16+

Как наше ТВ правильно использовало новое лицо «Плейбоя»

15/02/2009

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Как выразился Фет, «Лев Николаевич до того всесторонне окружил частоколом наш умственный русский сад, что, куда, куда бы мы ни пошли, приходится лезть через его забор…». ТВ получило аналогичное задание: окружить зрителя частоколом, через который зрителю и не захочется перелезать, настолько внутри будет хорошо, надежно, уютно и со всех сторон перекрыто сладкими обещаниями повышения не только базовой, но и страховой части пенсий, да еще не на 15,2%, а на 17,5!


  Захочется ли из этого уютного мирка делать вылазки, скажем, в интернет, где за забором подкарауливают то Пионтковский, укрывшийся в засаде со своей концепцией «партии бабла», то Немцов, требующий от Медведева отставки Путина? Конечно, нет.

Тем более что отчетная неделя началась с заверений в том, что наш частокол – самый крепкий в мире, и кто сунется за наш забор, тому не поздоровится, а главное подтверждение – ОДКБ, создающая КСОР (коллективные силы оперативного реагирования), совместное ПВО с Минском и ликвидация военной авиабазы США в Киргизии, которую на классический имперский манер опять назвали подбрюшьем России.

Что защитить, кто нападет, с кем готовимся воевать, оставалось поначалу не очень понятным, но постепенно Главный Враг обрисовался. Причем это уже не мировой терроризм. Сначала мастера из «Прожекторперисхилтон» настойчиво смеялись над Обамой, напомнив тем самым анекдот 1970-х (американец заявляет, что может подойти к Белому дому и крикнуть: «Никсон дурак!», а русский в ответ говорит, что тоже может подойти к Кремлю и крикнуть: «Никсон дурак!»); потом в воскресных «аналитических» программах напомнили об устроенной американцами «тюльпановой революции» в Киргизии, чтобы после изгнания Акаева устроить около Бишкека опорный пункт US Air Force. Тут же подробно рассказали об обидах Киргизии на США: американский солдат на территории авиабазы застрелил шофера Иванова, работавшего по найму, потому что увидел у него в руках перочинный ножик, и американцы уже более двух лет расследуют дело, но никаких результатов нет, потому что покрывают убийцу… В итоге Киргизия решила денонсировать договор с США и другими 11 странами, воюющими в Афганистане, и вступить в военный союз с Россией, потому что в России всегда любили и много издавали Чингиза Айтматова, любовь к которому скрепит и новый военный союз.

А завершила геополитическую картину отчетной недели любопытная программа «Судите сами», где все вполне уверенно говорили о США как о главном (наравне с Китаем) сопернике России, притом сопернике конституциональном, неустранимом. И именно о попытке России добиться перевеса в этом соперничестве сегодня, когда США мешает кризис, идет речь. ТВ в этом деле используется как рупор, направленный не на нашего зрителя, а на Обаму и его команду, и это для нашего нынешнего ТВ, которое нагружено заданиями внутренней пропаганды, необычно.

В этом смысле обычной была экономическая составляющая ТВ-процесса, основанная на внушении несложной идеи: Путин – капитан, который уверенно ведет наше судно по волнам финансового шторма. Голос диктора методично сообщал: мачта скрипит, но не гнется, шоковой терапии не будет, страна избежала кризисного шока, все успели адаптироваться, пенсии будут повышаться постоянно, социальные обязательства будут выполнены. Особенно в части создания экономической идиллии преуспело «Воскресное Время», показав вдохновенный отчет об экономическом форуме «Россия-2009». Путин в своем докладе фантазировал о создании в России международного финансового центра, а закадровый голос не исключал девальвацию доллара и ликвидацию евро.

Получалось, что после финансового шторма смогут уцелеть только Россия и рубль, а всех остальных смоет в океан, и это прозвучало приветом из 1952 года, когда главный поэт современности Сергей Михалков написал басню «Рубль и доллар»: «Американский доллар важный, / Который нынче лезет всем в заем, / Однажды / C советским встретился рублем». И наш рубль сказал по-сталински гордо и ясно: «За черные дела тебя берут убийцы, / Торговцы родиной тебя в карман кладут. / А я народный рубль, и я в руках народа, /… / И всем врагам назло я крепну год от года»». Этот стиль стал камертоном для ТВ. Смысл – это не то, что характеризует наше ТВ.

 Из прочих впечатлений – интервью нового патриарха Кирилла (Гундяева), показанное в «Вестях недели». Начать тут следует с забавной мизансцены: интервьюер Е. Ревенко был посажен на стульчик с более короткими ножками, чем у кресла, на которое посадили патриарха, и в результате, находясь у подножия патриаршего трона, Ревенко задавал свои вопросы, вынужденно поглядывая снизу вверх.

Кирилл произвел любопытное впечатление: говорит он практически с той же лексикой, что и Путин, только быстрее и артистичнее, с большим количеством интонаций и модуляций. К тому же как-то сразу стало ясно, что Кирилл – это не просто новый патриарх, а, скорее, идеолог, «Суслов сегодня». Но если тот Суслов предлагал ждать коммунизма, то Кирилл предлагал не ждать ничего, а просто жить и терпеть, сопротивляться кризису терпением, как он выразился. Потому что Россия – это большая деревня Терпеньевка, и терпение народа – залог стабильности. Правда, власти Кирилл тут же напомнил, что народное терпение власть эксплуатирует, а это нехорошо, но напомнил мягко. 

Не хотелось бы никого обижать, но все же наиболее сильное впечатление произвел «Главный герой» – тот сюжет, который был посвящен новой пассии 82-летнего Хью Хефнера, Даше Астафьевой. В условиях кризиса и для экономии Хефнер выгнал из своего замка целую роту девок и оставил одну гарную дивчину, украинку Дашу. Украинская теща Хефнера завидовала дочери прямо в кадре, Даша же оказалась эксгибиционисткой, раздевшейся прямо на презентации ее как нового лица «Плейбоя». Причем, чтобы впечатление от нового лица было более стойким, Даша подняла платье и сняла то, что под ним было. Порнофотографиями сразу заполнился интернет, а у нашего ТВ свой профит. Комментарий сделал вполне прозрачной политическую аналогию: вот он репрезентативный символ молодой украинской «демократии», бесстыжей и разнузданной, которая беспринципно отдается за деньги старому импотенту, дяде Сэму, находящемуся при смерти.      


Михаил Золотоносов
 











Lentainform