16+

Можно ли прожить, питаясь, исключительно отечественными продуктами?

19/04/2009

Можно ли прожить, питаясь, исключительно отечественными продуктами?

«Город 812» продолжает исследование рынка отечественных продуктов. Мы пытаемся найти ответ на вопрос: что будет, если импортные продукты вдруг исчезнут с наших прилавков – в кризис ожидаешь худшего. Из материалов, опубликованных в прошлых номерах, стало понятно, что выжить без импортного мяса Петербургу будет трудно. С рыбой чуть лучше. А с чем будет полная беда – так это с сыром.


Изучив ситуацию теоретически, я решила, что пора поставить эксперимент на себе и прожить неделю в сказочной стране Закрытии. Так называется государство, в котором не торгуют ничем импортным, и все граждане радостно питаются отечественным продуктом.

        Не делайте из импортной еды культа


Такие ограничения хорошо сказались на кошельке – не потому, что отечественное дешевле зарубежного, а оттого, что покупать пришлось меньше, чем раньше. Зато настроение угасало быстро. Хорошо, что я не курю.

Сначала я думала, что самым тяжелым испытанием станет отказ от импортного кофе. Судьба подкинула сюрприз: в универсаме на кофейном прилавке я вдруг приметила жестяные банки с «кофе растворимым порошкообразным» стоимостью 37 рублей за 100 граммов. Даже такой дешевый, его никто не брал: видно, надоел 20 лет назад, когда кофе можно было достать только в таких банках и стоили они 6 рублей.

На банке было напечатано, что изготовлен продукт в поселке Пушное Выборгского района. Банку я купила (было ощущение, что она пролежала четверть века на складе госрезерва, хотя на дне была выбита дата: 2009 год), но пробовать временно не рискнула.

Начала охоту за другими советскими брендами – за чаем. Грузинский и азербайджанский чаи теперь тоже иностранные: это даже к лучшему, потому что мне они никогда не нравились. Я искала краснодарский – не нашла. Решила, что эта проблема как-то решится сама собой. Ошиблась.

        Картошка в российском мундире

Понедельник. От кофе с тостами отказалась: тостовый хлеб наполнен импортными добавками, и даже на упаковке у него был американский флаг. А отечественный, с отрубями, рассыпался еще при попытке затолкать его в тостер. Вместо кофе пришлось пить черничный компот, собственноручно закатанный в позапрошлом году. Зато завтрак обошелся мне в копеечную сумму.

С обедом все оказалось сложнее, потому что они обычно проходят в кафе. Из всех знакомых мне общепитовских точек я выбрала блинную. Блины делаются из муки – вероятнее всего, отечественной, яиц и молока. Как уверяют рекламные директора кафетериев, масла в новые российские блины почти не добавляют. В общем, съела я блинов со сгущенкой (это самые популярные на Западе российские консервы – мы их по-прежнему экспортируем во многие страны). О калориях решила не думать.

Самым большим испытанием стало закрытие знакомого продуктового магазина. Весь нераспроданный алкоголь выставили на прилавок по смехотворной цене, и я купила большую бутылку чего-то испанского. Теперь она стояла на холодильнике и ждала окончания эксперимента.

На ужин ела фрукты – не апельсины с бананами, а антоновку. И пила дынный йогурт. Убедила себя, что дыни растут в Астрахани.

Вторник. Вологодское масло стоило 40 рублей, а «анхор» – 50. Кусок «российского сыра» – 52 рубля, аналогичный шмат «маасдама» – 80. С сыром вообще смешно получилось. На рынке я обошла несколько прилавков, прежде чем нашла продукт, произведенный в России. Бренды «костромской», «пошехонский» и даже «звенигородский» не имели к России никакого отношения: эти сыры были привезены из Литвы и Украины. Продавщица могла посоветовать только острый кавказский сыр, алтайский и «российский». Первые два были мягкие, я взяла «российский» – самый дешевый и, по ее словам, самый востребованный. Его я покрошила в отечественные макароны. Запивать все пришлось   компотом. Как назло, лил дождь, и проснуться без кофе было трудно. Даже на работе заметили. Я на всякий случай позвонила в фирму, которая производит «порошкообразный» кофе, и выяснила, что делали его все-таки из импортного сырья, а в поселке Пушное – только перемалывали. Хоть я другого ответа и не ожидала, все равно стало грустно.

