16+

Владимир Бортко очень устал снимать «Тараса Бульбу»

01/04/2009

Владимир Бортко очень устал снимать «Тараса Бульбу»

"Превратить повесть Гоголя в кино непросто. Вот, например, у Гоголя сказано, что конь «почувствовал на себе двадцатипудовое бремя, потому что Бульба был чрезвычайно тяжел и толст». Вы меня извините, людей с таким весом не бывает, а если они и бывают, их возят в коляске и лечат от ожирения. Ведь двадцать пудов — это 320 кг!"


Режиссер Владимир Бортко — народный артист России и Украины, автор известных фильмов «Собачье сердце», «Афганский излом», «Бандитский Петербург», «Идиот», «Мастер и Маргарита». Накануне премьеры своей новой картины «Тарас Бульба» Бортко дал нашему корреспонденту эксклюзивное интервью.

 

        Сколько весил Бульба?

- Владимир Владимирович, что вы чувствуете перед премьерой?

– Большое волнение. Ведь премьера — по Николаю Васильевичу Гоголю, русскому классику, одному из самых сложных и поэтичных писателей нашей земли. Все ли удалось сделать в преддверии 200-летия? Я очень волнуюсь и буду смотреть не на экран, а на зрителей. Очень хочу, чтобы кино им понравилось.

- Сложно ли вам давался сценарий?

– Надеюсь, что все получилось. Превратить повесть Гоголя в кино непросто. Вот, например, у Гоголя сказано, что конь «почувствовал на себе двадцатипудовое бремя, потому что Бульба был чрезвычайно тяжел и толст». Вы меня извините, людей с таким весом не бывает, а если они и бывают, их возят в коляске и лечат от ожирения. Ведь двадцать пудов — это 320 кг! Для чего же так написано у Николая Васильевича? Для того, чтобы подчеркнуть былинную мощь казака. Эту мощь мы и должны передать средствами кинематографа. Но боже упаси кормить артиста Ступку, чтобы он начал весить в соответствии с текстом… Понимаете, кинематограф — вещь конкретная. Литература апеллирует к воображению, у нее больше выразительных средств. В литературе может быть всякое, но, когда ты снимаешь кино, приходится конкретизировать детали. В этом вся сложность. В кино должны быть определенный человек, определенная погода, определенный пейзаж…

- Не было ли срывов в процессе работы на площадке?

-  Мне кажется, на площадке все шло нормально, друг друга мы понимали. Если бы мне не понравилось, я бы сказал: «Давайте переснимем».

-  Противодействия со стороны поляков во время съемок не ощущали?

– От поляков никакого противодействия не было. В конце концов у Гоголя все закончилось их победой, и Тараса они, извините, просто сожгли. Да и вообще — зачем волноваться? Я смотрел польский фильм «Огнем и мечом», там наша сторона изображена без особой симпатии, но я спокойно отношусь к этому. И вы, журналисты, тоже не пишете гневных нот в Варшаву: как вы посмели, мерзавцы, снять кино по своему негодяю Сенкевичу?! Это же глупость. Не важно, чьи предки и кого когда-то в прошлом побили. Важно, получилось ли кино. В польском фильме нет прямых оскорблений, но даже если бы там кричали «русские — свиньи», я бы не особенно расстроился. Можно ли оскорбить национальные чувства человека, который знает, что вместе с ним Лев Толстой, Достоевский и Гоголь?


– А что за проблема у вас возникла с татарами в Бахчисарае?

– Нам запретили снимать сцену на невольничьем рынке. Руководители крымских татар были очень взволнованны, иначе они поступили бы умнее. «Кого вы представляете?» — спросил я. Кстати говоря, спросил на украинском языке, которым они не владеют совершенно. «Крымский меджлис», — ответили они. Я посмотрел в Украинскую Конституцию и такой организации не нашел. А стояли они с таким видом, будто они — сама власть. Все это было нелепо, глупо и в конечном счете направлено против крымско-татарского народа. Ведь в СМИ вся эта ситуация тут же была растиражирована, так что радости они никакой не получили. Мы же переехали в Ялту и все отсняли там. Жаль, это был не Бахчисарайский дворец, там уже другие пейзажи, но мы все сняли. А снимали мы на территории санатория ВМФ. Слава богу, это территория России. Там меджлис не командует.

       «Брошенная своими князьями земля»

- Вы любите русскую историю?

– Я люблю наш народ. Принадлежу к нему, и было бы странно, если бы я относился к нему по-другому.

- Что вы думаете о переводах Гоголя на украинский? Когда «русскую землю» везде меняют на «козацкую»? А «Новороссию» на «Украину»?

