16+

Зачем патриарх Кирилл провел Синод в Петербурге?

01/06/2009

Зачем патриарх Кирилл провел Синод в Петербурге?

Визит патриарха Кирилла в изобретенную им «северную столицу Русского Православия» представлялся обществу уникальным событием. Однако «впервые» не тождественно уникальности. Когда в 1986 году будущий патриарх Алексий (Ридигер) стал митрополитом Ленинградским, то он первым делом позаботился о собственном престиже в глазах местного партхозактива. Вместо привычной для прихожан митрополичьей «Чайки» он приобрел вполне правительственный «ЗИЛ 114». Но мало кто знал, что приобретение это было совершено на «Ленфильме», и было не чем иным, как бутафорским реквизитом. И в кино, и в жизни.


  В этом смысле проведение заседания Синода в Петербурге, а не в Москве, да еще в бывшем здании Синода имперской эпохи как раз не уникально, а типично. Это еще одна театральная постановка в дорогих  декорациях. К христианской вере и решению проблем церковной жизни это отношения не имеет. Такие шоу лишь тешат властное самолюбие и порождают ложные представления о собственном месте в обществе. Впрочем, для Кирилла 28 мая, проведенное в здании «Святейшего Правительствующего Синода», было своеобразным реваншем за поражение 24 мая этого года. Тогда на День славянской письменности ему не дали выйти из Кремля на Красную площадь и подобно патриархам XVII века обратиться urbi et orbi с Лобного места. Вместо этого патриарший крестный ход скромно проследовал на Васильевский спуск.

По сути дела заседание Синода в Петербурге маркировало очередной «сравнительно честный» отъем собственности. Оно сопровождало передачу патриархии храма в честь 7 Вселенских Соборов и помещений для работы патриарха в историческом зале синодального присутствия по соседству с Конституционным судом и Библиотекой имени Бориса Ельцина. Для этого потребовалось долгое перемещение Государственного исторического архива в район метро «Ладожская»…

Большинство читателей «Города 812» не читают журналов заседаний Синода. Если бы читали, то немало бы удивились языку церковной бюрократии. Заслушав сообщение патриарха о передаче помещений, синодалы приняли два постановления: «Возблагодарить Господа за милость» и «благодарить Президента и Председателя Правительства за инициативу». Передачи…

Что действительно было нетипично  в  этот раз, так это возведение во епископа наместника Александро-Невской лавры архимандрита Назария (Лавриненко). Нетипично, потому что этот человек по-настоящему пользуется уважением и в Церкви, и в обществе. Ни разу его имя не было связано со скандалами, характерными для монашеской среды. Александро-Невская лавра при нем стала настоящим культурным центром. Причем стала постепенно, как постепенно повзрослевшие члены  созданного им Александро-Невского молодежного союза стали Александро-Невским братством. Вместе с собиранием людей собирались и средства на реставрацию, которую теперь финансирует ТНК-ВР.

То, что Назарий, родившийся в 1952 году, будет хорошим епископом, в Петербурге поговаривали давно. В общении с ним чувствовалась искренность, а его поступкам всегда была свойственна разумная независимость. Украинец по происхождению, он целиком погрузился в петербургскую культуру. В 1990 – 1991 годах он по сути дела возглавлял восстановление Валаамского монастыря, однако вынужден был уйти в результате проблем с окружением покойного патриарха Алексия. В вину Назарию в частных разговорах ставилось «неграмотное» распоряжение серьезными финансовыми потоками. Игумен тратил их не на золочение куполов и «откаты» в Москву, а на людей. В 1991 – 1996 гг. он руководил монастырем на Коневце, где создал центр по противодействию наркомании, что лишь убедило патриархию в правильности предъявленных претензий. Таким образом, при Алексии его хиротония была не мыслима.

Об особом устройстве души нового епископа говорит и его речь при назначении на должность, которую, увы, в Петербурге не услышали, поскольку она была произнесена за закрытыми дверьми в церкви Синода вечером 27 мая. Он не только вспомнил здесь щемящий душу эпизод из детских лет, которые пришлись, по его словам, на «суровую «оттепель» и дальнейшее построение «светлого коммунистического будущего»»: в 1961 году, на другой день после Пасхи, 9-летнему парню в школе выстригли крест на голове и запретили стричься, чтобы зарастал долго, и все имели возможность издеваться над «святошей». Значительную часть речи он посвятил своему наставнику митрополиту Ленинградскому Антонию (Мельникову, 1979 – 1986), с которым у Кирилла, тогда ректора Духовной академии, были более чем непростые отношения. Именно Антоний выжил Кирилла с берегов Невы в 1984 году. Чтобы говорить хорошее о явном недруге патриарха – нужно стяжать дух свободы.

Естественно, у Кирилла свои виды на Назария. Речь идет не только об активном общении с молодежью, что сближает епископа и патриарха. Назарий является наместником Александро-Невской лавры, а имя князя тесно связано с мистикой нового патриаршества – Кирилл стал местоблюстителем именно на праздник Александра Невского. К тому же это назначение носит «юбилейный характер»  – в 2013 году будет праздноваться 750-летие со дня преставления этого святого и 300-летие Александро-Невской лавры.

А митрополит Петербургский Владимир (Котляров) наконец стал «почтенным горожанином» (ему дали звание почетного гражданина СПб). И остался в городе, хотя накануне патриаршего визита в Никольском соборе кокетливо прощался с прихожанками, намекая на свою возможную отставку на грядущем синоде. Однако патриарх не решился сделать такой «подарок» петербургскому митрополиту к его 80-летию.

Впрочем, хочется думать, что  отставка Владимира – дело недалекого будущего. Появление в городе еще одного епископа – теперь у престарелого митрополита целых три «помощника» -  похоже, призвано обеспечить мягкий переход проблемной епархии к новому митрополиту, имя которого патриарх уже знает, но нам не говорит.      
 

Александр Мусин, доктор исторических наук, кандидат богословия








Lentainform