В магазине, что возле нашего дома, продавались «Покровские» соки в трехлитровых банках, их тоже можно было пить, не опасаясь встречи с импортными примесями. Там же продавали мясо – прямо у меня на глазах с улицы в подсобку внесли тощую тушу. «Откуда?» – поинтересовалась я. «С гатчинского мясокомбината», – пояснили продавцы.
Из мяса можно было сделать жаркое. Оставалось только купить овощей и приправ. Я спрашивала в магазине, где делают лавровый лист, но продавцы давали неодинаковые ответы. В общем, блюдо получилось пресное, но есть можно.

        Зато мы делаем омлеты

Среда у меня получилась куриной. Утром я жарила яичницу. Днем поедала пирожки из ларька и запивала их натуральным куриным бульоном. И яйца, и курицу – если верить продавцам – привезли из Синявина. Вечером купила в ларьке блин с курой в сливках. Запивать его требовалось чаем или кофе, но все они были импортными, а на холодные йогурты было тяжело смотреть. Спать я легла в плохом настроении.

Утром обзвонила друзей и родственников с вопросом: не видел ли кто в продаже краснодарского чая. Многие обещали порыться в кухонных шкафах, но сделали это только через неделю. Я тоже порылась – нашла пакет с какао. Полезла в интернет смотреть – растут ли у нас какао-бобы. Нет, не растут.

Зато в том же шкафу обнаружился пакет с сушеными яблоками. Из них можно было сварить компот – и пить горячим.

Еще я подумала, что даже из российских продуктов можно делать иностранные блюда. И в четверг затеяла печь пиццу. Парниковые помидоры – из Белгородской области. Мука, яйца и сметана – все это делается в России. Сыр отечественный еще оставался. Но пришлось оставить в покое импортный разрыхлитель теста и взять обычную соду. Маслины я в пиццу не кладу. А вот с сосисками вышли сложности. Мясопромышленники из Петербурга заявили мне, что для производства колбас они в основном используют импортное сырье. Чтобы не обмануться, решила опять есть курицу. Для куриной пиццы требовались еще кислые яблоки (были), морковь и картошка. Возни было много, а получилось так себе. Наверное, от того, что я оливковое масло заменила подсолнечным. Лучше было б не мудрить, а поискать где-нибудь куриные сосиски.

Все это было вечером, а утром пришлось питаться бутербродами все  с тем же «российским сыром». Да, «вологодское» масло кончилось, а в ближайшем магазине оставалось только финское. Пришлось купить морковные котлеты и разогреть их в микроволновке. Это мне еще повезло, что в доме действует такая фабрика-кухня. Только дорого.

        Хороши суши, да не наши

В пятницу я завтракала вареными яйцами с черным хлебом, на ужин жарила картошку с солеными огурцами. Фантазия стремительно иссякала. Но оставался еще российский творог – из него можно сделать и запеканку, и сырники. Кроме творога были еще и овощи. И наконец, рыба. Впрочем, от творога я отказалась: кажется, на комбинатах его делают из сухого молока, а оно в основном импортное. А овощи хороши осенью, а не весной. Если бы на дворе стояло лето, пошла бы искать крапиву. Надо же из чего-то суп варить. 

В субботу опять подумалось о супе. От солянки отказалась – туда кладут импортную копченую колбасу. Накупила овощей и сделала винегрет. А на следующий день собиралась купить рыбы – хека – и пожарить.

В воскресенье меня позвали на день рождения, и эксперимент досрочно прекратился. 

Резюме. Прожить неделю на отечественной еде – можно, особенно если заранее к этому подготовиться. Это даже дешевле. И все-таки я не рискну его возобновлять, если этого не потребуют обстоятельства.

Самое грустное – такая диета не прибавляет вдохновения. Так и объясняла, когда приходилось оправдываться за плохую работу.


Нина Астафьева


_______________________________________________________
  Комментарии:   

 

О преимуществах российских и импортных продуктов мы побеседовали с членом-корреспондентом РАЕН, профессором, заведующим кафедрой гигиены питания Санкт-Петербургской медицинской академии им. И. И. Мечникова, главным диетологом городского Комитета здравоохранения Владимиром Доценко.

– Полезно ли отказаться от импортной еды в пользу отечественной?

– В первую очередь я хочу отметить: российский народ недоедает белков: мяса и рыбы. Например, средний норвежец съедает в день 60 граммов рыбки, а житель нашей страны – 17. И пусть люди едят импортную продукцию, раз отечественной мало, лишь бы восполняли этот дефицит. В то же время отечественный продукт тем хорош, что поступает на реализацию в охлажденном виде. А не замороженном, как мясо и рыба, привезенные с другого конца света. Впрочем, рыба бывает разная. У нас, в европейской части России, в изобилии рыба пресноводных пород, а морской – мало. Хотя любой врач вам скажет, что морская рыба вкусней и полезней, в ней больше микроэлементов.

