18+

Чем меньше народу – тем больше бюллетней

09/03/2009

Прошедшие 1 марта в Петербурге муниципальные выборы, несмотря на всю свою незаметность, были во многом уникальными. Ритуальные стенания общественности, что «нынешние выборы – самые скандальные за всю историю города и скандальнее быть не может», звучащие во время каждой кампании, на этот раз, похоже, оказались не лишенными оснований. Скандалы были, конечно, не ахти какие – но зато, кроме скандалов, не было вообще ничего.

  Всему виной то, что основные игроки – «Единая» и «Справедливая» России не получили на предвыборную кампанию финансирования (единоросы сидели вообще без денег, у эсеров чуть-чуть все-таки было). А без финансирования, понятно, никакой кампании не бывает. Партиям не хватило сил даже развесить уличную рекламу, хотя ввиду кризиса она отдается по демпинговым ценам. Поэтому все ограничилось одним большим скандалом в самом начале, когда с помощью разных юридических уловок до выборов не были допущены треть кандидатов от «Справедливой России», четверть шедших от КПРФ, а также примерно половина яблочников.

В итоге борьба шла на уровне муниципальных округов. Если кто и давал деньги на эти выборы – то только депутаты ЗакСа, желающие сохранить или укрепить позиции в своих муниципалитетах. Определенную активность проявляли, естественно, и сами действующие муниципалы. В тех редких случаях, когда они оказывались противниками, возникали противостояния, не заметные, впрочем, никому, кроме самих участников.

Говорят, однако, во время подготовки списков кандидатов начали возникать конфликты внутри «Единой России», поскольку разные силы пытались запихнуть в одни и те же округа своих людей. На поверхность, впрочем, всплыл только скандал с депутатом-единороссом Вадимом Войтановском. Товарищи по «Единой России» обвинили его в том, что он двигает своих сторонников по спискам других партий (так как не смог вписать их в свою родную), и пригрозили даже лишить партбилета. Хотя, как говорят знающие люди, конфликты с Войтановским начались давно и история с муниципалами – лишь повод, а не причина для возможных оргвыводов.

Сами результаты выборов оказались удивительными во всем. Во-первых, на участки пришло целых 17,5%  избирателей. Если учесть, что в городе практически не велась предвыборная агитация, а сама муниципальная власть горожанам неинтересна и непонятна, иначе как чудом такой результат не назвать. Хотя у всякого чуда есть свое объяснение – по крайней мере метафизическое. Например, официально не признанный, но объективно существующий административный ресурс.

Во-вторых, это результат «Единой России» – 77% (плюс, по оценкам самих единороссов, примерно половина из независимых кандидатов, которых избралось 15%, также являются  людьми «ЕР»). Это – необычный показатель для «Единой России». На выборах в ЗакС в марте 2007-го она получила 37%, на выборах в Думу в декабре того же года – 53%. При этом на думских выборах список партии возглавлял Владимир Путин, что существенно увеличило результат партии.

Отчасти этот странный феномен можно объяснить следующим образом. На муниципальных выборах в основном побеждают команды действующих депутатов, которые успели познакомиться и подружиться со всеми местными ветеранско-пенсионерскими  организациями. В большинстве своем эти депутаты записались в «Единую Россию», что и дало этой партии такой результат.

Аналогичным образом, очевидно, улучшила свои результаты и «Справедливая Россия» – вместо 66 депутатов, которые у нее были до выборов, она получила 110 мандатов, что соответствует 7% голосов. Это явное падение по сравнению с результатом выборов в ЗакС (22%). Однако если треть кандидатов от этой партии не была зарегистрирована, то в таких округах эсеры получили 0%, что и сказалось на общей статистике.

Впрочем, это далеко не единственное объяснение успеха «Единой России». В абсолютных цифрах за нее проголосовало примерно 450 тысяч избирателей. Тогда как на выборах в ЗакС – всего около 400 тысяч человек. Это выглядит несколько странно. На выборы, которые никого не интересуют и про которые мало кто слышал, приходит больше сторонников определенной партии, чем на выборы, где есть хоть какой-то драматизм и интрига. При этом в целом голосовать за муниципалов пришло в 2 раза меньше людей, чем на выборы городского парламента. Некоторые непатриотично настроенные эксперты склонны объяснять это тем, что степень применения административного ресурса и уровень фальсификаций на этих выборах были гораздо выше, чем обычно.

В Кировском районе (представлен в ЗакСе исключительно членами «Единой России», в свое время от него избирался Вадим Тюльпанов) партия власти получила 100% по всем муниципалитетам (правда, там есть подконтрольный эсерам муниципальный округ «Автово», выборы в который 1 марта не проводились). Этот район знаменит своими симпатизирующими «Единой России» крысами (в 2005 году суд отменил итоги выборов в муниципальном образовании «Красненькая речка» по жалобе оппозиционеров. Они обвиняли муниципальную избирательную комиссию в фальсификации, а та не представила суду документов по избирательной кампании, сказав, что их съели крысы).

Увеличению числа фальсификаций, о котором говорят все участники выборов за исключением получившей почти 80% голосов «Единой России», есть объяснение. В отличие от всех остальных выборов, эти проводит не Горизбирком, а 108 независимых муниципальных избирательных комиссий. И если городская комиссия всегда находится на пике общественного внимания, то разбираться в деятельности одной из муниципальных комиссий никому не интересно. Что развязывает каждой из них руки.     

Антон Мухин

__________________________________________________________
  P.S. 

В прошлую среду по итогам выборов депутаты ЗакСа от «Справедливой Россия» предложили принять депутатский запрос к губернатору, не считает ли она нужным взять под личный контроль проверку  нарушений во время выборов. За него проголосовали не только союзники эсеров из КПРФ, но и ЛДПР, которая тоже считает себя обиженной по итогам выборов.

Это первый случай раскола в нерушимом блоке ЛДПР и «Единой России» за всю историю его существования. Обращение, поддержанное тремя этими фракциями, вполне могло бы быть принятым. Этого не случилось лишь потому, что 2 голоса депутатов-эсеров контролируются «Единой Россией», один из членов ЛДПР, по нашим данным, голосовал против, кроме того, не все оппозиционеры были в зале.