– Когда люди слабы, они начинают переписывать классиков. Гоголь писал на русском языке, и основная мысль повести, что мы — единый народ. Тут я с Николаем Васильевичем полностью солидарен. Переписывание его — признак тупости, идиотизма и бессилия.

- На Украине Юрий Ильенко снял фильм «Молитва за гетмана Мазепу», где Петр I показан истеричным гомосексуалистом, а изменник Мазепа, наоборот, человек, приятный во всех отношениях…

– Сняли — и ладно… Они же классику не переделывали, сами написали, сами сняли. Другое дело, какого качества этот фильм. Судя по тому, что я знаю, не очень хорошо там все получилось.

- А фильм «Богдан-Зиновий Хмельницкий» режиссера Николая Мащенко вы смотрели?

– И это не слишком удачное кино, с моей точки зрения.

- В конце фильма украинские кинематографисты заставили Хмельницкого произнести пафосные слова: «Мы пойдем на Львов и на Галич…» Как будто Хмельницкий был патриотом некой независимой Украины.

– Не понимаю, почему это вас волнует. Скажу другое: я этот фильм с трудом досмотрел, потому что мне было скучно. А куда кто ходил… Гоголь по этому поводу писал: «Брошенная своими князьями земля». Ведь во время татаро-монгольского нашествия действительно все «начальство» бежало. А простые люди остались... Потом на этих землях возникло два государства — сначала лет сто было Великое княжество Литовское, потом еще сто лет Речь Посполитая, поляки. В то время, когда происходит действие «Тараса Бульбы», Киев был польским городом. И градоначальником там был Адам Кисель — об этом Гоголь упоминает. Ну и что? А народ-то всегда был один и тот же, тот, которого крестил князь Владимир. Этот народ и сейчас там живет. В этом вся суть, если хотите, это основа конфликта в «Тарасе Бульбе»! Одним словом, посмотрите, что получится, если народ будет русский, а государство — польское.

        Плохих украинцев не бывает


- Фильм «Молитва за гетмана Мазепу» появился благодаря Богдану Ступке, который известен своими антироссийскими взглядами. А вы пригласили его на роль Тараса Бульбы. Почему?

– Ступка — стопроцентный украинец, львовянин, у него немножко другие взгляды, чем у меня. Но это его личное дело. Нас объединяет другое — любовь к литературе, к Гоголю и к искусству.

- Мог ли Ступка искренне произносить фразы о русском товариществе, о русской земле?

- Думаю, в фильме нет вранья...  Дело в том, что слово «русский» происходит от слова «Русь». Даже самые ярые украинцы этого не отрицают. А Киевская Русь была, и с этим ничего не поделаешь… Другое дело, что сейчас украинские националисты говорят, будто москали украли у них самоназвание, и тут начинаются всякие спекуляции.

- Что вы скажете о современных российско-украинских отношениях?

– Ошибки есть и с той и другой стороны. Мы не должны рассуждать о «хорошем или не хорошем отношении к нам украинского народа». Это бред, это все равно что говорить о хорошем отношении левой руки к правой. Мы — один народ! Мы должны относиться к жителям хотя бы Восточной Украины как к своему собственному народу. Такой совет я хотел бы дать нашим начальникам. Их начальникам я хотел бы посоветовать не валять дурака. Дело в том, что сам я наполовину украинец, почти тридцать лет прожил в Киеве, являюсь народным артистом Украины, свободно, без акцента говорю на украинском. Кстати, лучше, чем половина их Рады. Я мог бы многое сказать на эту тему, но лучше я буду снимать кино и так выражать свое мнение. Думаю, что с Николаем Васильевичем по этому вопросу у меня разногласий нет.

- Какое произведение русской классики вы теперь хотели бы экранизировать?

– Пока не думал на эту тему, не знаю. Сейчас я хотел бы ничего не делать, потому как очень устал, а все-таки человек я уже немолодой — пенсионер. Кстати, я получаю пенсию — 5 тысяч рублей. Попробуйте жить на эти деньги! Слава богу, у меня пока есть подработки…

– Как собираетесь отдыхать?


– Еще не придумал, если честно. Тем более кризис на дворе.

- Что вас пугает в современной жизни? Что радует?

– Самолетов боюсь. А вообще меня мало что пугает. А радует… Радует меня то, что я еще живу. Вот проходят мимо красивые девушки, и они меня радуют — с эстетической точки зрения. Еще? Да вот солнышко восходит… Много есть интересных и хороших вещей….         

Беседовал Дмитрий Орехов
 











Lentainform