- Могут ли импортные продукты быть опасными по определению? В 90-е годы в Россию везли еду с истекающим или уже миновавшим сроком годности. А сейчас такое возможно?

– Самый громкий продуктовый скандал имел место в прошлом году и был связан с китайским молоком, в которое добавляли меламин для увеличения показателей содержания белка. До этого имелись претензии к американской курятине, но это было уже давно. Действительно, курицу накачивают гормонами, что иногда приводит к отложениям в тканях – но не в куриных грудках, которые съедали сами американцы, а в окорочках, которые отправлялись к нам. Но сейчас на рынке все больше появляется отечественной курятины. Что касается генно-модифицированной еды, которая популярна в Америке и Китае, то здесь, как правило, имеется в виду сельскохозяйственная продукция. Картошка, помидоры и кукуруза. Все это мы можем выращивать и сами.

- А чем российское сухое молоко лучше белорусского и литовского?

– Если сравнивать его с парным молоком, то оба хуже. В парном молоке содержится столько витаминов, сколько, к примеру, в лимоне. Но оно уже через сутки портится – и, конечно, приходится превращать его в порошок. Наше и импортное сухое молоко по качеству не различаются. Количество белка там на одинаковом уровне.

- Отказ от импортной продукции может как-то повлиять на здоровье нации?

– Есть национальные традиции потребления пищи, и если люди не будут их придерживаться, они будут болеть. Это же заложено на генетическом уровне: в каком краю чем следует питаться. Например, в рыбе, которая водится в японских морях, содержатся те самые ферменты, которые необходимы среднему японцу для успешной жизнедеятельности. Вот, в последние несколько десятилетий очень усилились миграционные процессы, и баланс этот был нарушен. Китайцы должны есть рис, японцы – рыбу, а русские люди – пить молоко. Если нашего человека увезти в Японию и посадить на безмолочную диету, ему будет неприятно.

- Какие отечественные продукты по качеству превосходят импортные?

– Я бы всем рекомендовал нашу копченую колбасу. Пускай в России мало коров мясных пород и приходится закупать импортное мясо, зато наши сервелаты по вкусу превосходят финские, не говоря уж о китайских и польских.

        Комментарий торговли

Виктор Титов, директор магазина сети «Сезон».

– Люди стали больше покупать отечественных продуктов?

– Предпочтения покупателей действительно сместились в сторону отечественного продукта. Причем это можно сказать как про оптовых покупателей — то есть, собственно, магазины, так и про розничных. Например, соотношение импортного и отечественного мяса еще два месяца назад было такое: 70 процентов импорта, 30% — наше. Сейчас — 60% на 40%. Свинину, говядину (в виде полутуш) везут из зверосовхозов Ленинградской (Всеволожск и Гатчина) и Псковской областей.

- А с рыбой как?

– В рыбной промышленности тоже отмечено смещение процентов на 10. В молочной все вроде осталось как прежде: мы же знаем, что йогурты и другие молочные продукты, даже если они выпускаются под импортными названиями, все состоят из российского сырья. С сырами, конечно, ситуация иная: их сюда везут уже готовыми. Да, с сырами ситуация осталась на прежнем уровне: российских, белорусских и украинских – покупают примерно столько же, сколько раньше, а импортных – чуть меньше, просто потому, что они дороже. Кстати, мы традиционно не считаем импортной продукцию из ближнего зарубежья.

- То есть ситуация мало изменилась.

– Вообще про эти тенденции – отказа от импорта – имеет смысл поговорить через год. Общество консервативно, и процессы эти, когда изменяются гастрономические предпочтения, – начинаются не так быстро, как протекает кризис. А вот внешним видом покупатель может и пренебречь. Вот с рыбой как получается? Стали больше покупать нашей селедки и пикши. Она процентов на 30 дешевле импортной, но и выглядит очень непритязательно. Совсем как в советские времена. Ее покупают, а красивую норвежскую – нет. Хорошо, что наши рыбаки быстро реагируют на спрос. Мороженой рыбы из Мурманска стало меньше, а просто охлажденной – больше.

Что касается фруктов, то российский производитель, равно как и молдавский, украинский и т.п., никогда не сможет заполнить целиком эту линейку. И мы еще до Нового года съели все фрукты, которые мог поставить Краснодарский край.    

 








Lentainform