16+

Какие интимные тайны раскрыл в своих записках сексолог Лев Щеглов

27/04/2009

ВИКТОР ТОПОРОВ

Легендарный петербургский сексолог Лев Щеглов только что, на седьмом десятке лет, выпустил новую книгу – то ли еще девятую, то ли уже одиннадцатую… Оно и не мудрено, ведь хождение за три х… - а литературную и мануально-терапевтическую деятельность прославленного целителя вполне можно сопоставить с трудами и днями Афанасия Никитина, - подвиг не только ежедневный, но и пожизненный: и ноги уже не ходят, и глаза не видят, а руки все равно делают.


  Впрочем, сам Лев Моисеевич, наряду и наравне с рукой, главным рабочим инструментом практикующего сексопата считает голову. Светлую голову в рецензируемом нами случае. В книге полным-полно прелестных автобиографических вставок и выдержанных, как хорошее вино, анекдотов с интимной стрижкой, подаваемых – в пропедевтических целях – как примеры из собственной (и коллег) жизненной и врачебной практики.

Вот подходит к нашему кудеснику ассистентка столь же знаменитого Юрия Лонго, ныне, кстати, покойного. Имеются, мол, у мага и чародея проблемы с потенцией. Да как же так, удивляется Лев Моисеевич, мертвецов он из гроба поднимает, а такую малость поднять не может!

Малость – это не насмешка над конкретным пациентом, а принципиально универсальная  позиция нашего профессора. Малость – это норма. Краткость соития – норма. Краткость – сестра таланта. Норма эта, правда, по сравнению с предыдущими книгами Щеглова, возросла в разы – и отсчитывается нынче уже не от 1,5 см, а от 5 (видно, как далеко шагнула вперед сексологическая наука).

Правда, прямо сейчас мне пришла в голову (то есть в главный сексуальный орган, по Щеглову) еще одна любопытная мысль: и длину, и длительность доктор Щеглов, вслед за нашим правительством, измеряет, так сказать, в минимальных зарплатах… Ведь что такое «минимальная зарплата»? Маленькая, но норма.

А вот другой «случай из жизни». Едет коллега Щеглова в электричке. Она женщина. И показывает ей сидящий напротив эксгибиционист свою «норму». Показывает, как у них водится, чтобы напугать. Но ведь это называется: «Напугал бабу нормой!» Женщина-сексолог радостно тянется к запретному плоду. И посрамленный извращенец трусливо ретируется.

Самим названием рецензируемой книги – «Записки сексолога» – Лев Моисеевич, что называется, берет быка за рога.

Записки!

Как говорил Довлатов: открываешь советский учебник по сексологии, видишь раздел «Введение» – и уже смешно. А «Записки» что, не смешно? Убежден, что Лев Моисеевич скаламбурил совершенно сознательно.

Записки подразумевают начало, середину и конец. Но о конце не будем… А вот в начале жизненного пути маленькому, но нормальному Льву захотелось стать философом. Еще в школе он прочитал всего Сократа (в самиздатских, надо полагать, свитках). Но Моисей Щеглов, скромный инженер-технолог, сыну на философский факультет ЛГУ не посоветовал, да и денег не набрал тоже. Он и на Первый медицинский не набрал – и пришлось юному Льву поступать в менее престижный Второй. А там свои заморочки: и лягушек резать надо, и мертвецов, и живых людей… Далеко не кровожадный молодой Лев, решительно предпочтя бесцветную секрецию алой, прямо со студенческой семьи подался в советские сексологи. Подался, когда никакого секса в СССР еще не было.

Секса не было, а сексология была. Групповой портрет советских сексологов – одна из главных удач рецензируемой книги. Все как один психопаты, все извращенцы, все фрики, все евреи… Вот старый писатель – он ведет поэтический семинар в ПТУ и систематически растлевает мальчиков. Вот блестящий профессор тридцати двух лет – он педераст и до поры до времени выдает себя за социолога. Вот владелец самой большой библиотеки порнографической литературы в Восточной Европе. Вот коллекционер кисточек, которыми он ищет у пациентов эрогенные зоны, – он прекрасный лектор. Вот завкафедрой, утверждающий,  будто он не еврей, а немец, и поэтому его следует незамедлительно произвести в членкоры…

Льва Щеглова в этом кругу приняли, обласкали, приголубили (в хорошем смысле). Уверенно поставили на профессиональную ногу. Ну, а руку он набил уже сам. Так и началось его пожизненное хождение.

Книге предпослано предисловие Алексея Германа-старшего. Попав в несколько двусмысленное положение, прославленный режиссер путано оправдывается: да, я лечился у доктора Щеглова, но от заболевания глаз, и вообще-то вылечить меня нашему целителю почему-то не удалось, хотя автору книги это, разумеется, не в претензию. 

Разумеется, не в претензию. Что ж, с глазами-то – к сексологу?

Не меньшая увлеченность сквозит в виртуозной щегловской прозе, и когда автор рецензируемой книги рассуждает (не раз и не два) о благотворной роли, которую играют в жизни нашего современника (и современницы) секс-шопы. Неужели слухи о том, что плодовитому писателю принадлежит  – то ли полностью, то ли на паях – сеть магазинов «Интим», находят тем самым косвенное подтверждение?

Впрочем, московский коллега – и основной соперник Льва Моисеевича в борьбе за вроде бы учреждаемое звание «главный сексолог РФ» – решает ту же гуманитарную проблему еще радикальнее, владея (опять-таки по слухам) столичной сетью подпольных публичных домов. Я бы в таком раскладе проголосовал за профессора Щеглова – как-никак, магазины «Интим» торгуют в открытую.

Рецепты мужской красоты и женской силы, которыми щедро делится автор «Записок», я пересказывать не стану: изучите их, примерьте на себя и, если угодно, опробуйте сами – кто не рискует, тот не пьет шампанского. Маленький Лева когда-то рискнул – и всю жизнь пьет, и ни разу еще не поперхнулся! Был он когда-то и в «ящике», был и в бомонде – но где тот «ящик»? Где тот бомонд? А живительная влага секреций воистину никогда не иссякнет! Но если даже иссякнет – с тем большей безальтернативностью (ну, не «Виагру» же жрать?) обратимся мы к сократически мудрому сексотерапевту – и он докажет нам, что и ее иссякновение – тоже норма.

И вновь примется за записки.

Как-то коряво вышла у меня последняя фраза. С заиканием.    


 

Виктор Топоров











Lentainform