16+

Владимир Гомельский о том, может ли потолок зарплат спасти российский баскетбол

19/04/2009

Владимир Гомельский о том, может ли потолок зарплат спасти российский баскетбол

Владимир Гомельский - в прошлом баскетболист и тренер, ныне телекомментатор - сын легендарного наставника Александра Гомельского. О перспективах сборной России и бесконечных страданиях питерского «Спартака» он рассказал «Городу 812».


- Могли бы представить свою жизнь без баскетбола?

– Нет. Я же в него фактически начал играть еще до своего рождения. Мама до четырех месяцев беременности бегала по площадке. Из роддома меня, конечно, отправили домой, но скоро стали привозить в колясочке на соревнования. Видами спорта занимался разными, но только в качестве подготовки к баскетболу. 

- В знак протеста не хотелось выбрать другой путь?

– Так поступил младший брат Александр.

- В 23 вы получили тяжелейшую травму, поставившую крест на дальнейшей карьере…

– Большего горя, когда мне сказали, что дальше играть не буду, я не испытывал. Хотя прошло уже тридцать с лишним лет, даже вспоминать не хочется. Но, с другой стороны, у меня не было перерыва. Начальник ЦСКА Иван Покусаев сказал – не переживай, начинай тренировать детей. Еще через год дублеров принял, а к олимпийскому сезону, когда папа ушел из ЦСКА и сосредоточился на сборной, я уже Юрию Селихову в качестве второго тренера помогал.

- И почему же не повторили путь отца? Что помешало стать тренером-суперзвездой?

– Две причины. Во-первых, в какой-то момент времени понял, что до такого уровня, как папа, дойти не смогу. Что он покруче меня характером будет. Во-вторых, в 1986-м получил приказ командовать спортивным клубом армии Московского военного округа. Приказы обсуждать не принято, вот я и командовал три года, вплоть до увольнения.

- А когда уволились из армии, интерес к тренерской работе, значит, совсем пропал?

– Нет, тут другая история. Веселая. Как раз тогда встретил Ларису, свою будущую жену. И очень романтично и красиво за ней ухаживал. Она из Питера, постоянно приезжал к ней в выходные из Москвы. Однажды сидели в ресторанчике у ее друзей на Кировском проспекте и по телевизору показывали программу «Лучшие матчи в НБА». Без звука, поскольку людям неинтересно. И я начал Ларисе рассказывать, что, собственно, происходит на площадке. Смотрю, один ее приятель подошел, потом второй, наконец, у нашего столика собралось приличное количество народу. После чего Лариса и сказала – вот чем ты должен заниматься, а не в армии служить. И надо же было такому случиться, что буквально через несколько недель после увольнения покойный Володя Фомичев позвонил и пригласил провести с ним репортаж. Первый провели (это случилось в феврале 1990-го) – десять слов сказал, второй, третий… А на четвертый Володя не пришел, и волей-неволей пришлось заговорить. Вот и говорю до сих пор. Получается, мне профессию придумала жена.

- Комментаторство приносило деньги? 

– Нет. До 1995-го комментировал матчи в качестве хобби, приезжал в студию на Шаболовку раз в неделю, деньги зарабатывал в другом месте. К тому же привык к себе критично относиться. Папы в тот момент не было в стране, но у меня же вся семья баскетбольные тренеры – спрашивал о впечатлениях маму, бабушку. Все смотрели, воспитывали. Потом отец вернулся, начал меня слушать и критиковать. Поначалу говорил: «Нет, я лучше тебя комментирую». Но когда папу удалось убедить в обратном, это случилось году в 2000-м, тогда и осознал – своим делом занимаюсь.

Сложнее всего мне комментировать матчи ЦСКА и сборной России. Приходится подавлять в себе болельщика.

- Часто тренеры или игроки обижались на ваши комментарии в эфире?

– Только раз. Однажды я понял, что действительно своими словами нанес человеку, всю жизнь отдавшему баскетболу, очень сильную обиду. Которую тот не мог пережить даже через несколько дней. Мы поговорили, я постарался все объяснить и успокоить, но после этого решил – казнить в эфире не имею права. С тех пор и сдерживаюсь, но некоторые критики заслуживают. Иногда так хочется «пострелять» по молодежи.

