16+

Должны ли мы дружить с Америкой, если она хочет дружить с нами?

23/03/2009

ГЛЕБ СТАШКОВ

Мне поручили написать про американцев. Вообще-то наш главный редактор не любит поручать мне писать про американцев. Потому что редактор – либерал. А я окончательно запутался в своих убеждениях. Но американцев не люблю.


  Как это обычно бывает, не люблю я их чисто абстрактно. Поскольку общался всего с тремя американцами. Одного из них звали Стив Чернов. Он сносно говорил по-русски, из горла пил водку и – самое главное – угощал меня сигаретами, хотя сам не курил. Мои тогдашние друзья курили, но предпочитали стрелять сигареты у меня. На их фоне Стив выделялся.

В то время я прошел первое увлечение либерализмом и еще не дошел до второго. Мне нравилось, что он пил за здоровье государя императора Николая Павловича и премьера Петра Аркадьевича Столыпина. Хотя предки Стива Чернова уехали в Америку в промежутке между этими двумя деятелями.

Вторая была американка. Занимавшаяся русской историей. Замечательная девушка. И еще я побывал в американском консульстве. Консул источала любезность. Восхищалась стилем моих статей. Вогнала меня в краску. После посещения консульства мою скромную персону вычеркнули из состава делегации, которая должна была поехать в Америку. А может, и не вычеркнули – просто так получилось, что я и Америка не встретились.

Я не в обиде. Даже если и был бы в обиде, две трети – прекрасный результат. Мои соотечественники таким похвастаться не могут.

И все-таки американцы как целое мне неприятны.

Сейчас новому президенту Бараку Обаме представили доклад. Как обходиться с Россией. Говорят, доклад написали известнейшие специалисты. Мне, честно говоря,  ни одно имя ничего не говорит. Я совсем не верю в подобные доклады.

Некоторое время назад мне довелось поработать в одной демократической партии. В нашей, естественно, стране. Я занимался региональными выборами. И написал с пяток докладов. Убедительно разъяснял, что эти самые региональные выборы исключительно важны. Что без них наша демократическая партия впадет в ничтожество. Надо сказать, она это сделала и с нашими региональными выборами. Потому как у всех кандидатов была одна задача – скрыть принадлежность к партии. Партия-то демократическая, голосов этот факт не добавляет.

Избравшись, убежденные демократы всячески скрывали свою принадлежность  к демократам. Но я продолжал доказывать, что получение поста мэра города Зеленокумска дает невиданные и неслыханные доселе возможности. Никому не приходило в голову усомниться в аналитичности моих рассуждений.

Так что теперь я имею некоторые основания полагать, что составители отчета для Обамы чем-то похожи на меня. Им, в принципе, все равно, что написать.

С Россией нужно дружить! – пишут они. Кто бы сомневался. Бороться против Ирана,  международного терроризма, не ссориться из-за ПРО, не принимать в НАТО Грузию и Украину.  Хотя можно было бы написать ровно обратное.

Но они решили с нами дружить, чтобы, как я понимаю, поделить с нами мир. Но мне не хочется делить с ними мир. Я думаю, мир должен жить так, как ему приспичит.

Американцы придумали 19 рекомендаций. В числе последних – развитие у нас демократии.  «При этом следует уважать российский суверенитет, историю и традиции, а также признать, что российское общество будет эволюционировать своими темпами». Наши традиции – хороши, а темпы – убийственны. Зачем об этом говорить?

В Америке есть какое-то число правозащитников. С ними нужно считаться. Ради них нужно сказать пару фраз. Они понимают, что это формальность. Мы понимаем то же самое. Но каждая сторона лицемерит.

У моего любимого писателя Даниила Хармса был друг Александр Введенский. Он говорил про монархию так:

– При наследственной передаче власти есть шанс, что у ее кормила окажется порядочный человек.

Мои нынешние друзья-либералы не могут  понять смысла. А если не появится? Дело же не в этом. При ненаследственной даже шанса нет.     


Глеб Сташков

 











Lentainform