16+

Потерянный рай бизнесмена Полонского

03/03/2009

Потерянный рай бизнесмена Полонского

Менее года назад миллиардер Сергей Полонский публично заявил на выставке в Каннах: «Все, кто стоит меньше миллиарда, могут идти в жопу». А сегодня выяснилось, что Полонский и больше не миллиардер, а без пяти минут банкрот, и сам пошел туда, куда еще недавно посылал менее удачливых граждан. Из-за кризиса его компания Mirax оказалась в тяжелом положении: у нее около 770 млн долларов долгов, которые необходимо погасить в 2009 году. Полонский пребывает далеко не в лучшем морально-психологическом состоянии. Оттого, очевидно, и начал публиковать свои стихи в livejournal.com. Рифмованные мысли недавнего «гламурного» миллиардера, настоящего героя нашего времени (по мнению журнала Forbes), заслуживают краткого семантического разбора.


Фрагменты из Полонского:

Жизнь слишком коротка для тех, кто ничего не понял,
И бесконечна для тебя, как космос.
Мы рождены 14 мильярдов лет назад. Как, где или когда — не в этом смысл этих строчек.
Ты здесь. Сейчас. Ведь мир и ты — одно и то же.
Умнеть, ты скажешь, нужно незаметно, а то глядишь...
Но жизнь ведь коротка. «Пока». 

Если в общих чертах, то Полонскому хреново. С первых же строчек автор ставит черту между нами (теми, кому нечего терять) и собой (тем, кто потерял все): «Я не могу понять тебя, а ты меня… Но надо как-то дальше жить». При этом поэт с ходу окунает нас в эсхатологически-инфернальный мир растерянности, куда его неожиданно привела пророческая фраза с Лазурного побережья: «А может, рай и ад — одно и то же? … Жизнь слишком кротка и бесконечна».

Тем не менее через пару слогов Полонский все-таки сориентировался в загробном мире и признает с болью: «И после смерти вместе превратимся в пепел». Мысль не совсем нова, но крыть нечем — мементо море. К тому же так и просится одно из самых известных шекспировских толкований — «жить или не жить».

Тем не менее, даже пребывая в незавидном положении, Полонский продолжает себя чрезвычайно ценить, говоря о том, что у него «IQ-мильон»

Далее Сергей Полонский удивляется неразумности некоего виртуального собеседника, в котором он фокусирует свое «я» конкретно по Фрейду: «А как ты можешь жить, когда в твоей башке такая каша?» И, несмотря на реальные угрозы кредиторов, дает ответ самому себе: «Может быть, пора в ней навести порядок». Гениальной строфой это тоже не назовешь, зато прямо, по-солдатски, без конформистских выкрутасов и уловок.

Фрагменты из Полонского:

Ты здесь опять, тогда возьми дрова из этих сосен и разведи костер... и три полена положи от разных сосен.
Что видишь? Молчи, не говори,
А то глядишь, в дурдом друзья отправят.
Да, кстати, я забыл сказать — все, что прочел, Пожалуй, тоже стоит уничтожить... 

Вскоре поэт затрагивает проблемы, безусловно, геологических масштабов, как по времени, так и по глупости: «Мы рождены 14 мильярдов лет назад». Видимо, рождение вида «человек прямоходящий» Полонский немного спутал со стоимостью раздутых рекламой своих докризисных.

Затем Полонский берет совершенно изумительный темп, взятый взаймы у самого Бродского: «И разведи костер и три полена положи из этих сосен». Настоящее изысканное движение в сторону русской пословицы о блуждании в трех соснах. Катастрофически бронебойной могла бы стать лишь метафора о трех досках из Ноева ковчега.

Правда, концовка испорчена страхом за будущее, настоящей фобией: «Молчи, не говори, а то глядишь, в дурдом друзья отправят». Именно испорчена. Так как прослеживается ожидание уйти от возможного уголовного наказания, сославшись на психическое расстройство.

Многим людям любопытно узнать, о чем тоскуют финансовые воротилы после того, как наворотили, насколько они ошибались в том, что роза пахнет лучше, чем капуста, и полагали, что и суп из роз окажется вкуснее.

Мы согласны, что носитель исчезающей профессии «миллиардер» обязан иметь присущую только ему вербальную стилистику (впрочем, как и грабитель банков).

Если же эти господа хотели исторического или творческого бессмертия, то господин Кризис беспардонно разжевал, что бессмертие — это всего лишь состояние мертвеца, который не верит, что он умер.

 

Егор Иванов











Lentainform