16+

Петербурженки рвутся в машинистки электропоездов, снижая рождаемость

05/04/2009

Петербурженки рвутся в машинистки электропоездов, снижая рождаемость

Усилия российского президента и петербургского губернатора, из последних сил поддерживавших рождаемость, дали в 2008 году неплохие результаты – официально подсчитанное население Петербурга перестало уменьшаться. Но 2009 год может свести все усилия на нет. Женщины отказываются рожать, боясь, что их не прокормят.


       Как Валентина Ивановна обскакала Петра I

– 2008-й – первый год за последние 15 лет, когда население Санкт-Петербурга перестало падать, – рассказал «Городу 812» Сергей Литвинов, зам. председателя Комитета по социальной политике Петербурга. Сейчас нас 4,581 млн человек, на 13,5 тысячи больше, чем в начале 2008 года, а ведь не так давно были годы, когда население на 30 тысяч уменьшалось. Мы -  единственный субъект РФ, где под руководством губернатора-женщины успешно осуществляется демографическая политика.

 Правда, в 1989 году нас было 5 миллионов, в 2006-м – 4,6 млн. Так что прежний уровень еще не достигнут.

По официальным данным, в 2008 году в родильных домах Петербурга появилось 50 333 новорожденных.

Эти цифры, правда, несравнимо меньше других – по данным Управления Федеральной миграционной службы Петербурга, в прошлом году в городе и области на учет поставлены почти 890 тысяч иностранных граждан и лиц без гражданства.

Это неудивительно – как известно, еще со времен Петра I прогрессивный рост населения Петербурга обеспечивался не рождаемостью, а наплывом мигрантов (Петр I за 22 года – с момента основания СПб до собственной смерти – сумел привлечь в Петербург только 25 000 человек, такого уровня достигло население к 1725 году. В городе, управляемом современным губернатором, не захочет жить разве что круглый идиот). Значит, мы обязаны ростом населения в 2008 году все-таки не титаническим усилиям петербургских женщин, а притоком переселенцев?

– Нет, – не соглашается Наталья Карпович, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи. -  Этим достижением мы обязаны Валентине Ивановне, которая начала возрождать детские сады. Многие женщины не рожали, так как знали, что устроить в детский сад будет трудно, а долго сидеть без работы не могли.

– Показатели роста населения приводятся с учетом мигрантов, – уточняет Сергей Литвинов.

        Откат в темное прошлое


Официальных данных по рождаемости в 2009 году еще нет, рассказал Сергей Литвинов. В лучшем случае они появятся к концу апреля, когда Петростат подведет итоги 1-го квартала. Первую тревожную весть принесли нам продавцы колясок.

– С декабря 2008 года продажи колясок упали примерно на 20%, хотя обычно с ноября по март у нас – самый пик покупок, – рассказывает Галина Бурнашева, специалист одной из самых крупных колясочных фирм в Петербурге. –  Обычно коляски покупают незадолго до рождения ребенка. Очевидно, сейчас женщины все же продолжают рожать, хотя и меньше, чем прежде.

– Колясок меньше берут из экономии, очевидно, используют старые или идет обмен между женщинами, – считает депутат Госдумы Наталья Карпович. – Страшно другое. В первом квартале 2009-го на 25% выросло число абортов. Как правило, это женщины, которые хотели родить второго ребенка, но передумали, поняв, что не смогут его обеспечить. По тем же причинам за тот же первый квартал и тоже на 25% увеличилось число отказов от детей.

– При чем здесь деньги? В самых бедных странах, например в Индии, с рождаемостью все в порядке, – привожу контраргумент я.

– Сравнение со странами третьего мира вообще некорректно, там все само растет.

– Я не отношу себя к числу состоятельных людей, тем не менее, у меня 10 детей, и все они успешны, старшие сейчас зарабатывают больше меня, – рассказывает Юрий Миронов, один из основателей Общества сохранения российского генофонда. -  Бог дает душу, бог дает и на душу. Весь мой жизненный опыт подтверждает эту библейскую мудрость. Как только в нашей семье появлялся  очередной ребенок, появлялись и деньги, и никогда не было наоборот. Так, много лет назад, родив очередного ребенка, я устроился подрабатывать грузчиком в магазин. В тот же день заболел или запил продавец, и меня попросили подменить его на несколько часов. До этого я никогда и ничего не продавал. Но как только встал за прилавок, начался небывалый наплыв покупателей. С тех пор мне никто не предлагал работу грузчика, а я никогда не сомневался, планируя рождение ребенка. Привязывать рождение ребенка к уровню обеспеченности – полный бред. Сейчас средний возраст рожающей женщины – 27 лет не потому, что она раньше не может выйти на нужный уровень обеспеченности.  Это она так себе объясняет – на самом деле просто хочет пожить для себя. Та же история с мужчинами.

Вывод из наблюдений Юрия Миронова такой – надо воспитывать мужчин. Пока единственный заметный сдвиг в этом направлении  – в стране увеличилось число одиноких отцов. Как рассказала Наталья Карпович,  если раньше детей при разводе отдавали матерям, то теперь все чаще оставляют отцам, потому что они больше зарабатывают и выказывают рьяное желание заниматься воспитанием.

И все же депутат Карпович настаивает, что к спаду рождаемости привел культ потребления.

– В России начался кризис потребления в долг, – говорит Карпович. – 50% семей взяли кредиты без особой необходимости, только потому, что их давали. Семьи с совокупным доходом в 40 тыс. руб. на двоих покупали в кредит машины за 700 – 800 тыс. руб. и брали ипотечные кредиты.  Кризис привел к невозможности расплатиться. Что привело к распаду семей, спаду рождаемости и росту числа абортов. Я не против кредитов, но нельзя их давать тем, кто заведомо не сможет расплатиться.

