16+

Что останется от Летнего сада после реконструкции?

19/04/2009

Что останется от Летнего сада после реконструкции?

Русский музей вновь начал процедуру аукциона на реконструкцию Летнего сада. Прежний аукцион отменили, потому что одна из фирм-участников заявила, что Русский музей нарушил процедуру. Если этот аукцион пройдет успешно, к лету сад закроют на переделку. У этой реконструкции есть две предыстории – отдаленная, уходящая корнями в 1960 – 1970-е гг., и близкая, берущая начало во второй половине 90-х.


Одним из обоснований нынешней реконструкции являются те отдаленные по времени проекты, неосуществление которых объясняют отсутствием денег. На самом деле, я думаю, причина другая: отсутствие в 1970-е  единого мнения по поводу кардинального вопроса: трогать или не трогать Летний сад, менять или не менять сложившийся облик.

Тогда решиться на изменения не могли, теперь у власти оказались люди решительные. Сомнения их не гложут, а когда удается что-то старое, сложившееся, устоявшееся уничтожить, порулив бюджетными деньгами, то нет такой силы, которая могла бы их остановить. Исходя из этого, я сразу перейду к близкой предыстории.

        Близкая предыстория

Согласно официальной версии, история началась году в 1997 – 1998-м, фамилия инициатора неизвестна, просто все сразу и вдруг поняли, что существовать независимо и подчиняться Комитету по культуре городской администрации Летний сад больше не может, а должен влиться в комбинат Русского музея, ибо только так могут эффективно решаться «общие вопросы», вопросы реставрации и т.п. В результате в 2000 году Летний сад стал объектом федерального подчинения, в середине декабря 2002-го вышло распоряжение правительства РФ о передаче в оперативное управление Государственному Русскому музею (ГРМ) имущества ГУ «Летний сад». Сад стал подразделением Русского музея.

Согласно неофициальной версии, история началась тоже в 1997 – 1998 гг., но только причина другая: владелец сети ресторанов решил открыть в Летнем саду предприятие элитного общепита, директор сада отказался, КГИОП был против, и тогда соискатель решил сменить начальника Летнего сада на покладистого. Чтобы ресторан все же открыть. Для чего и была инициирована передача в федеральное подчинение, переход в ГРМ под крыло Минкульта РФ и все прочее.

Версия эта правдоподобна, если учесть, что рестораны открылись, во-первых, во дворе Строгановского дворца, который также относится к Русскому музею, и в Михайловском саду, который указанным постановлением от 8 апреля 1996 г. от госпредприятия садово-паркового хозяйства центральных районов был передан в ведение ГРМ. А вместе с Михайловским садом объектом ГРМ стал и одноэтажный общественный туалет в саду. В 2002-м его снесли, и 15 апреля 2003-го на месте туалета в новопостроенном двухэтажном здании открылся итальянский ресторан «Парк Джузеппе» (адрес: наб. канала Грибоедова, 2-в). Гусеница превращается в бабочку, уборная – в ресторан. Таков закон природы.

Этот эпизод из истории новейшего вандализма прошел незамеченным только потому, что затерялся в угаре 300-летия. Кстати, о туалете в Летнем саду тоже шла речь в 2003-м, да и позже: туалет был кем-то приватизирован, и этот «некто» считал, что раз туалет – это его собственность, то он может снести его и построить на этом месте ресторан. Потом встал вопрос о деприватизации этого туалета…

В любом случае, сколько бы руководство ГРМ ни клялось в желании сделать Летнему саду лучше и ресторан не строить (это директор Русского музея В. Гусев на недавней пресс-конференции подчеркнул особо), я в это не слишком верю. Не исключаю, например, что может оказаться так, что владелец так и не деприватизированного туалета захочет реконструировать его в ресторан, а власти, уважая святое право частной собственности, ничего тут сделать уже не смогут. 

