16+

Кошачий провокатор

17/04/2009

Кошачий провокатор

У британского консула Уильяма Эллиота есть жена Дарья, у жены - домработница Татьяна. У домработницы был белый беспородный кот Распутин - и вот из-за этого, распоследнего для мировой дипломатии существа в Петербурге чуть не разгорелся международный скандал. Наш корреспондент разбирался, кому белый кот дорогу перешел.


        Распутин стал Саймоном

Месяц назад этот кот с переломанными лапами приполз к посту охраны заброшенного здания на 7-й Советской. Сторож подобрал животное, устроил в своей каморке. Но бедолаге нужна была медицинская помощь. И мужчина сдал кота на попечение зоозащитникам. Безымянный, грязный, больной котяра оказался у Ольги Сережечкиной и Оксаны Михайловой. Назвали найденыша Саймоном. В Интернете на форуме, посвященном бездомным животным Петербурга, девушки собрали деньги на его лечение. Отвезли в клинику, начали выхаживать.

 -  Мы зарегистрировали его в приюте «Потеряшка». А когда ему стало получше, расклеили объявления в том районе, где его подобрал сторож,  -  рассказала Оксана.  -  Сразу после этого посыпались «хозяева». Откликнулись сумасшедшие со всего города, куча народу считали его своим, хотели забрать. Но, во-первых, страшно возвращать животное таким безответственным хозяевам. Во-вторых, он был еще нездоров  -  мы его лечили, ему двигаться нельзя было.

Поэтому, когда в очередной раз зазвонил телефон и женщина на другом конце провода сообщила: «Это мой кот, верните мне его», отдавать ей животное отказались  -  предложили проведать, познакомиться. Навестить кота пришли две женщины. Ими оказались жена британского консула Дарья Эллиот и ее домработница Татьяна. Они принесли фотографии с котом. Рассказали, что его зовут Распутин. Он живет в консульстве, бродит где угодно, даже на улицу его свободно выпускают. Кот когда-то был Дарьин, но потом она отдала любимца Татьяне «на содержание».

 -  Судя по фотографиям, у них кот был с зелеными глазами, наш  -  с желтыми. Их некастрированный, наш уже стерилизованный, их животное звали Распутин, но на это имя наш кот не откликался,  -  объясняет Ольга.

В общем, кота двум леди не отдали.

        Кота увезли в «обезьянник»

Через шесть дней утром Ольге позвонили. Мужчина, по словам Сережечкиной, представился охранником британского консульства и велел немедленно вернуть несчастного кота в диппредставительство. Уговаривал, угрожал  -  вот она, английская благодарность за спасение любимого кота. Тот разговор закончился ничем.

 -  Спустя пару часов я возвращалась с прогулки со своими собаками. Двое молодых людей поджидали меня в подворотне, они потребовали мои документы,  -  вспоминает Ольга.  -  У меня ничего из документов с собой не было, предложила мужчинам подождать на лестнице, я бы им вынесла паспорт. Но вместо этого они, помахав какими-то корочками, просто вломились ко мне в квартиру и начали искать кота.

Ольга вызвала милицию, позвонила Оксане. Подруга бросила все дела и примчалась на помощь. Вскоре подоспели стражи порядка из 76 отдела милиции. Не особо разбираясь, кто прав, кто виноват, всех скопом  -  и мужиков с удостоверениями (как потом выяснили Ольга и Оксана, это были сотрудники угрозыска все того же 76 отдела), и обеих котоспасительниц, и самого больного кота  -  увезли в отдел, куда вскоре подошли британка и ее верная домработница.

 -  Мы работаем по заявлению гражданки, которая опознала своего кота, хотела забрать, но с нее вымогали деньги за животное  -  50 тысяч рублей, сейчас мы разбираемся,  -  прокомментировал ситуацию оперуполномоченный, занимавшийся этим делом.

Вымогали? Ольга и Оксана объясняют, что никаких денег за Саймона-Распутина они с новоявленных хозяек не требовали. Просто объяснили, что коту всю его оставшуюся жизнь нужно будет серьезное лечение. Суммы даже не назывались. А пока на медуслуги ушло лишь пять тысяч рублей. Их, кстати, жена консула спасительницам Распутина вернула. Сказала, что с вымогательством ошиблась: видимо, плохо поняла, о чем шла речь  -  русский язык еще не освоила.

И через пару часов объяснений с питерской милицией Дарья с Татьяной победоносно вынесли пресловутого белого кота из милиции и увезли в неизвестном направлении на машине с дипломатическими номерами. Комментировать свое поведение они отказались. А Ольгу продержали в кабинете следователя шесть часов.

        Милиция работает на англичан?

 -  Кот действительно был, а потом пропал,  -  подтвердила предысторию этого инцидента пресс-секретарь британского консульства Елена Мишкинюк.  -  Мы его искали. Дарья сама расклеивала объявления, но животное так и не нашлось.

Правда, кот из диппредставительства с площади Пролетарской Диктатуры исчез еще осенью, а то и летом. А на днях, по версии консульства, позвонили неизвестные и потребовали выкуп. Денег за Распутина, конечно, не жалко. Но не 50 же тысяч за беспородного кота!

Британское консульство последнюю неделю было на пасхальных каникулах. У жены консула, видимо, было много свободного времени. Вот, наверное, и решила госпожа Эллиот помочь своей домработнице, подняла весь город на уши.

 -  Когда сыскари из угрозыска ко мне вломились, они и фамилией Матвиенко угрожали: говорили, что жена консула ей звонила, просила с нами разобраться,  -  вспоминает Ольга.

Поражает, с какой оперативностью милиция кинулась спасать кота. Буквально за пару дней все решили. Без церемоний изъяли животину. И без суда и следствия отдали британской леди. А между тем петербургские зоозащитники знают, как бывает сложно добиться хоть малейшей поддержки от петербургской милиции, когда речь идет действительно о защите прав животных. Обычно оперативникам нет никакого дела до четвероногих. А тут такая прямо-таки кошачья прыть!

Ольга Сережечкина будет добиваться, чтобы сотрудников наказали за самоуправство  -  за то, что они вломились к ней в квартиру, без всяких оснований обыскали ее и изъяли животное. К тому же непонятно, по какому праву милиционеры отдали кота Дарье Эллиот и сопровождавшей ее Татьяне  -  на основании чего они решили, что кот принадлежит действительно британке или ее домработнице. Фактически это можно установить, только если зверь чипирован  -  а злосчастный кот был без чипа. К тому же «британский» кот пропал еще в августе, а значит, в марте (по истечении шести месяцев с момента пропажи) он уже не принадлежит бывшим владельцам, и им могли распоряжаться новые хозяева.

Интересно, что бы было подданным Британской империи, если бы они довели своего питомца до такого состояния у себя на родине. В Лондоне зоозащитники у таких хозяев, отпускающих кошек гулять в городе самих по себе, безжалостно изымают животных. И полиция всегда на стороне котоспасателей, а не сомнительных котовладельцев.    


Елена Михина
 











Lentainform