- Наша мужская сборная осенью 2007-го выиграла чемпионат Европы, а затем провалилась на Олимпиаде в Пекине. Что случилось?

– Во-первых, считаю, мы все рано радовались. Повод был, но бить в фанфары оказалось преждевременно. Российский баскетбол возродится, только когда, как в 50-е – 80-е годы прошлого века, наши команды начнут не эпизодически блистать, а выигрывать, выигрывать и выигрывать. Когда станем лидирующей баскетбольной державой в Европе. Хотя, к моей радости, наша федерация сделала много позитивного для развития баскетбола в стране, особенно юношеского. И скоро, надеюсь, мы начнем пожинать плоды. А то во Франции и Сербии каждый год появляются молодые таланты, а у нас – не каждый. Соответственно, у тренера сборной России выбор игроков ограничен.  

– Вы за натурализацию игроков или против?


– Раз в четыре года, для успешного выступления команды на Олимпиаде, такой шаг оправдан. Тот же Джон Роберт Холден, американец по рождению и россиянин по паспорту, играет за нашу сборную честно, выкладывается, и на его примере, глядишь, и Антон Понкрашов с Дмитрием Хвостовым станут разыгрывающими высокого класса. Келли Маккарти тоже заслужил гражданство. А про Бекки Хэммон и говорить не приходится. На Играх в Пекине она, если не звание Героя России, так орден Дружбы Народов точно заслужила. Не позволяла себе играть спустя рукава, боролась лучше, чем россиянки по рождению. Конечно, не надо давать гражданство половине игроков НБА, но в единичных случаях это может пойти на пользу нашему баскетболу.  

- А Дэвид Блатт достаточно хорош, чтобы возглавлять нашу сборную?

– Да, он входит в элиту тренерского цеха. Однако его возраст пока играет против него. Тренер может научиться только на собственных ошибках. Так было с Владимиром Петровичем Кондрашиным, так было с моим отцом. Вот и Блатт сейчас нарабатывает опыт. Очень рад, что он работает в московском «Динамо» и как клубный тренер имеет полное представление о ситуации в России.

- В 2012-м на Играх в Лондоне команда покажет что-нибудь интересное?

– По именам, да, покажет. Конечно, как Аргентина в 2004-м, Dream-team не обыграем, но представлять реальную силу будем. В Лондоне, кстати, выступят три воспитанника питерского баскетбола. Имена назвать или сами догадаетесь?

- Назовите.

– Ну как же! Андрей Кириленко, Антон Понкрашов и Федор Лихолитов.

– Лихолитов? Ему ведь уже 28 лет, а он так полностью и не раскрылся.


– А что вы удивляетесь? Если с Федькой работать так, как в этом сезоне в «Урал-Грейте», если ему будут доверять, то Блатт его обязательно разглядит. Федя – классный парень, добряк. Ему бы еще эту доброту оставлять за пределами площадки и поменьше думать о том, как эффектно забить мяч в корзину… А по одаренности, степени таланта – это же второй Иван Дворный!

- Раз уж упомянули Андрея Кириленко. После него в НБА уезжали сразу четверо россиян. Все они лавров не снискали, мало того, не добились прогресса в игре. Почему?

– Были допущены четыре одинаковые ошибки, только с разными последствиями. Все ребята уехали раньше, чем нужно. На Павле Подкользине, как на баскетболисте, увы, можно ставить крест, он не заиграет уже никогда. Ярослав Королев отправился в НБА совсем юным, а в Северной Америке надо самому соображать, вот «школа» и прошла мимо него. Что же касается Виктора Хряпы и Сергея Мони, они попали в НБА к жуткому, жесткому тренеру и кое-чему научились. Просто по возвращении в Россию Витя попал в ЦСКА к Этторе Мессине. К наставнику, который осознает его талант и делает все, чтобы Хряпа заиграл как можно быстрее. А Моня перешел в «Динамо», и там ему опять деньги голову вскружили. Сергей Моня меряет свое мастерство зарплатой, но не наигрывает он на тот миллион евро, который получает! Психологической устойчивости недостаточно, веры в себя недостаточно, нужна помощь тренера.

