16+

Каким банкам нужно давать деньги, а каким нет

19/04/2009

Каким банкам нужно давать деньги, а каким нет

Многие в России считают банкиров жуликами, которым почему-то продолжает помогать государство. Какое будущее ждет российские банки, «Городу 812» рассказал президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков.


- Есть ли у вас свое объяснение случившегося кризиса?

– Любой кризис – закономерность и, соответственно, неизбежность.

- Ангела Меркель назвала одной из причин кризиса «алчность финансистов». Она права?

– Алчность – перманентное явление. Она причина и прогресса, и кризисов. По учению Маркса о циклическом развитии, то экономика начинает тихий бег, потом ее ожидает подъем, бум, потом – неизбежно – спад. Естественно, чем больше денег течет в руки бизнесменов при экономическом росте, тем больше они начинают придумывать новые инструменты, которые позволили бы им зарабатывать, в том числе на «воздухе».

– Почему у россиян банкиры ассоциируются с жуликами и мошенниками?


– Такое мнение есть не только у нас. Банки громят и в Англии, и в Германии, и в Америке. Понятно, что в трудные времена надо найти врага. А кто враг, когда кризис? Богатые. А кто богатые? Банкиры, эти жирные коты, которые сидят на шее у народа.

– А вы с этим не согласны?


– На самом деле все иначе, я знаю, что большинство банкиров пашут по-черному в постоянном стрессе. Кстати, именно банки начнут вытягивать экономику из кризиса, вот увидите. Они  первыми определят, кого можно поддерживать, чья продукция востребована на рынке, и будут кредитовать производство.

- И какие у вас прогнозы – когда это может произойти?

– Я думаю, что кризис приведет к тектоническим изменениям, как в экономике, так и в обществе. Быстро это не произойдет. Должна произойти ломка стереотипов и приоритетов. Этого еще не произошло, потому что и люди, и власть все еще думают по-старому. Это самая большая проблема.

- Так сколько вы даете кризису?

– Кризис будет продолжаться в течение двух-трех лет. Но оживляющие процессы начнутся уже в этом году. Сейчас необходимо дать более высокие пенсии и поддержать самых бедных.

- Чтобы бедные не устроили бунтов?

– Потому что самые бедные покупают не импортные товары, а российские, и этим стимулируют производство отечественных товаров. И во-вторых, поддержать малый бизнес.

– Эти слова про малый бизнес стали уже заклинанием. Положено так говорить?


– Малый бизнес адаптируется в условиях кризиса быстрее и будет производить то, что продается. Посмотрите на крупный капитал – они сидят и просят у правительства: «Дайте денег! Дайте денег!» Они не знают, что им производить, будет ли востребована их продукция? Поэтому и нужно вкладывать в малый и средний бизнес, он чувствует рынок нутром. Хотя, конечно, крупные структурные изменения произойдут, когда перестроится крупный бизнес, когда  он поймет, что нельзя только сидеть на нефтяной трубе, что есть и другие источники зарабатывания денег.

- Еще про  поддержку малого бизнеса. Вот у меня во дворе только за месяц закрылось два продуктовых магазина.

– А что власть должна помогать магазинам? Поддерживать надо тот бизнес, который производит услуги и товары, новые технологии. А в тех магазинах наверняка больше половины товаров были импортными.

- Кстати, вы депутат Госдумы от Чувашии, как там с магазинами? Или, говорят, вы в Чувашии нежеланный гость?

– Потому что я член «Справедливой», а не «Единой» России и говорю открыто о том, что 40 процентов земель в республике не засеяно, не обработано, о том, что есть приписки в строительстве, о разрушенных социальных объектах, о коррупции.

- Президент Чувашии Федоров находится у власти с 1991 года. Значит, хорошо управляет.

– Ничто не вечно под луной. Надо расчищать эти авгиевы конюшни.

- Это вы о чем?

– О властях, прежде всего региональных, ну и  милиция им помогала. Единственное, что меня спасало, – удостоверение депутата.

- Это вы про тихую Чувашию говорите?

– Там вообще авторитарный режим. Это восточная республика с деспотичной властью. Жалко людей, сплошное раболепие, в общем, средние века.

- А как в целом в России? Вы согласны с критикой Илларионова путинского курса? Или в ней больше политиканства?

– Я не являюсь его поклонником, но не потому что он не согласен с Путиным, а потому что демагогии очень много, хотя во всем можно найти здравое зерно. У Илларионова тоже. Это, видимо, некоторых привлекает.

