16+

Что будет, если Петербург останется без импортного молока и сыра?

23/03/2009

Что будет, если Петербург останется без импортного молока и сыра?

«Город 812» продолжает исследование рынка продуктов. Мы пытаемся найти ответ на вопрос: что произойдет, если импортные продукты вдруг станут недоступны (в кризис ожидаешь самого худшего)? Из материалов, опубликованных в прошлых номерах, стало ясно, что выжить без импортного мяса Петербургу будет очень сложно. С рыбой чуть лучше, но в основном с замороженной (со свежей ожидаются перебои). Теперь разбираемся - что будет, если Петербург останется без молочного импорта?


        Молочные реки

Молоко в России производить умеют. В прошлом году, например, отечественные коровы выдали на-гора 9,2 миллиона тонн молока. Импортируют в Россию в основном сыр, масло и творог (для приготовления 1 кг творога требуется 4 – 7 литров молока, а для килограмма масла – 25 литров).

Но и молоко тоже мы импортируем. Не живое, а сухое – в 2008 году ввезли 75 тысяч тонн. Из одного килограмма сухого молока обычно получается 10 литров обычного.

– Известно, что на поддержку молочных ферм из Латвии Евросоюз выделил более 400 миллионов евро, – заявил «Городу 812» президент ОАО «СевЗапМолоко» Игорь Подлипенцев.

– А в России совсем не помогают?


– В России фермерам тоже помогают – но кредитами,  что в итоге оборачивается помощью банкам. Вот где по-настоящему дешевое производство – так это в Новой Зеландии. Это страна пастбищ: там не надо заботиться ни о корме для коров, ни о трудоустройстве и досуге пастухов, потому что коровы сами гуляют, где хотят, а в положенное время приходят к доильному аппарату.


- А если везти масло морем из Новой Зеландии сюда, оно разве не делает его золотым?

– Транспортировка готовой продукции из южного полушария в северное требует, конечно, денег, но морской путь издавна считался самым дешевым. А в России поголовье коров будет сокращаться и дальше – как и количество людей, занятых в молочной промышленности.

В прошлом году Министерство сельского хозяйства заявило, что будет бороться с засильем белорусского продукта (белорусское молоко в два раз дешевле российского). Дело в том, что на фоне увеличения импорта сухого молока снижались цены на сырое молоко. В результате, по данным Минсельхоза, в некоторых регионах России фермеры не могли продать молоко: по заявленной цене его никто не покупает.

        Импортные берега


Импорт молока и сливок в Россию в последние годы снижался, а импорт сыра, наоборот, рос -  ежегодно на 30 – 40 процентов. Например, в 2006 году в страну было ввезено 55 тысяч тонн сыра, а в 2007-м – уже 76,2 тысячи.

Официально доля импорта на рынке молока не превышает 16 процентов. Правда, если считать отдельно сыры и масло, то все будет не так здорово – в этой области доля импорта достигает 40 процентов.

Впрочем, молокопромышленники считают все эти цифры импорта не отражающими реальной ситуации на рынке – они говорят, что 52 процента продаваемой в российских городах молочной продукции привозится из-за рубежа или готовится здесь из импортного сырья.

– Переизбыток импортной продукции обеспечивается в первую очередь свободой рынка, – говорит президент «СевЗапМолоко» Игорь Подлипенцев. – Наша страна пошла по уникальному пути: открыла рынок без всякой попытки учесть национальные интересы. Отечественным фермерам трудно взять кредит под еще не произведенную продукцию, а молокозаводам удобнее работать с импортным поставщиком. В результате российский фермер потерял возможность конкурировать с иностранным. Спустя несколько лет, когда выяснилось, что российские колхозники никакой конкуренции западным фермерам не составят, поголовье скота стало резко сокращаться, а доля импорта на рынке – расти. Я еще понимаю, когда на рынок автомобилей приходит иностранный производитель – это, наверно, выгодно и потребителю тоже. Но в случае с молоком преобладание импорта вредит и нам, промышленникам, и государству. Хорошо еще, что молоко, которое приходит к нам, – вполне качественное.

В Российском молочном союзе, правда, считают, что без импорта, если что, мы легко можем обойтись.

«В России научились делать всё, – рассказал «Городу» исполнительный директор Российского молочного союза Владимир Лабинов.  – Все йогурты и творожки, даже с заграничными названиями – отечественного производства. И если с прилавков по каким-то причинам пропадет импорт, то это почувствуют разве что любители экзотических сыров, а в общепите – производители пасты и пиццы».

