16+

Почему городские власти озаботились прозрачностью госзаказа?

01/06/2009

Почему городские власти озаботились прозрачностью госзаказа?

На прошлой неделе петербургский вице-губернатор Михаил Осеевский написал письмо, в котором потребовал от всех городских органов власти увеличить долю электронных аукционов при размещении государственного заказа. Электронные аукционы считаются наиболее прозрачной формой проведения торгов. По официальной версии, это никак не связано с резкими высказываниями главы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игоря Артемьева, который назвал петербургскую систему госзаказа одной из худших в стране.


  Напомним: неделей раньше Игорь Артемьев заявил, что в Петербурге через аукционы распределяется только 3% госзаказа. «Вместо аукционов идут конкурсы со своими условиями. Как правило, можно предсказать, кто победит, значит, нет конкуренции. У меня такое впечатление, что не те люди занимаются этой проблемой», – сказал глава антимонопольной службы. И привел в пример Татарстан, где доля аукционов, по его словам, 40%.

«Не те люди» обиделись. Городские чиновники немедленно ответили, что в Петербурге через аукционы распределяется 30% городского заказа, а слова Игоря Артемьева им непонятны и неприятны. В среду с главой ФАС встречался вице-губернатор Михаил Осеевский. Он сообщил «Городу 812», что обсуждал этот и другие вопросы, однако итоги встречи комментировать не стал. В антимонопольной службе тоже были немногословны. «Мы создали рабочую группу совместно с городскими властями для анализа ситуации в системе госзаказа в Петербурге», – заявил «Городу» Михаил Евраев, начальник управления по контролю за размещением госзаказа ФАС. Больше он ничего пояснять не стал.

Аукционы милее сердцу Игоря Артемьева потому, что на них единственным фактором, влияющим на выбор поставщика товаров или услуг для нужд казны, является цена. Тогда как участникам конкурса могут предъявляться дополнительные требования, и его, таким образом, легче подстроить под конкретного претендента. С другой стороны, городские чиновники постоянно жалуются, что на аукционах участники демпингуют, и в результате город вынужден покупать товары или услуги хоть и дешевые, но некачественные.

А электронные аукционы еще прозрачнее, чем обычные.  Как рассказал «Городу» глава Комитета финансового контроля Смольного Дмитрий Буренин, во время аукционов нередко бывают сговоры, когда их участники «прямо в коридоре перед торгами договариваются, кому какой лот достанется». В итоге они фактически не торгуются, и цена не снижается. При электронных торгах такое невозможно, поскольку участники сидят у себя в офисах и друг друга не видят. «Надо расширять список товаров, работ и услуг, которые приобретаются через электронные торги, – считает Дмитрий Буренин, – но при этом необходимо вводить дополнительные условия – например, в виде банковских гарантий, – чтобы отсечь от таких торгов ненадежных участников». Впрочем, поскольку эти вопросы регулируются федеральным законодательством, на местном уровне их не решить. Сегодня путем электронных аукционов можно размещать заказ на сумму не более 1 миллиона рублей.

В своем письме Михаил Осеевский потребовал, чтобы через электронные аукционы осуществлялись все закупки от 250 тысяч до 1 миллиона рублей. Вместе с тем сейчас по закону госзаказ на сумму до 500 тысяч может размещаться путем запроса котировок – формы менее прозрачной, но более оперативной. Таким образом, этим письмом Михаил Осеевский ограничил права распорядителей бюджетных средств: если закон позволяет им покупать товар ценой, допустим, 300 тысяч путем запросов котировок, то вице-губернатор требует электронный аукцион.

«Да, мы ограничиваем возможности распорядителей, – заявил Михаил Осеевский «Городу», – но мы двигаемся в русле изменений в законе». Он сослался на подписанные в среду Дмитрием Медведевым поправки в закон о госзакупках, расширяющие использование электронных аукционов. Впрочем, в силу они вступят только со следующего года. «Мы будем двигаться в сторону увеличения доли аукционов, в том числе и электронных», – сказал вице-губернатор. Именно этими поправками, а не заявлениями Игоря Артемьева Михаил Осеевский объясняет появление своего письма.


Вместе с тем, как рассказывают предприниматели, работающие с госзаказом, система электронных торгов в Петербурге имеет ряд существенных недоработок. Например, она не фиксирует заявки с предложением цены, которая выше, чем уже предложил какой-то другой участник. На практике это выглядит следующим образом. Если максимальная цена закупки – миллион, первый претендент предлагает 999 тысяч, а второй – 100 рублей, все остальные заявки выше 100 рублей автоматически отвергаются. Торги заканчиваются, победителем объявляется второй претендент, однако он от подписания контракта отказывается. И тогда город вынужден заключить договор с единственным оставшимся участником, предложившим 999 тысяч.

Другая сложность – если электронная торговая система зависает (случается это с ней часто), организатор торгов должен сообщить на своем сайте время, когда они возобновятся. Однако предприниматели иногда начинают жаловаться, что никаких уведомлений они не видели, о сроках возобновления не знали и, таким образом, принять участия в торгах не смогли. Организаторы, в свою очередь, заявляют, что все уведомления висели, и если кто-то их не увидел – это его проблемы. Поскольку все это происходит в интернете, проверить, что, где и когда было опубликовано, постфактум невозможно.

Вместе с тем причина цепи событий, состоящей из заявления Артемьева и телодвижений Смольного, остается непонятной. Либо глава ФАСа выступил без какого бы то ни было большого умысла. Либо в преддверии Петербургского экономического форума по Смольному наносится удар, а городские чиновники на него отвечают путем демонстрации неустанной заботы о совершенствовании системы госзакупок. В пользу последней версии косвенно свидетельствует тот факт, что оба события расположены очень близко друг к другу во времени и происходят на фоне очередной волны слухов о грядущих после форума кадровых переменах в Смольном.     
 

Антон Мухин





3D графика на заказ







Lentainform