16+

Как наше ТВ отметило юбилей Пугачевой и другие кризисные явления

24/04/2009

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

На отчетной неделе частота и продолжительность появления Медвепутина на ТВ продолжала нарастать пропорционально количеству оптимизма, излучаемого главными каналами в программах новостей. Путин на Тверском вагоностроительном заводе не только подарил 6 млрд руб., но и отменил 50-летний кризис, незадолго до того объявленный Кудриным. Медведев лично Митковой, а заодно и россиянам объявил, что власть в условиях кризиса обещанное сделает, завершит, обеспечит и улучшит, причем все – от ипотеки до демократии. Без кризиса, может быть, и не сделала бы, а так - обязательно.


  Обещания давались ему без труда, Медведев вообще стал гораздо быстрее и легче говорить, и чем дальше, тем легкостью речи он все больше напоминает одного гоголевского персонажа. Медведев даже обнаружил, что есть неправительственные правозащитные организации и встретился с их лидерами, о которых его предшественник в свойственной ему афористичной манере выразился, что они шакалят по иностранным посольствам. А тут шакалов если не обласкали, то собрали и не искусали, дабы склонная верить в приметы интеллигенция воспрянула духом на время кризиса и не так сильно портила народу настроение на оппозиционных сайтах. Опять же порадовал преосвященный Кирилл, рассуждавший в связи с Пасхой о добре и зле голосом большевистского агитатора.
Общим же радостным фоном – помимо дежурных песен и плясок – стало 60-летие Аллы Пугачевой, профессионала народной любви, давно превратившейся в народную героиню, практически не имеющую аналогов в истории русской культуры. Одним талантом певицы феномен не объяснить, да и не такая страна Россия, чтобы здесь столь пылко могли полюбить за талант. Пугачева сопоставима по своему культу в России только с девой Марией.

Для глубоко атеистической страны победившей поп-культуры, стремящейся во что-нибудь верить и чему-то поклоняться, такой культ вполне закономерен. Она и есть наша дева Мария, которую посещали и посещают различные «Святые Духи», но она все равно остается одна. Закономерно и то, что празднование ее юбилея почти совпало с Пасхой, также пропагандировавшейся телевидением как разновидность шоу-бизнеса. В сущности это сходные явления, прорастающие навстречу друг другу: шоу-бизнес и культ.

В этом смысле истекшая неделя культурологу дала обильный материал для размышлений. Например, весьма интересен поиск мужского персонажа, равновеликого Пугачевой в «топовой» паре. Путину год назад подобрали Алину Кабаеву, Пугачевой к 60-летию нашли Высоцкого, вдруг обнаружив, что они вроде бы были любовниками. Ни Киркоров, ни тем более фигляр Галкин на роль спутника Пугачевой уже не тянут.

Другой сквозной линией недели стала «ликвидация грамотности». Это общий процесс, давно охвативший страну, нового тут ничего не может быть, но всегда любопытны индикаторы. На сей раз повезло с передачей «Разночтения», которую на канале «Культура» ведет Н. Александров. Гостем оказался писатель Александр Снегирев (род. 1980), роман которого «Нефтяная Венера» номинирован уже на все главные литературные премии. Затем оказалось, что у Александра сын – даун, и он, естественно, не мог обойти это обстоятельство своим писательским вниманием, введя дауна в сюжет. Далее ведущий задал вопрос об источниках романа – так, словно речь шла о курсовике и списке использованной литературы. Не удивившись вопросу, Снегирев сразу же пояснил, что не читал книги, но смотрел кинофильмы («Человек дождя» и проч.). В общем, это не удивительно, поскольку книги читать скучно, а основу для романа где-то брать надо. К тому же на американских фильмах основаны и «Кысь» Т. Толстой, и все «Дозоры» С. Лукьяненко, и многое другое, это уже в нашей культуре норма.

Дальше – больше. Оказалось, что испытывающий идиосинкразию к чтению Снегирев, издав две книги, уже осознал себя крупным русским писателем, а потому решил узнать, что написали коллеги. В частности, коллега Достоевский, которого раньше Снегирев не читал. Читать его Снегирев по-прежнему не может, но сейчас хотя бы есть выход – Снегирев слушает аудиокнигу по какому-то роману Достоевского. Название романа, несмотря на просьбу ведущего, Снегирев не привел, видимо, забыл. Давно современная культура не представала в столь конкретном и законченно-символичном виде.

Разоблачительный раритет, хотя и в несколько ином роде, я нашел и в сериале «Тайны следствия». Вообще-то этот милый сериал с хорошими петербургскими актерами доснимали уже до стадии устойчивой деградации, когда в сюжетах оказываются очевидные логические несообразности и натяжки, Анне Ковальчук в отсутствие материала остается лишь забавно хмурить лобик и надувать губки, а Эмилии Спивак, все плотнее входящей в амплуа неврастенички, устраивать немотивированные и спасительные для режиссера истерики, вносящие в сюжет необходимое напряжение. Однако одна из серий неожиданно оказалась шифровкой двойного назначения. Потому что главным отрицательным персонажем фильма оказался некий Олег Павлович Бежан, ректор ПИПа (института политики и права), который был связан с оргпреступностью, выдавал за деньги липовые дипломы о высшем образовании, спал со студентками (его именовали «секс-ректор»), принуждая их к сожительству и отчисляя тех, кто на секс не соглашался, выигрывал дела у СМИ, пытавшихся его разоблачить… Что-то это все напоминало, в интернете отыскалась похожая информация про ректора Молдавского университета, но, кажется, было и поближе, однако вспомнить я так и не смог... В фильме Бежана в итоге убивает киллер, и смотреть на злую смерть развратника, окружавшего себя прелестными невольницами, не скрою, было приятно. 

В остальном же неделя выдалась пустой. Макаревич у Познера и Гусман в «Школе злословия» произвели впечатление полного пустословия, потому что «да и нет не говорите, черного и белого не называйте», а о Медвепутине вообще ни звука. Гусман, например, ругал засилье кавээнщиков на ТВ, обвиняя их в бездарности, опять прохаживались по «Аншлагу» и Петросяну – в общем осмелели… Практически впустую прошел даже выпуск передачи «Судите сами» с Максимом Шевченко, обычно весьма боевой: на этот раз из пушки палили по воробьям, доказывая, что поддельные лекарства – это плохо. С Америкой мир, в идеологической войне против Украины тактическая пауза, Грузия надоела настолько, что не вызывает у заказчика эмоций. И в итоге Шевченко никакой боевой задачи не поставили.     

Михаил Золотоносов








Lentainform