Три концепции. Консервативная


Существующие сегодня концепции реконструкции Летнего сада легко классифицируются по степени интенсивности воздействия. Первая концепция заключается в том, что следует ограничиться текущим уходом за деревьями и их лечением, включая обрезку крон вдоль аллей. Собственно говоря, это те мероприятия, которые необходимо осуществлять и без всякой реконструкции, поэтому вариант означает отказ от реконструкции, базирующийся на концепции, согласно которой Летний сад надо зафиксировать в том виде, который возник вследствие хода исторических событий и того естественного старения сада, которое совершалось с XVIII в. С учетом этого предлагается, например, восстановить живую изгородь вдоль границ сада со стороны Фонтанки и Лебяжьего канала. Это распространяется и на сам сад, и на ограду со стороны Невы, которая претерпела серьезные изменения в XIX – ХХ вв.


В частности, изначально ограда имела трое ворот – двое боковых ворот (они были ближе к краям сада, чем сейчас) и центральные. Эти ворота выявляли внутреннюю структуру сада – центральную (Главную) аллею и боковые – Школьную (ближе к Лебяжьему каналу) и Косую (ближе к Фонтанке).

После покушения Каракозова на Александра II в ограду на месте центральных ворот была вмонтирована часовня – она была поставлена точно на месте покушения, а боковые ворота поставили слева и справа от часовни, вследствие чего аллеи стали упираться в решетку. В 1931 г. часовню демонтировали, однако средние ворота воссозданы не были, боковые ворота оставили на месте, а в разрыве между колоннами ограды было поставлено вместо часовни одно звено решетки, сделанное заново (средние ворота долгое время находились на складе, а потом их сдали в металлолом). Проектом реконструкции предусматривается восстановление средних ворот и перенос боковых ворот ближе к краям сада – на оси Косой и Школьной аллей.

Консервативная позиция переделку Невской ограды сада также отвергает, идея состоит в том, что надо сохранять то, что получилось.

        Три концепции. Радикальная

Полярная консервативной – радикальная позиция. Говоря просто, после реконструкции по радикальному проекту Летний сад мы просто не узнаем.

Полный список преобразований содержится в «Техническом задании на реконструкцию и ремонт с элементами воссоздания ансамбля-памятника «Летний сад»», утвержденном зам. директора по комплексной реконструкции и капитальному ремонту ГРМ В. Баженовым 26 января 2009 г. Полный текст ТЗ можно прочитать на сайте www.zakupki.gov.ru, это текст объемом почти 100 000 знаков, и я приведу лишь наиболее показательные примеры.

Планируется воссоздание  фонтанного  комплекса: фонтан на  Царицыной площадке; «Гербовый»; фонтан  на третьей площадке; «Пирамида»;  «Коронный»; фонтан в боскете «Крестовое гульбище»; в боскете «Птичий двор»; на территории «Красного сада»; на центральной  аллее «Лабиринта» («Яблошный»); нишельные фонтаны «Лабиринта». Всего около 40 фонтанов.

Перестановка колонн и боковых ворот Невской ограды; реставрация цоколя; воссоздание центральных ворот Невской ограды; реставрация ограды архитектора Шарлеманя.

Воссоздание боскетов (замкнутые пространства, окруженные со всех сторон зелеными стенами из деревьев, которым с помощью специальной стрижки придается необходимая форма; внутри боскетов можно разместить детскую или спортивную площадку, цветники, фонтаны, бассейны и др.): «Крестовое гульбище»; «Птичий двор»; «Французский партер»; «Лабиринт»; «Зеленые кабинеты»; «Менажерийный  пруд».

Воссоздание  «Гаванца»  (в сухом варианте); мостиков через буленгрин; беседок на Царицыной площадке; ворот на второй площадке; строительство хозяйственного корпуса; «Малой оранжереи»; устройство конструкций шпалерника; крытой огибной аллеи (берсо).

Список, подчеркну, я привел неполный.

К нему можно сделать несколько комментариев. Во-первых, боскеты – это писк современной новорусской усадебной моды, их ландшафтные дизайнеры настойчиво предлагают владельцам современных усадеб, отсюда, я полагаю, и появление этих боскетов в таком количестве в проекте. Сразу следует заметить, что одним из основных свойств, которое Летний сад приобрел за свою историю, стала прозрачность, просматриваемость насквозь. Ряд специалистов считает это качество весьма ценным, и именно на борьбу с прозрачностью брошен проект с его обилием боскетов, беседок, оранжереей, фонтанами и проч.

Так, например, огибная галерея (берсо) представляет собой крытую галерею из деревянных арок и секционного трельяжного ограждения, которую возведут по оси Школьной аллеи, а на пересечении с поперечными аллеями встраиваются проходные беседки.

