18+

Что будет с российской экономикой, если либералов заменят консерваторы

15/03/2009

В Петербурге, на базе факультета философии и политологии СПбГУ, создан Петербургский консервативный клуб. В этот клуб объединились те, кто считает себя консерваторами, чтобы найти свои ответы на вызовы времени. Среди консервативных идеологов и философ-традиционалист, называющий себя евразийцем Александр Дугин.

- Значит, консерваторы должны дать достойные ответы на вызовы времени. Сейчас главный вызов – это кризис, который Россия переживает не так легко, как об этом власти говорили еще осенью. Какой ответ у вас есть на это?

– Консерваторам есть что ответить. Консерватор стоит в оппозиции к наиболее модернистическим социальным и экономическим моделям. Консерватор не доверяет времени и его новизне, он предупреждает: вот вы что-то придумали, а вам же по башке это и ударило. Изобрели технологию по расщеплению атома, дальше изобретете атомную бомбу, убьете много людей, будете ахать, а мы вам говорили, что так случится, если будете продолжать.

– А с экономикой-то как?


– То же самое с экономикой. Развитие финансовой модели экономики, когда совокупность всевозможных ценных бумаг, деривативов, хеджинговых фондов, различного рода бумаг, направляемых на кредиты, рано или поздно должно привести к коллапсу экономики. Нам прогрессисты говорили, это развитие будет вечным, будет вечно расти цена на нефть и газ, будет вечно расти спрос на акции, а мы говорили – рано или поздно это упадет.  Никто в мире не понял, что собственно произошло, ведь основные сейчас слова: ничего, ничего, сейчас это переживем и зайдем на новый виток.

– А это не так?


– С точки зрения консерваторов, нынешний кризис закономерный итог такой модели экономического развития. Консерватор говорит: граждане либералы, граждане сторонники либеральной экономической модели в региональном и глобальном масштабе – если вы не пересмотрите свое отношение к либеральной экономике, которая по своей сути является тупиковой, поскольку основана на ряде подлогов и иллюзий, то вы будете обречены на повторение кризиса на следующем этапе.  Кризис надо воспринимать не как сбой в регуляции рынков, а как крах всей линии экономического развития.

- Хорошо, закрываем хеджевые фонды в России, банки закрываем, банковский процент запрещен, как ростовщичество…

– Я пока этого не вижу…

- Предположим, что все это уже сделано, что дальше делаем?

– Если Россия осознала смысл происходящего, должна последовать серия отставок. Набиуллиной, Кудрина, Шувалова, Дворковича. Это люди либеральной идеологии, которые проводили идею доверия тем институтам, которые сейчас рухнули. Они либералы, и их Бог умер. Бог этих деривативов. Бог роста цен на нефть умер. Бог ресурсного бюджета… Жрецы этого Бога должны быть порезаны, как были жрецы Ваала порезаны Илией. Это библейская история.

- Хорошо, наказали, принесли в жертву жрецов Ваала, дальше что?

– Точно наказали?

– Представим, что точно наказали. Что потом?


– Дальше мы обращаемся к тем людям, которые предупреждали и говорили, что такое развитие до добра не доведет. Это Михаил Хазин, это Андрей Кобяков, Сергей Глазьев и школа покойного академика Львова. Это люди, которые предлагали  альтернативное развитие экономики…

- И что они будут делать с той же нефтью, с тем же стабфондом?

– Стабфонда у нас нет, его уже растратили. Нефть у нас будут всегда покупать, даже если мы введем тоталитаризм и будем каждого второго вешать, у нас будут покупать нефть и газ по тем же самым ценам – мы можем эти деньги воровать, пилить, прогуливать, раздавать бедным, можем вкладывать в экономику, это совершенно не важно. Цены на нефть и газ будут такими же. Необходимо создавать реальный сектор экономики.

– Какой реальный сектор – второй АвтоВАЗ построить?


– У нас есть высокие технологии, особенно в сфере ВПК, которые сейчас недофинансируются.

- Технологий по производству чего? Ракет? В гонку вооружений втягиваться?

– Гонка вооружений необходима, если мы хотим как минимум сохранить свободу. Гонка вооружений позволит развить сегменты, прилегающие к ВПК. Это самый простой способ, американцы всегда к нему прибегают, когда у них плохо. Начать с вложений в оборонную сферу, а вокруг оборонной сферы гигантская система коррелированных к ним производств. Весь бюджет можно в оборонку пустить, вокруг него вырастет экономика. Путин 8 лет уже талдычит этим саботажникам, которые в правительстве заседают, о необходимости создания наукоградов, но ведь не делается ничего.

- А есть-то что мы будем – продукцию ВПК?

– Еще одна альтернативная стратегия, помимо создания реального производства, – формирование сельскохозяйственной самодостаточности. У нас ведь начнется голод при сокращении рабочих мест. У нас эти магазины, которые заполнены импортными продуктами, они опустеют, возникнет дефицит сельскохозяйственной продукции.

- У нас почти вся страна в зоне рискованного земледелия…

– У нас многие области плохо приспособлены к ведению сельскохозяйственных работ, например, Урал, там вообще земледелия нет, в Свердловской области 6% людей заняты в сельском хозяйстве, при 40%-ном сокращении рабочих мест. Что они будут есть?

- Да, что?

– Необходимо создавать мобилизационный проект сельского хозяйства, чтобы Россия могла в любом случае своих граждан обеспечить. Банки нужно национализировать, запретить им их спекуляции, не повышать их капитализацию.

– Запретить банковский процент?

– Нет, банки не могут работать без процента, но они занимаются торговлей акциями и вовлечены в фиктивный экономический механизм. Сейчас миллиарды долларов государственных вкладываются в капитализацию банков, а капитализация – это фиктивный показатель объема торгуемых акций. Берут реальные деньги и вкладывают опять в ту же самую систему. Кто так научил – либеральные экономисты, жрецы Ваала, которые продолжают бесчинствовать в святой земле Израиля… Так что надо вырезать либеральных экономистов и изменить экономическую политику на прямо противоположную. Не развитие финансового сектора, не интеграция в мировую экономику, не доверие к показателям якобы макроэкономического роста, которые на самом деле ведут к деградации экономики. Надо сменить черное на белое.

– Но существует мировое разделение труда, и оно всегда существовало:  мы меха производили и пеньку – а они шелк и оливковое масло. И никуда от этого не деться, потому что, как ни развивай сельское хозяйство, бананы у нас расти не будут.  Разве России не надо встраиваться в это международное экономическое пространство?


– Не надо, в настоящее время разделение труда в мировом масштабе ведет к прогрессу более развитых регионов и регрессу менее развитых. Это закон Фридриха фон Листа. Более развитая часть начинает эксплуатировать и загонять в тупик стагнации и деградации мене развитый регион. С точки зрения международного распределения труда нам уготована одна роль: поставлять природные ресурсы и быть хранилищем ядерных и других расходов. Если мы хотим быть бомжами и жить на свалке, то это хорошо. Но мы же не хотим травить наших людей ядерными отходами. Я категорически против разделения труда, если надо отказаться от бананов – я готов.

- И от мобильной связи?

– Так, без телефонов, будем разговаривать.    


Марианна Баконина