16+

Возможен ли массовый советский спорт в несоветской России?

18/05/2009

Возможен ли массовый советский спорт в несоветской России?

Леонтьев знает формулу успешного общества. Уверен, что спортзалы дешевле поликлиник и у него есть инициатива, которую не смогут отклонить Медведев с Путиным.


Лев Оскарович Леонтьев

24 октября 2009 года ему исполнится 70 лет, занимается волейболом 52 года 24 часа в сутки, заслуженный тренер СССР по волейболу, житель блокадного Ленинграда.

Среди его воспитанников чемпионы школ, районов, городов, стран, Европы, мира, Олимпийских игр. Тренировал команды Италии, Польши. Сегодня работает в спортшколе Московского района. Как специалист высшей квалификации получает 29 тысяч рублей в месяц. Автор книги «Большой эффект в малом зале». Его любимый фильм «Девять дней одного года». 

- Какие вопросы у заслуженного тренера СССР есть к Российской Федерации-2009?

– При советской власти общество так ставило вопрос перед подростком: «Каким спортом ты занимаешься?» Затем вопрос стал лояльнее: «Ты занимаешься спортом?» Сегодня вопросительный знак зло выпрямился: «Ты, собственно, чем занимаешься!» У меня осталась нехорошая ирония к Власти: «Внимание, последний вопрос».

– И какой?


– «Ты кто?» На горизонте катастрофа.

– Но наши спортсмены начали побеждать мир.


– И это чудесно! Но к здоровью нации это мало имеет отношения. Как, впрочем, и Сочи-2014. Здоровье, в том числе и нравственное, не в золоте выдающихся. Оно в создании громадной системы детского и юношеского спорта от Карпат до Британских морей. Не надо гоняться за чемпионами – надо создать условия, чтобы они появились. И они никуда не денутся – взойдут, как грибы после дождя. А сегодня спортивные площадки для юношей и девушек убогие. К тому же их мало. Они не могут соревноваться с рекламой гламура. Конечно, кое-где дворцы и дома спорта остались, но время там нет для спорта. Там агрессивно разлеглась госпожа Аренда. А на ней господин Евро. Массовые соревнования испарились. Кстати, к 9 мая будет сказано: спортшколы в Ленинграде возобновили свою работу в 1944 году – сразу же после снятия блокады. Членам правительства не стыдно?

– Как, по-вашему, надо все менять?


– Оглянуться надо. В СССР шумел океан соревновательности. Все начиналось со школ. Доходило до чемпионата СССР в «Артеке» среди школ- победительниц. Затем шла спартакиада школьников, затем молодежные игры студентов. Вертелась колоссальная воронка, куда засасывало лучших, и они попадали в команды мастеров и славили империю. О спортшколах и спортивных лагерях я уже и не говорю. Сегодня, чуть что, – смотрим, где купить легионера. Да я на Петродворцовом часовом заводе во время соревнований трудовых коллективов нашел звезду женского мирового волейбола – Галину Макееву. Просто ласточку.

- Может быть, это сегодня дорого?

– А вчера, когда нефтью брызгались? А сколько стоит яйцо Фаберже? Почем, простите, стометровая яхта для любовницы? Это, судя по кому-то, – копейки. В любое время дешевле строить стадионы, чем больницы и колонии.

- С родителей спрос есть?

– Есть такая категория людей. Попадаются правильные. Но. Пару лет назад я увидел на Московском проспекте сказочного пацана. Подошел, представился, говорю – срочно тащите его ко мне. Так меня мамаша спросила: «А сколько вы будете нам платить?» Я чуть не заплакал – мальчишку жалко.

- Может быть, родители понимают, что дойти до большого спорта способны лишь единицы из миллионов?

– Конечно, это так. Ну и что?! Какая сволочь говорит ребенку, что он не талантлив? Он, видите ли, не 2 метра 10 сантиметров! Это что, магазин одежды для великих людей? Детский спорт – не подиум. Иначе куда идти десяткам миллионов, если вдруг они ниже двух метров уродились? Дурь курить? Спортзал – это формирование личности, гражданина. Где он за команду, а она за него. Где нет слов «не хочу», «не могу». Где есть требование – «выручай!».

– А какие есть слова?


– Только одно: «Надо». А жизнь разве простит «не хочу»? Стране нужны парни с бойцовскими характерами. И в науке, и в искусстве. Сталь закаляется не в фитнес-клубах. Тренер учит жизни. Он не папа и не мама. У ребенка должен быть тот учитель в школе, тот тренер в молодости, кто их будет жалеть по-иному. Именно с их рук они будут читать правильные книги.

– Какие правильные? Лев Оскарович, тогда называйте авторов.


– «Мексиканец» Джека Лондона для начала. «Последний дюйм» Хемингуэя.

– О какой молодежи вы мечтаете?


– О той, которая в конце каждой тренировки еле доползает до раздевалки. А по дороге домой в вагоне метро стоит. Мышцы которой ломятся на утро, а на следующий день они не могут не пойти в спортзал. Потому что им это надо. Потому что пропустить премьеру блокбастера можно, отбрехаться от вечеринки легко, а пропустить тренировку – невозможно. Вот тогда он или она не подведет свой коллектив, свою Родину.

– Победа любой ценой?


