16+

Почему футбол хорошо, а футбол в 2018 году еще лучше

11/05/2009

ГЛЕБ СТАШКОВ

Премьер Путин встретился с министром спорта Виталием Мутко. В результате – Россия претендует на чемпионат мира по футболу 2018 года.


Сцена первая. Место действия. Любое. Мундиаль – он везде. Где ни назначь. Совершенно случайный человек с совершенно случайной фамилией Путин встречается с человеком, имеющим еще более случайную фамилию – Мутко (естественно, все совпадения, если кто их вдруг увидит, неумышленны).

Путин.
Мне скучно, бес.

Мутко понимает, что здесь какая-то подколка. Какая-то давняя, еще со времен Ленсовета. Когда его фамилию писали через «д» и весело смеялись. Но подколка более тонкая. Фаустовская. Но как на нее отвечать, а главное – что такое – фаустовская? Тем не менее, отвечает в струю.

Мутко. Что делать, Фауст? Вся тварь разумная скучает. Иной от скуки, тот…
Путин. Чего-чего ты сказал? Кто тварь?
Мутко. Это стихи. Из них-с, как говорится, слова не выкинешь.
Путин. А человека?
Мутко. Человек – это…
Путин. Чего?
Мутко. З-з-звучит…
Путин. Как?
Мутко. Гордо. С вашего позволения.
Путин. А чемпионат?
Мутко. Будет.

Сцена вторая. Мутко и некий человек из ФИФА в каком-то захолустном городе.

Человек. Ми где?
Мутко. (Про себя.) В Караганде. (Вслух.) В Саранске.
Человек. Чьто есть Засранск?

Мутко сам не знает, что есть Саранск. Он ему снился в страшных снах, но не более.

Мутко. Здесь можно проводить матчи.
Человек. Зидесзь? А поле?
Мутко. Вот поле. Ну… Там… Видите, зелененькое… Мы оборудуем.
Человек. Хочью гостиница.

Мутко выводят из себя завышенные русофобские требования чинуши от ФИФА. Но что сделать? Все остальные чиновники от Собчака обеспечили себе теплые местечки, а он себе – холодное. Вроде Олимпиады в Сочи.

Мутко. Знаете, Йоган-Фридрих Франц-Фердинандович, это Саранск. Са-ра-нск. (Последний слог без гласных не слишком удается в плане ораторского искусства.) Здесь нет гостиниц. Нет аэропорта. Здесь вообще ничего нет. Но все будет построено.
Человек. Какой следущий город?
Мутко. (Вздыхая.) Волгоград.

Министра спорта обуревают противоречивые эмоции. С одной стороны, Волгоград – это полный «Гитлер капут». С другой стороны, он беседовал со случайным человеком со случайной фамилией и знает – надо представить в лучшем свете. Как в лучшем свете представить Волгоград и Саранск? Как в лучшем свете представить лифт, где только что помочились четыре подростка? Мутко падает духом и везет Человека в родной Питер, в «Голден Доллс».

Сцена третья.
Кабинет случайного Путина. Входит (с докладом) Мутко.

Путин. Когда стартуют чемпионаты?
Мутко звереет. Конечно, про себя. Даже сам об этом не догадываясь. Но думая: ты, придурок, только что поздравлял с успехом. Можешь, наверное, по четыре года в уме складывать.
Путин. Так когда же?

Мутко догадывается. Это проверка. Он же из этих… Из этих! Он проверяет. Могу ли я складывать по четыре года в уме.

Мутко.
В 2018-м.
Путин. А мы в это время еще будем?

Мутко не знает, что будет в 2018-м. Он молод, инициативен, он будет всегда. Но будет ли Путин? Ответ  приходит сам собой.

Мутко. Конечно.
Путин. Берем.
Мутко. А можно вопрос?

Это наглость. Но разговор, я забыл об этом сказать, перешел в довольно интимную сферу. Вроде как во времена Ленсовета.

Путин. (Что-то типа – ну?)
Мутко. Зачем все это? У нас же есть Сочи. Там такие, простите за каламбур, темные ночи, что не разберешься.
Путин. Кризис. Нестабильность. Чемпионат – стабильность.

Путину лень говорить развернуто перед Мутко.

Путин. Спортивный праздник – радость для электората. Возьми первую Олимпиаду.
Мутко. Где?
Путин. О ней же Сташков писал.    
 

Записал Глеб Сташков





3D графика на заказ







Lentainform