- А вас?

– Меня нет.

- Вы уже опровергли заявление Авена о том, что средние и мелкие российские банки сметет вторая волна кризиса. И зачем Авену нужно было делать такое заявление?

-  Во-первых, потому что угроза все-таки существует. И если сидеть сложа руки, так и будет. Во-вторых, он представляет крупный бизнес. Если перестанут существовать средние и малые банки, то он может реализовать свои интересы на их площадках.

- Значит, его заявление было уткой?

– Это была его позиция. Ее тоже надо уважать. Десять лет назад он говорил о том, что для всех банков в России надо сделать уставный капитал в размере 100 миллионов евро.  Авен твердо придерживается этого взгляда, хотя, если бы это случилось, то исчезло бы девяносто процентов банков. Слава богу,  такое решение не принято, причем, я уверен, никакое цунами кризиса не накроет большинство банков России. К концу года их останется больше тысячи.

- А сейчас сколько?

– 1100.

- Значит, волнения вкладчиков о переводе денег в крупные банки напрасны?

– Во-первых, есть система страхования вкладов до 700 тысяч рублей. Во-вторых, крупный банк не всегда является гарантией эффективности работы этого банка. Надо следить за рынком. Если вам предлагают более высокий процент по вкладам, то это сигнал, что в этот банк не стоит нести свои деньги.

– Почему государство не следит за такими банками?


– Дума уже приняла закон, согласно которому Центробанк может вмешиваться в ситуацию, если обнаружит, что банк предлагает невыполнимые процентные ставки по вкладам.

– Ваша Ассоциация региональных банков довольна тем, кого правительство поддерживает в кризис?


– Самое главное в нашей критике – неравные условия конкуренции. Власти заявили о поддержке четырех государственных банков. Ну и ладно, помогали бы. Зачем же кричать об этом на каждом углу? Многих вкладчиков это подтолкнуло к тому, что они побежали со своими деньгами из средних банков в крупные, клиенты стали нервничать, началась паника. Сейчас, слава богу, об этом говорят меньше.

Мы считаем, что пора уходить от ситуации, когда банки просят денег. Деньги были нужны для того, чтобы погасить панику среди вкладчиков. Сейчас нужны инструменты для нормальной работы рынка. И мы предложили такие инструменты.

Наша ассоциация предложила Думе такой законопроект: банки выпускают облигации, которые должны быть обеспечены кредитами малому бизнесу по разработанным Российским банком развития стандартам. Далее Банк развития выкупает  эти облигации, несет их в Центробанк, отдает в залог и получает средства на кредитование малого бизнеса, и опять дает их региональным банкам для выдачи кредитов.

- Сложно как-то.

– Проще говоря, Центробанк становится инвестиционным центром, который может кредитовать банки под залог активов.   Таким образом, мы сможем запустить механизм кредитования малого бизнеса, заработает параллельная экономика, не завязанная на олигархических монстрах. Причем эти кредиты Центробанка будут дешевле.

- И что вам на эти идеи ответили?

– Центробанк поддержал нас. Мы внесли законопроект в Думу. Я бы на месте правительства поддержал эту идею. Чего думать о каких-то монстрах-олигархах? Пусть они сами разбираются в своих проблемах.

- Сегодня кредиты недоступны большинству клиентов из-за огромных процентов. И что с этим делать?

– Эта проблема частично будет решаться. Видимо, будут выделены деньги для того, чтобы запустить ипотечное кредитование. А вообще проценты по кредитам определяются уровнем инфляции. Ставки по кредитам не могут быть ниже инфляции. Соответственно важно, чтобы снизилась инфляция.

- А что она об этом думает?

– Я думаю, что она будет снижаться. По прогнозу правительства, дефлятор ВВП будет в этом году 6 – 7%, т.е. в 2,5 – 3 раза меньше, чем в 2008 году.

- Что это за дефлятор?

– Дефлятор ВВП – это рост цен на продукцию промышленности, строительства и сельского хозяйства. Он оказывает влияние на уровень инфляции. В значительной степени инфляция в прошлом году обеспечивалась также девальвацией рубля. Девальвация рубля также прекратилась Рубль укрепляется, дефлятор будет низкий, соответственно, инфляция будет ниже и ставки ЦБ для кредитных организаций будут снижаться. В итоге все это повлияет на кредиты, к концу года они будут дешеветь.

- В конце года проверим?

– Если так будет, бутылку меда поставите.    

Андрей Морозов
 











Lentainform