно повышает функциональные возможности организма. 

– Чем выше популярность спорта, тем больше соблазнов.


– Да, ведущие биатлонисты становятся в своих странах суперзвездами, получают большие призовые, другие материальные блага. Им есть ради чего принимать допинг, идти на такой риск. Однако подобная картина и в других популярных видах спорта.

- Но до Олимпиады в Турине известных биатлонистов на допинге не ловили, в то время как лыжники попадались «пачками». Может, раньше на нарушения просто смотрели сквозь пальцы?

– Могу говорить только за себя – я за карьеру допинг никогда не принимал. Что же касается проверок, они уже довольно давно проводятся весьма серьезно и тщательно. Сейчас вообще пробы берут круглый год, а не только в соревновательный период. Стоит обнаружить повышенный уровень гемоглобина, как спортсмена мгновенно отстраняют от гонок на несколько дней, потом тестируют снова. Хотя, конечно, повышенный гемоглобин сам по себе не свидетельствует о применении ЭПО – у некоторых атлетов он высок от природы.

- Президент Международного союза биатлонистов Андерс Бессеберг заявил, что случай с россиянами – прорыв в антидопинговой борьбе. Может, все-таки правы те, кто называет происходящее антироссийским заговором?

– Не согласен. Я уверен – всех проверяют одинаково – и наших, и немцев и норвежцев. И положительные или отрицательные пробы не связаны с отношением руководства Союза биатлонистов к тем или иным сборным. В вопросах допинга в биатлоне никакого протекционизма не существует.

 - От допинга страдает весь профессиональный спорт. Можете предложить какой-нибудь выход из ситуации? 


– Не хочу никого обнадеживать, допинговые скандалы были, есть и все равно будут, несмотря на все усилия борцов с запрещенными препаратами. На мой взгляд, значительно сократить количество нечистоплотных спортсменов можно только карательными мерами. Нарушил закон, попался с поличным – сразу получай не двухлетнюю дисквалификацию, а отлучение пожизненно! Тогда многие потенциальные нарушители крепко задумаются. Это может жестко, грубо. Но эффект, поверьте, будет.

- Чем вы объясняете нынешние высокие, на уровне футбола, телевизионные рейтинги биатлона?

– Надо отдать должное руководству IBU, в 90-е годы оно не побоялось ввести новые дисциплины – гонки преследования, масс-старты, которые благодаря своей скоротечности и непредсказуемости заинтересовали телевидение и зрителей. Кстати, лыжи, чтобы поднять популярность, тоже стали меняться – появились спринты, масс-старты. Это шаги в правильном направлении, однако догнать биатлон лыжам будет крайне сложно. Удачное сочетание бега со стрельбой – большое конкурентное преимущество. 

- Если из-за дисквалификаций лидеров результаты россиян упадут, то интерес в стране к биатлону все же снизится.

– Конечно, отстранение трех ведущих биатлонистов не пройдет бесследно. Особенно на чемпионате мира в Корее. Даже те ребята и девушки, кого скандал не затронул, сейчас явно находятся не в лучшем психологическом состоянии. Но русские люди в экстремальных ситуациях, прижатые к стенке, всегда славились тем, что находили в себе скрытые резервы и наперекор всему побеждали. Тем более побеждать есть кому. Уверен, на Олимпиаде-2010 в Ванкувере в биатлоне мы можем планировать две золотые медали. Это вполне реально, даже несмотря на печальные события последних дней.

– Накануне сезона пост президента Союза биатлонистов России занял один из самых богатых людей страны Михаил Прохоров. Неужели он действительно вникает во все тонкости вида?


– Прохоров искренне интересуется биатлоном и его проблемами, внимательно следит, вникает в ситуацию. Он готов тратить не только свои деньги, но и время. Причем Прохоров готов помочь не только взрослому, но и детско-юношескому биатлону. Создать в стране такой же современный восстановительный центр, как в Германии. В январе в Рупольдинге я в компании коллег минут 45 подробно обсуждал с Прохоровым ситуацию. В том числе и по нашему региону.

– Петербургскому биатлону похвастаться нынче нечем. Если на чемпионат мира по лыжам в Либерец поехали двое представителей нашего города (Евгения Медведева и Наталья Нарышкина), то в биатлонной сборной в Корее вообще нет никого из Петербурга.


– Да, положение дел далеко от идеала. Наталью Гусеву, призера чемпионата мира-2007, замучили проблемы со здоровьем, молодая Екатерина Юрлова пока не может выдержать конкуренцию и входит лишь во второй состав сборной. И Гусева, и Юрлова сохраняют шансы на поездку в Ванкувер, но… Ситуацию в городе очень осложняет отсутствие современного лыжно-биатлонного стадиона, о строительстве которого говорят уже очень давно. Мы в федерации делаем все, что в наших силах, – за год на боеприпасы, экипировку, сборы, стипендии, биатлонные установки потратили около 6 миллионов рублей.

Но в случае со стадионом мы бессильны. Реализация проекта отложена на неопределенный срок.      


Денис Мостов