Таким образом, все предельно просто: кризис привел к спаду рождаемости. Но есть теории, утверждающие совершенно обратное.

Еще в 2004 году швед Рикард (его фамилия Хогберг, но он предпочитает ее не называть, везде фигурирует только под именем, сейчас издает ряд журналов), отец 5 детей, написал книгу «Старушка Европа, как тебе не стыдно», посвященную анализу вымирания Европы. Три года назад, когда мы с ним познакомились, Рикард предрекал падение фондового рынка в обозримом будущем из-за спада рождаемости. Логика такая: старение населения привело к тому, что американские пенсионные фонды держат в своих руках весь фондовый рынок.

– Кто будет покупать все эти акции, когда каждый третий взрослый житель будет старше 65 лет? – говорил Рикард.

Так и случилось. Фондовый рынок обвалился и вызвал в свою очередь снижение рождаемости. То есть круг замкнулся, и как из него выходить – непонятно.
Свой выход из ситуации предлагают исландские мужчины. Но сможет ли их опыт прижиться на почве Петербурга?

        Мужиков – в декрет

В мире всего 300 тыс. исландцев. Выживать им сложно. Поэтому они очень рано задумались над тем, как это сделать. В 1996-м группа инициативных исландских мужчин-политиков добилась права уходить на 2 недели в отпуск по уходу за новорожденным ребенком наравне с женщинами. Сроки мужского декретного отпуска росли, как и его популярность. В 1996 – 1997 годах никто этой возможностью не воспользовался. Сознание исландских мужчин было к этому не готово.

– В ту пору экономических обоснований для этого было недостаточно, – рассказывает Инги Валур Йоханссон, руководитель департамента Министерства социальной защиты Исландии.

В 1998 году уже 30% мужчин воспользовались возможностью уйти в отпуск по уходу за ребенком. Они рассказали своим друзьям, как это здорово. В мае 2000 года был принят новый закон, который увеличил декретный отпуск до 9 месяцев, которые довольно хитро распределены между мужчиной и женщиной. Первые три месяца отпуск предоставляется только матери (часть исландских мужчин еще не научилась кормить грудью), последующие три – отцу,  а еще три месяца право на отпуск можно передавать друг другу. Отказаться можно. Но если мужчина не воспользовался своим правом отпуска, то право на него теряет и он, и его женщина. То есть вместо 9 месяцев из отпуска остается только 3.

И мужчине, и женщине в период декретного отпуска (называем его так только за отсутствием адекватного термина в исландском языке) выплачивается 80% от средней зарплаты за последние 12 или 24 месяца работы (в 2000 году закон был распространен и на государственные, и на частные предприятия). Сейчас возможностью уйти в декретный отпуск пользуется 90% исландских отцов. Аналогичные законы со своими особенностями (другие сроки и условия) работают в Дании, Норвегии и Финляндии. Предприятия от этого не страдают. Доказано, что в течение 3 месяцев можно обойтись без любого мужчины, даже если он топ-менеджер.

Деньги на обеспечение декретных отпусков берутся из специального фонда, в который отчисляет средства каждое предприятие. Система очень гибкая. В Исландии было даже предложение разрешить мужчине делегировать свое право декретного отпуска другому мужчине, оставив ту же женщину, но эта поправка к закону не была принята.

– Особенную популярность декретные отпуска завоевали среди мужчин-руководителей высшего и среднего звена в зрелом возрасте. Для них маленький ребенок – как бы новая игрушка, – рассказывает Мария Сагитова, специалист Информационного бюро Совета министров Северных стран в СПб.

В результате развития института мужских декретов рождаемость в Исландии выросла до 1,9 ребенка на семью (при 1,5 в среднем по Европе).

– Почувствовав, что мужчина тоже может ухаживать за ребенком, женщина, как правило, хочет родить второго: она знает, что все заботы теперь лягут не только на нее, – рассказывает Карита Пелтонен, старший советник секретариата Совета министров Северных стран. – Самое главное – не давать мужчине советов. Я живу со своим мужем более 20 лет, и все эти годы он неправильно развешивает белье на просушку. Я мучаюсь, глядя на это, но сдерживаю себя, потому что знаю – если сделаю замечание, больше он заниматься этим не будет.

- То есть феминизма в Северной Европе больше нет?

– В Норвегии и других северных странах было две волны феминизма – в 50-е и в 70-е годы, когда женщины активно боролись за свои права. Основной вопрос был – обеспечить равные права с мужчинами. Теперь мы вместе с нашими мужчинами боремся за то, чтоб мужчины имели равные с нами права для ухода за детьми и по уходу за домом.

В Петербурге пока идет только первая волна феминизма. Женщины борются за право заниматься не свойственными им занятиями. Сейчас одна из студенток юридического факультета судится с Метрополитеном, доказывая, что ее необоснованно не приняли на работу машинистом электропоезда. Эта профессия входит в список вредных, к которым женщин нельзя подпускать. Но девушка, считает, что это не из-за вредности, а из-за того, что зарплата там приличная, около 40 тыс. рублей, и мужчины узурпировали. Она требует изменить список вредных профессий. Ее поддерживает крупная общественная организация, получающая гранты за границей. Суд в первой инстанции девушку не поддержал.

Какая, к черту, рождаемость, когда еще первая волна феминизма не прошла….        


Алексей Орешкин


Петербурженки рвутся в машинистки электропоездов, снижая рождаемость (Для просмотра в полный размер кликните мышкой)

 











Lentainform