Во-вторых, из проекта, о котором идет речь, уже удалены наиболее радикальные и сразу ставшие одиозными изменения, в частности, перестановка памятника Крылову, «Большая оранжерея», «Амфитеатр». В то же время после критики первоначального проекта вроде бы была достигнута договоренность убрать «Птичий двор», «Малую оранжерею» и крытую огибную галерею (берсо) на Школьной аллее, однако они в последнем ТЗ появились снова. Проектировщики, как водится, проявляют упорство и коварство.

В-третьих, не вникая пока подробно в ликвидацию прозрачности сада, следует уточнить, что устройство такого количества фонтанов отнимет у сада территорию и на аллеях, и на газонах. Сад и так небольшой, а станет по прогулочной площади еще меньше. Скажем, фонтан на Царицыной площадке имеет форму многоугольника с диаметром описанной окружности 8 м; девятиструйный фонтан «Гербовый» имеет в плане сложную форму со стороной описанного квадрата 12 м, а площадь зеркала воды – более 90 кв. м; фонтан «Пирамида» в плане имеет форму квадрата со стороной 9 м, кроме того включает каскад, т.е. является двухуровневым; фонтан «Коронный» – тоже двухуровневый, диаметр его 13 м, площадь зеркала воды – около 100 кв. м. И так далее.

Особо отмечу нишельные фонтаны на аллеях «Лабиринта»: это 28 фонтанов трех типоразмеров: 18 штук в форме круга диаметром 2,4 м, 2 штуки в форме круга диаметром 3 м и еще 8 штук в форме лепестка – фонтан, вписанный в четверть круга радиусом 3,5 м.

А фонтаны также подразумевают электродвигатели, насосы, пусковую аппаратуру, и ко всему должен быть доступ для обслуживания и ремонта, т.е. это нельзя закопать в землю, это будет стоять в виде металлических шкафов тут же рядом. А сад-то небольшой.

Для всего электрооборудования предусмотрена трансформаторная подстанция, которую, правда, собираются разместить на территории хозяйственного двора. Но прокладка электрокабелей по всей территории сада наверняка приведет к порче корневой системы деревьев – с учетом того, как у нас ведется такое строительство силами гастарбайтеров.

Отдельно следует сказать про «Птичий двор», который договорились из проекта исключить, но он остался. Это сложное сооружение, включающее боскет (живую изгородь), в центре фонтан (круг с диаметром 4,3 м), а также два павильона «Голубятня» и «Соболиные клетки», соединенные ограждением на кирпичном цоколе по железобетонному фундаменту. «Голубятня» имеет площадь 85,5 кв. м (квадрат со стороной 9 м), стены из газобетонных блоков, сложная кровля с балюстрадой плюс электрощитовая и санузел. «Соболиные клетки» – 27 кв. м.

Таким образом, радикальной концепцией запланировано гигантское строительство. Причем у меня есть сильное подозрение, что главным привлекательным моментом является величина сметы и разруливание больших бюджетных средств, то есть алчность. На закуску пойдет и устройство какого-нибудь ресторанчика, который посреди всех этих боскетов и фонтанов вырастет быстро и совсем незаметно, а когда вырастет, будет уже поздно говорить – деньги вложены и заказы на столики приняты.

Тем более что на территории существующего хозяйственного двора, точно в его границах (площадь 832 кв. м) предполагается возвести хозяйственный корпус (фундамент – монолитная ж/б плита, несущие конструкции здания  –  металлический каркас  с  наружными и внутренними стенами из керамического кирпича, перекрытия – ж/б, монолитные). Тут можно что угодно разместить.

        Три концепции. Оптимальная

 Оптимальная концепция представляется мне именно концепцией. То есть в ней есть некоторая продуманность. Она подразумевает восстановление Невской ограды с тремя воротами, изменения в партерной части сада, устройство одного – двух фонтанов, т.к. есть археологический материал и даже изображение одного фонтана. Не говоря уже об уходе за деревьями и восстановлении живой изгороди вдоль Фонтанки и Лебяжьего канала. Это такое аккуратное и осторожное вмешательство, исходящее из постулатов, которые сформулировал искусствовед Андрей Ухналев, научный сотрудник ГРМ.

