16+

Может ли Черномырдин стать Махатмой Ганди?

22/02/2009

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Уволили сразу четырех губернаторов. Пошли споры о том, кто их уволил – то ли президент Ме, то ли премьер Пу. Большинство аналитиков почему-то склонялось к версии президента. Почему склонялись? Видимо, исходя из собственных тайных желаний: раз это Ме, значит, он набирает силы. А если набирает силы, значит, когда-нибудь станет таким сильным, что сможет даже что-нибудь эдакое сказать премьеру. Ну, а там уже недалеко и до перестройки с гласностью и прочей вольностью.


  На чем другом, кроме тайных желаний, могли основываться аналитики -  совершенно непонятно. Впрочем, сейчас нас  интересует не то, кто снял одних губернаторов и назначил других, а то, как на это отреагировало население.

А оно никак не отреагировало. Хотя демонстративные отставки были придуманы в том числе для населения – чтобы оно видело, что руководство действует, работает, шевелится.

Но население не реагирует, потому что не понимает, почему этих снимают, тех переводят, что это за «первая сотня кадрового резерва». Как в эту сотню попадают и если попадают, то что из этого следует.

Население совершенно равнодушно. Но не просто равнодушно, а равнодушно  с ощущением неправильности и даже аморальности отечественного мироустройства.
Вообще, разговоры о морали очень скучны. Вот, например, римский раб и философ Эпиктет сказал, что лучше смерть, чем позорная (в смысле аморальная) жизнь.

И долго потом доказывал, что добродетель – вещь неубыточная. То есть, поменяв распущенность на порядочность, ты в итоге получишь больше, чем потерял.

Это было очевидно для Эпиктета, а для всех остальных – не очень.

Поэтому в борьбе за нравственность раб-философ предлагал заниматься самовнушением: если другим достается богатство, то мне – мудрость. Если кому-то власть, то мне – умеренность, и так далее.

Вроде правильно, но до нынешнего кризиса население страны Ро воспринять идеи Эпиктета вряд ли могло, потому что ощущалась во всех его утверждениях искусственность – вряд ли большинство наших сограждан готовы были смириться с мыслью о столь несправедливом распределении благ: аморальным достаются власть и деньги. А нравственным – всякая  оставшаяся ерунда.

Но в кризис, когда деньги уже непонятно чего стоят, мысли о морали кажутся более злободневными. Не хватало только духовного лидера, который бы объявил о борьбе хоть за какую-то новую мораль.

И вот он появился. Провозвестником новой эры стал  Виктор Степанович Черномырдин, наш посол на Украине. Что сделал Черномырдин? Вроде ничего хитрого.  Он дал интервью в своем духе и сказал, что  политики на Украине собачатся. Что Ющенко человек хороший, потому что только хороший человек может часами  ходить вокруг какого-нибудь пенька и фантазировать. А если хороший человек делает что-то не то – значит, кто-то им крутит-вертит.

Понятно, что на него обиделись. Говорить, что недостойно посла так говорить. Стали требовать его высылки из Украины.

Но тут не важно – вышлют или нет. Важно, что говорил человек искренне. Безо всяких там политических экивоков.

В общем, Черномырдин – это и есть олицетворение новой морали. Только правду и только бесхитростно. Почти Махатма Ганди.

Спросят у нас, любителей Черномырдина, где же он раньше был, почему раньше новую мораль не принес. А тут ответ прост.

Все ровно по Конфуцию – только к шестидесяти годам человек начинает отличать правду от лжи.    

 


Сергей Балуев
 











Lentainform