16+

Отпустили его в Гималаи

22/02/2009

ГЛЕБ СТАШКОВ

27 февраля 1784 года. Умирает граф Сен-Жермен. Ну и что нам за дело? Мало ли, сколько графов когда умерло? Но тут особая история. Непонятно, кто именно умер? И умер ли вообще? Это тот самый Сен-Жермен, который в «Пиковой даме» открыл графине Анне Федотовне тайну трех карт. Знаменитая теософка Блаватская уверяла, что он был учеником египетских и индийских иерофантов (что-то вроде древних жрецов). А французский император Наполеон III велел собрать все достоверное об этом человеке. Ему собрали, но папка сгорела во время Парижской Коммуны.


  Тем не менее известно, что такой человек действительно был. Дипломат, художник, писатель, композитор, алхимик. Особа, приближенная к тьме императоров, королей, герцогов и всевозможных ландграфов. Персона, таинственная даже среди авантюристов XVIII века.

Для начала – никто не знает его имени. В разных местах он представлялся двумя десятками разных имен, не скрывая, что каждое из них вымышленное. Никто не знает, когда он родился. Сам Сен-Жермен нес по этому поводу любую околесицу. То рассказывал, что был неплохо знаком с Иисусом Христом. То просто  загадочно заявлял, что гораздо старше, чем кажется. Никто не знает его происхождения. Современники выдвигали разные версии – от незаконного сына испанской королевы до португальского еврея. Самая достоверная – сын венгерского князя Ференца Ракоци, который поднял восстание и плохо кончил. Наконец, никто не знает источников его богатства.

И вот этот невесть откуда взявшийся господин неожиданно всплывает и с тех пор всю жизнь околачивается, как ровня, в кругу самой высокой аристократии. И путается в делах самой высокой политики. Да, он свободно говорил почти на всех европейских языках и имел изысканные манеры. Но этого как-то мало.

В Англии его арестовывают. Потом отпускают и почему-то приглашают на обед к лорду Харрингтонскому, казначею Парламента. В Вене он дружит с премьер-министром Фердинандом Лобковицем. Из Австрии отправляется во Францию. Там заводит нечто вроде дружбы с самим Людовиком XV. Удаляет ему трещину с бриллианта. Поражает какими-то диковинными красителями. Преподносит мадам Помпадур живительный бальзам, который не спасает от смерти, но избавляет от старения.

В итоге Людовик дарит ему замок Шамбор и 100 тысяч ливров на алхимические опыты. Более того, использует Сен-Жермена для щекотливых дипломатических поручений. На этом граф и погорел. Был ли он шпионом, как утверждал его завистник Казанова, – тут уж не разберешь. Но Людовик решил переправить своего недавнего любимца из Шамбора в Бастилию.

Сен-Жермен укрывается в Англии. Оттуда держит путь в Россию. У нас он якобы поучаствовал в дворцовом перевороте в пользу Екатерины II. Опять же черт знает, правда ли. Но в Европе он действительно в сопровождении братьев Орловых щеголял в мундире русского генерала.

Потом снова череда путешествий. Последняя остановка – при дворе Карла Гессенского, покровителя алхимиков. Перед смертью, то есть нашей датой, Сен-Жермен признался, что не умирает, а отправляется на отдых в Гималаи. После чего умер. При этом сам Карл свидетелем смерти не был.

Дальше – полная теософия. Через год графа видели на конгрессе франкмасонов вместе с Калиостро. Сен-Жермен, конечно же, был масон, тамплиер, розенкрейцер и далее по книжке Эко «Маятник Фуко» (там он, разумеется, тоже фигурирует). Еще через три года его встречают в Венеции. Потом он пишет предостережения Марии-Антуанетте, заглядывает на Венский конгресс. И везде – свидетели. В 1912 году он в Петербурге, в 1939-м – в Париже.

Вот это судьба! Вот это авантюрист! Не то что нынешние. У которых только и хватает фантазии загрести денег из казны да назначить в правительство пару своих
людей.     


Глеб Сташков


 








Lentainform