16+

Уникальный фанат ходит на каждый матч «Зенита», хотя не видит даже стадиона

25/03/2009

Уникальный фанат ходит на каждый матч «Зенита», хотя не видит даже стадиона

Вот уже четыре сезона почетный адвокат Российской Федерации не пропускает ни одной игры «Зенита» на «Петровском» стадионе. За это время юрист Виталий Васильев не увидел ни одного гола, ни одного игрока и даже ни одного соседа-болельщика. Васильев — полностью незрячий человек. Впрочем, это не мешает ему разбираться в футбольных баталиях так же хорошо, как и в делах Фемиды. Узнав о необычном болельщике, футбольный клуб «Зенит» выделил тому годовой абонемент на все игры команды.


  «Я слышу сочный удар по мячу»



  Виталий Васильев  и его жена Любовь Ногина   

Даже странно, что этим человеком еще не заинтересовались вечно страдающие от отсутствия сценариев режиссеры. До восьми лет будущий юрист Васильев гонял себе на дворовом стадионе мяч. А потом вдруг заболел. Врачи хмуро отрапортовали: опухоль мозга. За три дня до операции у восьмилетнего футболиста полностью пропало зрение. Но даже это не помешало ему спустя много лет закончить юрфак СПбГУ, провести в суде не одну сотню дел, а в перерывах болеть за невидимый для него «Зенит».

– Это потрясающие ощущения! Потрясающие! Я слышу все. Я слышу сочный удар по мячу. На матче «Зенита» с «Удинезе» я услышал, как вратарь итальянцев в какой-то момент постучал бутсой по штанге. Я думаю, он так время тянул, — Виталий Васильев моментально на ощупь нашел лежащие на столе сигареты и задумчиво вдохнул дым.

В своем тесном рабочем кабинете адвокат ориентируется куда лучше приходящих сюда клиентов. По тому, как легко он огибает острые углы стола, маленького старого дивана, потрепанного шкафа, нельзя и подумать, что Васильев видит лишь темноту. И только вечно опущенные шторы на окнах смотрятся как-то странно.

– На стадионе я обязательно надеваю наушники и включаю прямую трансляцию. И представляете себе ситуацию: сидишь на трибуне, слышишь и комментатора, и крики болельщиков. А остальное — просто додумываешь. Я же играл в футбол, а потому очень хорошо представляю себе, что такое угловой, штрафной, офсайд. Для меня это не трудно — нарисовать в голове картинку, как бежит наш футболист, как передает мяч, какая в итоге получается тактика игры. Так смотреть футбол даже интереснее.

        Комментатор для незрячих

Адвокат Васильев серьезен. Он и не думает шутить. Он находит плюсы даже там, где их не разглядит в лупу законченный оптимист. ОМОН на стадионе придирается к белой трости Виталия и требует убрать с глаз долой? Ничего страшного, это их работа. И вот пробирается ярый болельщик Васильев сквозь толпу в сторону выхода искать какого-то «главного», который разрешит пронести белую трость на стадион.

– Стадион «Петровский» вообще не приспособлен для незрячих людей. Сейчас строится новый стадион, большой и красивый. Хотелось бы, чтобы уполномоченные граждане начальники учли проблемы незрячих. Выделили бы нам 10–12 мест где-нибудь недалеко от поля. Чтобы лучше слышать… А то, когда болельщики очень громко кричат, я не всегда могу разобрать, что говорят по радио. Я, кстати, знаю, что на лондонском стадионе «Эмирэйтс» слепым болельщикам дают специального комментатора. Ну, наверно, для нас это было бы слишком…

- Почему же слишком? Чем наши-то болельщики хуже?

– Да не хуже мы… Просто там это многолетняя традиция. У нас таких традиций нет. И, чтобы произошел определенный сдвиг, надо начинать с чего-то маленького.

Виталий Васильев долго молчит, а потом вдруг с какой-то гордостью произносит:

– Я ведь и после того, как потерял зрение, играл в футбол. Вообще эта игра называется гоубол. Она придумана для незрячих. Мяч в ней, во-первых, звенит. А во-вторых, катится только по полу. Пинать его ногами нельзя. А я пинал, футбол вспоминал… Если таким двухкилограммовым мячом получить по лицу, то разобьешь его в кровь.

        Ширл покажет слепым мастер-класс

Робкий стук в дверь прервал воспоминания юриста. Он как-то сразу выпрямился, отложил сигарету в сторону и внимательно посмотрел на вошедшего. Тот принес пухлую папку документов и просительно произнес:

- Это мое дело… Я вам звонил. Прочитаете?

– Прочитаю-прочитаю, — уверенно сказал Васильев.

Взвесив папку на руках, он предположил, что листов в ней триста-четыреста, а значит, работы дня на два, не больше.

– Кое-что законспектировать ведь придется, — словно извиняясь, произнес юрист.
В судебных делах Виталию Васильеву помогает жена Любовь Ногина — преподаватель школы-интерната для слепых, где когда-то учился и сам адвокат. Она вместе с ним разбирает многотомные гражданские дела.

– Сейчас проще работать. Можно все скинуть на компьютер. А потом просто прочитать с монитора.

Словно поймав мой недоумевающий взгляд, адвокат улыбнулся и радостно пояснил, мол, есть программа экранного слежения. Электронный механический голос зачитывает нужный текст. То, что будет необходимо на суде, Васильев конспектирует на специальных листах, которые чем-то напоминают картон. На них специальным аппаратом накалывается шрифт Брайля.

– Учиться в университете было, конечно, тяжелее, — Васильев тяжело вздохнул.
— Сначала я записывал лекции на диктофон. Получалась пятичасовая запись. Представьте, приходишь домой, пять часов слушаешь, потом конспектируешь. Как раз успеваешь к утреннему отъезду на занятия. А вообще память нужна, хорошая память.

Похоже, прошли те времена, когда клиенты, узнав о незрячем юристе, удивленно приподнимали брови и спешили с ним распрощаться. Теперь почетный адвокат России Васильев с трудом, но выкраивает время, чтобы сходить в школу-интернат № 1 для незрячих детей, поиграть там в гоубол, а оттуда — на «Петровский», прихватив с собой пару-тройку незрячих ребят.

– Всякое бывало, конечно. Но человек ведь сам выбирает, кто будет представлять его интересы в суде. Клиента интересует результат, и если есть примеры нормальной работы, то он придет ко мне. Почему нет? Я работаю уже десять лет и, поверьте, у меня достаточно работы, чтобы не обращать внимания на какие-то штуки.

И правда, у адвоката Васильева хватает своих проблем. Некоторые начинаются прямо в метро. Широкий, как футбольное поле, вестибюль станции «Ладожская» превращается в утреннюю головную боль Васильева.

– Там нет никаких ориентиров, кроме газетного киоска. На платформе нет выпуклой линии. И как здесь не упасть на рельсы?


Но через секунду оптимист Виталий уже забыл про проблемы и рассказал о том, что, вполне возможно, его заветная мечта скоро исполнится. Куратором школы-интерната № 1 только-только назначен Радек Ширл, а значит, почетный адвокат вот-вот познакомится лично с футболистом «Зенита».

– Он ведь приедет. Проведет какой-то мастер-класс — у нас же есть небольшой стадиончик. И ребята наши обрадуются, для них футбол — это сказка. У каждого второго сине-бело-голубой шарф на шее….          
 

 

 

Катерина Кузнецова








Lentainform

ДРУГИЕ СТАТЬИЭТОЙ РУБРИКИ