Кроме пасты и пиццы исчезновение импорта, безусловно, скажется на рынке «обогащенных напитков». К таковым относятся, например, творожки и йогурты, препятствующие возникновению кариеса, – они изготовляются путем добавления бактерий LGG. Другие бактерии помогают есть творог людям, страдающим непереносимостью молочного белка. Кроме того, на рынок недавно был запущен йогурт с препаратом фитонатуралис, который препятствует накоплению в организме холестерина. Все эти добавки делаются не у нас.

Впрочем, по мнению Игоря Подлипенцева, исчезновение этих продуктов слабо повлияет на рынок:

  КСТАТИ: 

Потребление сыра в России очень невелико: 2 – 3 килограмма на человека в год, то есть 100 граммов в месяц.

Средний француз съедает за год 15 кг сыра, голландец – 9. Врачи рекомендуют норму в 6 килограммов.

На среднюю зарплату средний петербуржец может купить 900 литров молока, москвич – 1500 кг.

Меньше всего молока способен купить на зарплату житель Ингушетии (179 литров) и Республики Тыва (192).

Меньше всего молочные продукты едят в Японии
(92 кг на человека),
Молдове (177 кг), Азербайджане и Армении (173 кг).
Средний немец потребляет 436 кг молока в год, австриец 357 кг,
казах 305 кг,
финн 254.

- Доля продуктов со специализированными добавками на рынке ничтожно мала. Подавляющее большинство предпочитает обычное молоко. Российский пробиотик «Витафлор» ничем не уступает финскому VALIO. Другое дело, что свободный рынок в нашей стране допускает продажу финского продукта, а в Суоми наш, российский кефир на рынки не вывести.

        Сыр – не наше богатство


Самый импортоемкий продукт на нашем рынке – это сыр. В петербургских торговых сетях российских сыров очень мало. Даже российские бренды – «Костромской» или «Пошехонский» – на поверку оказались привозными из Белоруссии. А сыр под названием «Звенигородский» – производили на Украине. Из «наших» был только «Российский» или мягкий «Алтайский».

– Молочные продукты, продающиеся в России, можно поделить на две большие группы: для еды и для удовольствия, – рассказывает пресс-секретарь ОАО «Юнимилк» Юлия Гончаренко. – К базовым относятся молоко и сметана, простые напитки: ряженка, простокваша, сливки. Вторая группа – творожки и йогурты, с био- и фруктовыми добавками. Третья группа – это сыр.

– И что из этого отечественное?


– Первая группа – самая популярная у потребителя, и она практически полностью укомплектована отечественным продуктом. Понятно, что везти в Россию скоропортящиеся молочные продукты бессмысленно, так что количество импорта в этом сегменте не превышает 5 процентов. Если говорить о молочных продуктах с добавленной стоимостью, то здесь доля импортных ингредиентов велика – это закваски, вкусовые добавки, витамины и прочее. Хотя молоко может быть и российское: например, творожные десерты Danone состоят из отечественного молока.

- А что будет, если импорт сократится?

– В последнее время рынок развивался стремительно, и потребитель уже привык к большому выбору, к тому, что он в любой день может купить йогурт с добавкой из экзотического фрукта. Конечно, если с прилавков пропадут йогурты и творог с маракуйей и персиком, а останется только лесная ягода, всем будет обидно.

В 2009-м статистика потребления молока наверняка изменится. Представители молокозаводов к грядущей революции потребления относятся спокойно. Они уверяют, что население в первую очередь сократит расходы на сыр и натуральное масло. Так было, по данным РОМИР, в 1999 году – в постдефолтный год – тогда большинство потребителей от сыров, например, не отказались, но переключились на дешевые сорта.

Подводя итог – ситуация с молоком не выглядит катастрофично: коровы в России еще есть. И перебоев с молоком не будет. Мало того, российская сгущенка активно идет на экспорт.

Но исчезновение импорта сильно скажется на рынке масла: правда, производители уверяют, что смогут заменить масло из Финляндии и Новой Зеландии отечественным и оно не хуже. Правда, стоить наше масло, конечно, будет дороже.

С чем будет беда – так это с сыром. Тут прогнозируется все – от сильного подорожания до тотального дефицита.

 

 

Нина Астафьева
 
 











Lentainform