16+

Почему сценаристы Путина оказались лучше сценаристов Медведева

15/06/2009

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Хорошая вышла теленеделя. Тон задала очередная программа Первого канала «Большая разница» с пародией на фильм «Плесень», показанный Первым же каналом 31 января 2009 года. Пародия называется «Хрень» - и сразу же обрела универсальный смысл, охватив все вообще: от вездесущего Сергея Безрукова (читавшего в «Плесени» закадровый текст) до нашей жизни в целом. Подобно тому, как плесень пожирает все, все пожрала и хрень.


  Вообще-то «Большая разница», ставшая еженедельной, давно испытывает дефицит остроумия и пародируемых объектов. Но в данном случае все совпало идеально. Так же случайно и «Прожекторперисхилтон» получился самым остроумным за всю историю своего существования.

В сфере политики главными событиями теленедели были «Путин в Пикалеве» и Петербургский экономический форум. Первое событие я бы определил как «Прожекторвладимирпутин». Оказалось зрелищно и вкусно. Идеально сыграла массовка, не пришлось везти с «Ленфильма». Драматургически сцены были выстроены очень неплохо – напоминало сразу всё лучшее из смешного: от «Ревизора» до Ильфа и Петрова с фразой «Остапа несло». Самая знаменитая теперь сцена: Путин подгоняет олигарха подписать договор, Дерипаска подписывает, после чего попытался унести авторучку, Путин бросает: «Авторучку верните!» Такие колоритные детали (олигарх пытается стащить «Паркер» премьера, премьер отнимает) всегда искали на репетициях Станиславский и Товстоногов. Не ударили в грязь лицом и специалисты по репликам. Лаконизм и остроумие напоминали лучшие американские образцы.

Говоря словами системы Станиславского, Путин зазернился в царя, от которого досталось всем: и бунташному народу, и боярам, и купцам. Царь был в малом гневе и виноватил всех. Хотя в целом  оказался популистом – и это понятно: надо возвращать рейтинг, опять, как в 2000 году, начиная с роли спасителя. Привычное дело.

На этом фоне Петербургский экономический форум выглядел пресной художественной самодеятельностью. И я отлично понимаю Михаила Прохорова с его маевкой на «Авроре»: это был прямой протест против той хрени и тоски, которую предложил стране ПЭФ. На ТВ с форума не было ни одной интересной картинки, потому что нечего было снимать, не было интриги, которую на таких мероприятиях, конечно же, должны создавать сценаристы. Скажем, антиглобалисты, всегда оживляющие картинку, или острый конфликт Узбекистана с Андоррой, угрожающий всей системе европейской экономики… Но не было придумано ничего, все картинки были мертвыми. Что же до Дмитрия Медведева, то ему и вовсе зерно роли дали неверное: он изображал из себя американского президента, который руководит миром и подсказывает ему путь выхода из кризиса.
К программе популизма относится и сюжет «Черкизовский рынок», подробно разработанный на отчетной неделе. Сигнал подал, как это обычно бывает, Путин. 1 июня на заседании президиума правительства он потребовал усилить борьбу с контрабандой, которая занимает 40% рынка. В качестве свежего примера привел некий рынок в Москве, на котором нашли контрабанду на несколько миллиардов рублей, резко раскритиковал таможню и произнес несколько фраз, которые народу понравились: «Где посадки?.. Разговоров много, посадок нет». Красиво сказал! «Где посадки, Лаврентий?» Естественно, речь шла не об огородах.

Затем 2 июня в далекой Анталии состоялось событие, казалось бы, никак со всем этим не связанное: открылся отель «Mardan Palace» стоимостью 1,5 млрд долларов.

6 июня в «Программе максимум» (НТВ) был показан светский сюжет об открытии «Mardan Palace», оказалось, что его владельцем является Тельман Исмаилов, владелец холдинга АСТ из Москвы. Все выглядело, как голливудское кино: немыслимая роскошь здания, присутствие Ричарда Гира, Моники Белуччи и Шарон Стоун; о российской реальности напоминал Юрий Лужков, также присутствовавший на открытии гостиницы.

А уже 7 июня на сайте Следственного комитета было опубликовано сообщение о расследовании дела в связи с обнаружением на Черкизовском рынке опасных для потребителей товаров. Оказалось, что группа неустановленных лиц привезла и разместила без товарно-транспортных и складских документов на складах группы компаний АСТ, расположенных на Черкизовском рынке, одежду, обувь и прочее в количестве более 6000 контейнеров.

И в то же воскресенье 7 июня канал «Россия» в прайм-тайм показал фильм Мамонтова о Черкизовском рынке, и здесь уже все соединилось: замечание Путина, его афоризмы про посадки, открытие отеля и рынок, рассадник преступности и антисанитарии, владельцем которого был назван Тельман Исмаилов. Турецкий гламур отеля  смонтировали (кстати, топорно) с дерьмом «Черкизона», занимающего 70 га. 17 тысяч одних таджиков, живущих прямо на территории рынка (здесь даже обнаружилось таджикское консульство), вьетнамцы и китайцы толпами без виз и регистрации, подпольные производства контрафакта, охрана – несколько тысяч свирепых бывших милиционеров, подземелье рынка, где раньше стояли танки (!), а теперь валяется китайское барахло с ярлыками европейских модных фирм, коррупция как закон жизни, подпольные казино и публичные дома, сознательно поддерживаемый криминальный беспредел… И тут же опять ослепительная Моника Белуччи, говорящая что-то про щедрость Исмаилова.

Исмаилов же просит у Турции гражданства, понимает, собака... Кстати, уже 8 июня ОМОН шерстил Сенной рынок в Петербурге. Потому что овечка должна всегда внимательно смотреть за тем, в каких местах стригут лысого московского баранчика. 

Главное же, что Черкизовский рынок, существующий чуть ли не 20 лет, обнаружился в Москве вдруг, внезапно. Еще 31 мая про 17 тысяч таджиков без регистрации  не знал никто, а после 1 июня узнали все. Речь может идти и о подкопе под Лужкова, и об очередной команде на смену персонала таможни, но в любом случае давно наше ТВ не показывало столь колоритного и символического материала.      

 

Михаил Золотоносов








Lentainform