16+

Что нового о долларе и нефти можно узнать из антикризисных книг?

09/06/2009

ВИКТОР ТОПОРОВ

Реагировать на кризис можно по-разному, но можно попробовать извлечь из самого кризиса пользу. Можно - как латвийская девушка, наладившая выпуск антикризисных игрушек, или как профессор Хазин, давший недавно интервью «Городу 812». А если мы писатели - то напишем книги о кризисе (вариант: книги, полезные в кризис). Ну, а если мы издатели, постараемся такие книги издать и продать.


  Те, кто книг не пишет и не издает, извлекают пользу из кризиса нелитературными способами. Скажем, некая русская девушка из небратской Латвии придумала и наладила выпуск антикризисных игрушек для взрослых. Называются ее игрушки кризиками, а имена самих кризиков звучат так: Дапошелтик, Гадюнчик, Халявчик, Азаботик, Хочунчик, Западло, Загостилка, Антидура…

Но лучше всех в кризис живется, естественно, кризисологам – так утверждает один из них (и в самооценке – главный) Михаил Хазин, потому что их буквально заваливают частными и государственными заказами вчерашние, сегодняшние и завтрашние безработные.

Был у меня знакомый профессор-экономист из одной из скандинавских стран. В самое благополучное время он, играя на бирже, пустил коту под хвост фамильные деньги, вынужденно поступил на службу в Международный валютный фонд и был откомандирован в Среднюю Азию поднимать экономику и укреплять национальную валюту Киргизии. Много вы слышали об экономических успехах Киргизии? То-то и оно! А профессора отозвали; он сейчас служит в ЮНЕСКО.

На страницах «Города 812» профессор Хазин, имеющий в политических и научных кругах репутацию то ли экстремиста, то ли эксцентрика, еще явно поскромничал. Совсем недавно он предсказывал крах доллара в сентябре 2009-го и распад США в 2010-м, но в самое последнее время внес в свой прогноз два существенных уточнения: во-первых, и доллар, и США рухнут все-таки не завтра, а послезавтра; а во-вторых, произойдет это примерно через пару лет после того, как такая же участь постигнет сначала рубль и Россию. Так что, как только рубль рухнет, всего два года спустя жди краха доллара. И торопись обменять его – только непонятно, где и на что.

Писатели и издатели борются с кризисом книгами. Например, «Гуд бай, доллар» – книгу под столь оптимистическим названием я впервые увидел на рабочем столе у арт-директора «Амфоры» Вадима Назарова как раз в тот день, когда доллар успел за полгода укрепиться по отношению к рублю в полтора раза. Пикантность ситуации заключалась и в том, что я пришел в начальственный кабинет поговорить об изрядном долге издательства передо мной, номинированном в рублях и, соответственно, изрядно просевшем; двойная же пикантность – в том, что ни долларов, ни рублей в «Амфоре» для меня не было (да так до сих пор и не нашлось).

Правда, заведомо рекламному названию рецензируемой книги соответствовало разве что ее послесловие, автор которого – телепублицист Михаил Леонтьев – уверенно, ничуть не хуже Хазина, пророчил полный трындец и долларам, и Штатам, и Pax Americana (т.е. американскому мировому господству) в целом. И еще как-то так получалось у околокремлевского аналитика, что уже состоявшиеся на тот момент президентские выборы выиграет республиканец Маккейн, а Обаму отправят в барак, где ему и место. И лишь на вопрос о том, что делать в таких условиях России, у Леонтьева не нашлось столь же недвусмысленного ответа.
Впрочем, саму книгу написал американец Крейг Кармин; ее оригинальное название – «Жизнеописание доллара» – по-русски заменили рекламным «Гуд бай, доллар», а вот подзаголовок – «Как бакс завоевал мир и почему он оказался в осаде» – все же оставили. По мысли Крейга Кармина, доллар завоевал мир, потому что он самая надежная (единственная надежная) валюта в мире, тогда как  в осаде он оказался единственно потому, что его всемогуществу все завидуют. Но расстраиваться не надо: сами же борцы с долларом рано или поздно будут вынуждены его (порой себе в ущерб) поддержать, потому что и ребенку ясно: если рухнет доллар, то вслед за ним рухнет и мир.

Ребенку ясно, а Хазину с Леонтьевым нет. Я, впрочем, совершенно согласен с Кармином: доллар, конечно, в ближайшие годы сильно обесценится, но все остальные валюты обесценятся еще сильнее.

О каверзной природе денег (хороший пример такой каверзы – мое предыдущее рассуждение) ведет речь выходец из Москвы, из-под Гусинского, в прошлом главный редактор газеты «Сегодня» и колумнист «Файненшен Таймс», проживающий долгие годы в Лондоне и даже поигрывающий, по собственному признанию, на тамошней бирже,  Андрей Остальский в также вышедшей в «Амфоре» книге «Краткая история денег», которую, на мой взгляд, следовало бы назвать «Монетаризмом для чайников».

Книгу эту, соответственно, имеет смысл читать только при совпадении двух предварительных условий: если вы «чайник» и если вам хочется стать монетаристом. Потому что про Кейнса и кейнсианство, вульгарный монетаризм отрицающих, Андрей Остальский (он, кстати, и художественную прозу пишет) сочинил клеветон (клеветон по Лескову – результат каламбурного соединения слов клеветы и фельетона). Даже, как сказали бы в старину, клеветон-с! Правда, клеветон, убедительный, опять-таки, только для «чайников».

(Кейнсианец у нас сейчас президент, а монетарист – премьер-министр, – но не сегодня-завтра они поменяются то ли местами, то ли идеологиями, то ли и тем, и другим сразу.).

В книге Остальского мне понравился один монетаристский пример  – про фермера Тома, – выдержанный в стилистике чапаевских киноманипуляций картофелинами: «Командир впереди», и т.д. Фермер Том ежегодно собирает пять мешков зерна. Первый мешок идет у него на семена, второй – в пищу, третий – на самогон, четвертый – на рынок, а из пятого он кормит в лесу вольных пташек. Только не спрашивайте меня, зачем он их кормит  -  кормит и кормит.

Но в неурожайный год, собрав только четыре мешка, Том птичек подкармливать моментально перестает, – примеры чего мы наблюдаем нынче повсеместно и, главным образом, на собственной шкуре (вот и в Англии, оказывается, то же самое!).

Однако дальше Андрей Остальский пускает явного петуха: в самый неурожайный год, собрав всего три мешка, фермер Том, по его словам, отказывает себе в самогоне. Черта лысого! Том что, не человек? Или там у них, в Англии, особые правила?

Наш Том (Иван, Абрам, Реваз – не будем жидоморами и кавказофобами) в неурожайный год с горя и с голодухи пустит на самогон всё зерно – и сам выпьет, и птичке нальет, и на продажу вывезет, – а там хоть трава не расти! Такой вот монетаризм по-русски в интернациональном исполнении. И, кстати, вам не случалось пить самогон из металлического чайника? Сильная, доложу я вам, штука.

Выпустил Остальский только что книгу «Нефть» – опять-таки в «Амфоре» и тоже для «чайников». Ее расхвалил у себя в «Афише» Лев Данилкин. И «Краткая история денег», написал он, хорошая книга, а уж «Нефть (чудовище и сокровище)» – просто потрясающая!

Данилкину я верю. Верю, что про нефть он понимает не больше моего. А книга как раз в ту же бисову силу, что и предыдущая. Может, даже послабее, потому что примеров из жизни в ней много, а такого смачного, как про фермера Тома, нет вовсе.

А знаете, почему его нет?
Потому что нефть не пьют!    

 

Виктор Топоров











Lentainform