16+

Может ли у кризиса быть несколько концов?

15/03/2009

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Когда закончится кризис? Среди населения страны Ро нет единства в прогнозах. Например, министр финансов Кудрин говорит, что раньше чем через 3 года выхода из кризиса не будет. А вице-премьер Шувалов - что через 3 года мы уже выйдем из кризиса. То есть дает чуть более благоприятный прогноз по сравнению с кудринским.


  А Кудрин подумал и уточнил свой прогноз, сказал, что только в 2013 году можно будет ограничить дефицит бюджета. Увеличил срок кризиса еще на пару лет.

Премьер Путин говорит, что этот год будет трудным, но во втором полугодии будет «виден свет в конце туннеля». Президент Медведев заявляет, что и сам не знает, когда кризис закончится. А 6 процентов не наделенных такими высокими должностями граждан (это по данным социологов) считают, что страна из кризиса вообще никогда не выйдет.

Понятно, что такой разброс мнений надо объяснять. И объяснить можно. Как минимум, тремя версиями.

Первая версия – дело тут исключительно в точке зрения. Об этом неоднократно писали разные умные люди. Например, профессор Паркинсон в своих исследованиях описывает такой случай: во время битвы при Балаклаве лорд Реглан отдал лорду Лукану приказ атаковать артиллерию противника. Лорд Реглан при этом находился на вершине холма. Но у лорда Лукана, находившегося в долине, был иной обзор поля боя, и он не видел пушку, которую лорд Реглан намеревался захватить, зато видел несколько батарей, о которых не было сказано ни слова. По приказу Лукана лорд Кардиган бросил на них пехотную бригаду, которая и была полностью уничтожена.

Что здесь важно усвоить? – спрашивает Паркинсон. То, что лорду Реглану, человеку во многих отношениях замечательному, не хватило воображения, чтобы понять, как поле битвы может выглядеть под другим углом, тем более – на другом уровне.

Здесь, конечно, стоило бы разобраться, у кого неправильный угол обзора – у премьера Путина, министра Кудрина или 6 процентов граждан, но это тема для другого исследования.

Вторая версия – семантическая. Понятно, что заявление английского медведя Винни-Пуха, сделанное им английскому же ослу по имени Иа-Иа о том, что «хвост или есть, или его нет, по-моему, тут нельзя ошибиться», в отношении кризиса почему-то не работает. То есть в отношении кризиса можно ошибиться, потому что понятия «кризис» и «в чем состоит его конец» – терминологически у нас еще не устоялись.

С другой стороны определения кризисов, понятное дело, существуют  – самое простое дал американский президент Гарри Трумэн. По его утверждению:  спад – это когда ваш сосед теряет работу, кризис – когда работу теряете вы.

Исходя из этого четкого труменовского определения, можно дать третье научное объяснение того, почему так разнятся заявления о длительности кризиса.

Те, кто говорит о глубоком и длительном кризисе, считают, что угроза потерять свою работу велика. А те, кто дает позитивные прогнозы, – полагают, что их место крепко и, возможно, это даже не кризис, а простой спад.

То есть вице-премьер Кудрин чувствует угрозу отставки гораздо больше, чем вице-премьер Шувалов. Премьер Путин практически безмятежен. А президент Медведев не может делать прогнозы о своей судьбе.      


Сергей Балуев
 











Lentainform