Первый – это постулат «прозрачности». Как пишет Ухналев, «с появлением Невской ограды с воротами в створе западной дорожки (Школьной аллеи. – М. З.) важную и для сада, и для города роль стал играть вид вдоль этой аллеи. Сначала этот вид «держали» на переднем плане ворота, а на дальнем – фасад Летнего дворца Елизаветы Петровны. К 1801 году на его месте был возведен Михайловский замок. Перспективу аллеи стал завершать теперь еще более импозантный фасад.
Картина от этого, безусловно, выиграла… Замыкающая перспективу постройка читается яснее… Наконец, в 1839 году на оси аллеи у Карпиева пруда была поставлена Эльфдаленская ваза, ставшая тем штрихом, который придал удивительную завершенность и неповторимость этому виду. Несомненно, данная перспектива в Летнем саду – одна из самых эффектных и узнаваемых. Удивительно, что столь невеликий по сравнению с деревьями и столь удаленный объект, как ваза, от самой Невской ограды воспринимается отчетливо и является фокусной точкой всей картины».

Понятно, что новоделы встанут стеной, которая существующие сквозные виды перекроет.

Второй постулат связан с тем, что реконструкция якобы имеет целью вернуть Летний сад к виду петровского времени, восстановив некий План. Однако «Летний сад в XVIII веке (то есть в пресловутый период расцвета) не обладал художественной цельностью в смысле соответствия единому всеобъемлющему замыслу. Существование замысла для регулярного сада выражается в правильном, логически ясном плане. Планировка же Летнего сада, как известно, не отличается правильностью и строгой согласованностью элементов. В ней видна некоторая доля произвола, заметно и влияние случайности. Положение не исправили две попытки приведения планировки сада в систему, свидетельствами которых остались не осуществленные до конца планы Леблона и Растрелли. Летний сад обретает художественную цельность с тех пор, как он умирает в качестве актуального объекта придворного хозяйства, когда в нем прекращается активная строительная деятельность, и он переходит в фазу поддержания (1780-е гг.). Именно в этом состоянии начинает проявляться образ сада». Поэтому так важно не оголтело возвращать сад назад, к некоему Плану, а умело использовать то, что создало время.

Наконец, третий постулат связан с тем, что Невская ограда украшает не только городскую панораму, набережную, но и садовый ландшафт. Откуда важная роль вида из сада и роль трех ворот, которые стали завершением и украшением садовых перспектив. Для чего и следует сделать так, чтобы меридиональные аллеи, Косая и Школьная, не упирались бы в решетку, а завершались воротами.

        Свинья и палец

Фактическое же положение дел таково, что под максимальный по объему сметы проект подводится антинаучный базис о необходимости вернуть в сад сооружения и «затеи», которые там когда-либо были, в том числе и такие, по которым не осталось ни археологических, ни иконографических материалов. Нет даже уверенности, что был такой момент, когда все новоделы, которые наметили проектом, некогда существовали в Летнем саду одновременно. Поэтому спорить со сторонниками радикального варианта об уничтожении пейзажности Летнего сада или о научности проекта абсурдно: наукой и идеями охраны памятников они лишь спекулируют, названиями боскетов и фонтанов жонглируют.

При этом оказалось, что сад уже собрались закрыть на реконструкцию в мае, а проекта нет. Нет проекта, который утвердили КГИОП или Росохранкультура.

Нехватка средств и временное уменьшение объема работ в Летнем саду только усугубляют ситуацию и делают ее более опасной и непредсказуемой, поскольку затягивают строительство навсегда («вечная стройка» – мечта любого начальства бюджетных организаций) и позволяют скрывать тот реальный объем вмешательств, который тайно планируется осуществить.

Исходя из сказанного ясно, что реализовать стоило бы оптимальный вариант, но с учетом вредительства, вызванного алчностью, и того, что дай свинье палец, так она всю руку откусит, лучше запретить любые вмешательства в Летний сад, выбрав консервативный вариант.     

 


Михаил Золотоносов


Благодарю кандидата искусствоведения А. Е. Ухналева
за консультацию; его статьями, посвященными Летнему саду,
я воспользовался для изучения проблемы.











Lentainform