– Да. Но подготовка победы не любой ценой. Мне отвратительны методики по принципу – 500 парней загоним – один побежит. Меня коробит от некоторых инноваций. Расскажу за свое: сегодня в волейболе есть защитник – либеро. Он небольшого роста. Такому парню или девчонке с детства объясняют, что нападать он не будет никогда. То есть тихонько вышел, поднял трудный мяч и с глаз долой. Итого: воспитываем комплекс неполноценности. Или высокий центровой нападающий – такому вдалбливают, что он обязан гордо появиться на передней линии, засандалить с короткой передачи и исчезнуть. Больше ничего не требуется – остальное сделают за него товарищи. Результат: калека с отсутствием многих профессиональных навыков. И это возможно говорить ребятне? Аморальная педагогика. Таких детских тренеров взять за шиворот и сказать: «Никогда!»

- Основные принципы воспитания в спорте?

– Легкий вопрос. Вы видите блистающего нападающего. Ему аплодируете. Вопрос: что легче – проплыть дистанцию или дотронуться до бортика рукой? Так вот, когда кто-то сногсшибательно заколачивает, он должен понимать, что это результат титанического труда всей команды, всей страны, если хотите. Если она, конечно, с малолетства оплачивала его спорт и отдых. Ему оказали доверие – дотронуться до бортика. И он не подвел – теперь с него еще больший спрос. Прошел через трудно, через больно. И не имел права подвести. Посильнее патриотизм, чем ходить с розданными государственными флагами в редкие оговоренные праздники?

– Кроме «надо», как вы настраивали команду?


– В зависимости от места и характеров. Однажды на чемпионате в Мюнхене, перед важной игрой с немцами, я всех привез в Освенцим. Они смотрели на маленькие детские горшочки… Лица их на игре были взрослые. А я им еще добавил: «Кто не выигрывает 3:0, тот проигрывает 3:2». Они вынесли немцев, как мы говорим промеж себя «с душем». Вот как воспитывается уважение ко Дню Победы.

- Как бороться с теми, кто считает себя звездой?

– Элементарно. У меня как-то в команде мастеров один зазвездил. Так во Дворце спорта «Юбилейный» я вытащил на тренировке пьедестал, поставил его на него же, а остальным сказал сто раз отжаться. Они же спортсмены обыкновенные – им больше тренироваться надо. А он остался один в лучах славы.

- Вам изменяла мудрость?

– Помните, как Абдулла в «Белом солнце пустыне» говорил: «А помнишь, какой я был?» Многое было. Я однажды в бешенстве от судейства скинул арбитра с вышки. Вместе с вышкой. Что потом было…. Звания хотели лишить…. Это сейчас я старый, ленивый, вижу одним глазом. Но многое еще могу подглядеть.

– Какой первый вопрос надо задавать юноше?


– Когда ты последний раз вспотел? И второй: зачем потел?

- Вы чувствуете, что вы нужны? Как заслуженный тренер.

– Нет. Новая система смотрит на меня, как на говно. Через «О». (Женечка, это не для прессы.) То, что они обдумывают в спорте месяцами, я подскажу за секунды. Что касается заслуженного, то вы когда-нибудь слышали об Алене Делоне, что он заслуженный артист?

– Что бы вы попросили у президента?


– И не постеснялся бы. И охрану растолкал. Кто заслуженного старика выгонит? И сказал бы: «Дмитрий Анатольевич, Хрущев по всему Союзу настроил типовых школ буквой «П». И в Санкт-Петербурге их уйма. Прикажите создать типовой проект для всех подобных школ. Он прост: между спортзалом и столовой, которые одинаковы во всех этих школах, строим навес, крышу, атриум, как подскажут специалисты. И затем одну-единственную стенку. Таким образом, школа плавно превращается в прямоугольник, внутри которого образовывается феерическое пространство объемом в два спортзала. На этой площади конструктором можно собирать футбольные, волейбольные, иные площадки. Хоть теннис. Также это является и прекрасным актовым залом, хоть оперу ставь. Работу такую прекрасно выполнят в Санкт-Петербургском архитектурно-строительном институте и в «Мухе», читай, Художественно-промышленная академия имени Штиглица. И накрываем все тысячи школ от Петербурга до Владивостока. Это же сколько экономии и радости для детишек. Прямо остановись, мгновенье, – ты прекрасно. Товарищ Верховный главнокомандующий, Владимир Путин вышел из советского спорта – он с радостью вас поддержит. Это будет наш ответ Макдональдсу и кризису». И вы скажете, что после их согласия кто-то не проголосует за них? Это ли не уверенность в завтрашнем дне?

- Формула стабильности?

– Это я знал еще полвека назад: общефизическая подготовка + специальная физическая подготовка + техника + тактика + психологическая подготовка. И подставляйте эту формулу в любое ремесло – не ошибетесь.

-  Ваша мечта?

– Она есть. Толпы детворы со спортивными сумками торопятся после школ на тренировки. И занимаются они в шикарных помещениях. После бегут потные и счастливые домой и смеются, как на карикатуре, над теми, кто подъезжает убивать себя в ночных клубах. Я ведь и о себе мечтаю. Знаете, как тренеры тогда востребованы будут? Больше чем длинноногие красотки. Красота, правда?

- Правда.     
 

Беседовал Евгений Вышенков.











Lentainform