- Согласны с тем, что местным молодым игрокам в России сильно переплачивают?

– Это имеет место и в других игровых видах. Вообще, все дело в нашей ментальности, спорт здесь ни при чем. Отголоски советского воспитания. Мол, таких денег никто в моей семье не зарабатывал, все – я король! Пойду в казино… А требуется профессиональный подход к собственному телу. Но, думаю, сейчас кризис исправит эту ситуацию, приведет зарплаты в соответствие. Может, летом 2010-го и суммарный потолок зарплат в нашей Суперлиге введут. Если честно, очень хочу похвастаться – когда Суперлига только создавалась, генеральные менеджеры клубов меня пригласили рассказать, как строится работа в командах НБА. В течение часа объяснял им про потолок зарплат и очень советовал сразу его ввести. Но меня никто не послушал – эти люди, сейчас уже не работающие в нашем баскетболе, только похихикали.

Зато сейчас потолок зарплат уже никому не кажется таким смешным. Главное ведь не то, сколько денег у тебя есть, а как ты их потратишь. Можно и на ветер огромные суммы выбросить.

– Кажется, золотые медали чемпионата страны навсегда останутся у ЦСКА. Интриги в борьбе за чемпионство нет. И что с этим делать? 


– Убери ЦСКА, и что? Не к чему будет стремиться. Даже «Спартак-Приморье» на матч с армейцами выходит что-то доказывать. В нашем баскетболе есть лидер, за которым можно тянуться. В ЦСКА работают не жадные люди, они с удовольствием поделятся опытом даже с конкурентами. И делятся ведь. 

- Почему петербургский «Спартак» столько лет не может стать конкурентоспособным? 

– Правду ответить или дипломатично соврать?

- Лучше правду.

– У меня складывается такое впечатление, что много лет подряд – на тех людей, кто желал в Петербурге «Спартаку» успехов, приходилось вдвое большее число тех, кто желал команде смерти. Ни в коем случае не протягивать клубу руку помощи, не отдавать туда своего воспитанника. Кто только не тренировал «Спартак» до Женьки Пашутина, все это были наставники, приговоренные питерской баскетбольной общественностью. Традиции в городе трех революций гениальные, баскетбол в России зародился именно здесь, тут работали Владимир Кондрашин, Станислав Гельчинский… Но нет единства. Находится спонсор, но тут же находятся и люди, которые обязательно скажут: «Ну что ты этим пьяницам деньги даешь! Пропьют, растратят!» Очень обидно, что в результате таких действий команда не поднималась. А ведь в Питере прекрасные баскетбольные школы, где трудятся такие классные специалисты, как Анатолий Штейнбок, Александр Рыков… Отсюда вышли лучший на сегодня наш баскетболист Андрей Кириленко, самый талантливый атакующий защитник в России Коля Падиус. Я могу долго перечислять, поскольку в каждой команде Суперлиги играют питерские воспитанники. Почему они уехали? Их просто не смогли заинтересовать.

Кондрашин в свое время говорил – ребята, потерпите, через три года станете первыми. И он не наврал. А когда стали обманывать уже его, честно сказал игрокам: «Разъезжайтесь!»

– Как считаете, у Пашутина получится исправить ситуацию?


– Мне бы очень этого хотелось. Женя ведь тоже воспитанник питерского баскетбола, пусть и родился в Сочи. Надеюсь, с помощью административного ресурса Пашутин в первые два – три сезона не будет брошен на произвол судьбы, не останется «голым», то есть без игроков. Тогда значительный прогресс в результатах весьма вероятен. Только порадуюсь, если «Спартак» станет, предположим, третьим в следующем сезоне, а в 2012-м выиграет чемпионат России.     


Денис Мостов
 











Lentainform