16+

Чем закончится скандал с арендованной для банкета «Авророй»

15/06/2009

Чем закончится скандал с арендованной для банкета «Авророй»

Военная прокуратура округа на прошлой неделе начала проверку по факту проведения на борту крейсера «Аврора» вечеринки, устроенной московским журналом «Русский пионер», владельцем которого является олигарх Михаил Прохоров. Не смогли молчать и коммунисты Петербурга. И военные моряки в отставке. В общем, история наделала много шума. «Город 812» решил разобраться – хорошо ли проводить вечеринки на «Авроре» и кто от этой конкретной вечеринки выиграл?


        На палубу вышли – сознанья ведь нет

Итак, в ночь с 5 на 6 июня на крейсере «Аврора» прошла закрытая вечеринка для участников Петербургского экономического форума: публику развлекали Шнур и Тина Канделаки, среди гостей помимо олигарха Прохорова были замечены полпред Клебанов, министр Набиуллина, губернатор Матвиенко и многие другие. Фотографии, сделанные журналом «Русский пионер», чья презентация состоялась тут же, демонстрировали масштаб гуляний. Один из снимков изображал прыжки с корабля в Неву – правда, как выяснилось позже, не олигархов, а артистов.

Фото и видео со ставшего скандальным мероприятия распространял сам журнал «Русский пионер», поэтому специалисты по PR-технологиям уверены, что скандал с вечеринкой был запланирован заранее – только он получился  более масштабным, чем на это рассчитывали составители пиар-компании московского журнала. В конце концов, говорят эксперты, в Москве подобная вечеринка, где бы ни устроили party олигархи, была бы забыта на следующий день. А Петербург оказался более обидчивым. Но в Москве возмущенную реакцию петербуржцев спишут на их провинциальную отсталость.

Одними из первых на историю с вечеринкой на «Авроре» отреагировали коммунисты Петербурга и Ленобласти. Эта организация уже прославилась иском к Первому каналу за показ цветной версии сериала «Семнадцать мгновений весны». Теперь лидер «Коммунистов» Сергей Малинкович собирается наказать моряков, ответственных за проведение «оргии на крейсере Октябрьской революции».

«В дни позорного пиршества истеблишмента и мировой буржуазии – Петербургского экономического форума – с явного одобрения властей сотня олигархов осквернила легендарную «Аврору», – пишут коммунисты в своем заявлении. – По палубе грозного корабля, которого боялись белогвардейцы, хилые юнкера и немецкие фашисты, расхаживали погрязший в куршавелях Прохоров и его охрана, пузатые миллионеры в смокингах, извращенные содержанки олигархов, чиновники, покорные пьяным буржуям официанты. По стволу орудия, совершившего исторический выстрел в ненавистное временное правительство, текли водка, текила и шампанское… Коммунисты воспринимают эти действия, как акт исторической мести пролетариату со стороны класса буржуазии, потерпевшей поражение в 1917 году…»

Как объясняет свои претензии к морякам коммунист Малинкович, «Аврора» – это военный корабль, не списанная до сих пор боевая единица, которая может принимать участие в реальных военных действиях. И вот, на военном корабле произошла нештатная ситуация: некие посторонние люди начали портить священное имущество, в том числе имеющее историческую ценность. Вот тут и должно было вмешаться военно-морское руководство. Для начала – избавить корабль от пришельцев.

Сам по себе факт проведения вечеринок на крейсере у коммунистов не вызывает отторжения: им тоже приходится порой арендовать крейсер и даже заказывать торжественный морской обед, на котором блюда подают матросы-официанты.

– Ежегодно 7 ноября мы стараемся проводить праздник на «Авроре», – говорит Сергей Малинкович. – Например, принимаем молодежь в комсомол. В последний раз аренда кают-компании составляла 1000 рублей с человека. Но только кают-компании! Никакого гуляния по палубе, никаких ударов в судовой колокол. Даже в гальюн отводили в сопровождении матроса, чтобы никто из наших по пути не стал трогать экспозицию. А тут… Женщин раскладывали прямо на стендах. Брызгались шампанским, а потом  некоторых тошнило – на экспонаты. Били бутылки об оружейные стволы.

- Откуда вы это знаете?

– У нас был очевидец, он там, на «Авроре», был в числе обслуживающего персонала.

- Ну хорошо – пусть даже тошнило.  Тошнить может и в открытом море.

– Мы и не скрываем, что наибольшее возмущение вызывает выбор объекта. В городе много пафосных мест, но почему-то понадобилось устраивать гульбище на революционном памятнике. Зато когда мы просим разрешение провести какое-нибудь мероприятие – нашу заявку рассматривают с очень большим разбором. Разрешают только в том случае, если планируется праздник, а не политическая акция.

- Если вы будете подавать в суд, на что будете опираться? Ущерб крейсеру не нанесен.

– Подавать в суд мы не торопимся, мы хотим только, чтобы военные моряки осознали, в какое ничтожество по их вине впал ленинградский флот. Если командование не смогло противостоять кучке пьяных, то что оно сможет сделать против вооруженных врагов?

        У матросов есть вопросов

Об иске речь пока не идет, основная задача коммунистов – это добиться от ВМФ дисциплинарного взыскания, а лучше – увольнения дежурной смены корабля. Но для начала требуется найти концы – определить, кто должен нести ответственность за разгул. Как пояснил «Городу 812» председатель совета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников капитан 1-го ранга Игорь Курдин, крейсер «Аврора» по сути – двуликий Янус: он одновременно является филиалом музея и боевой единицей.

C 1947 года крейсер «Аврора» поделили между музеем и ВМФ и во времени, и в пространстве. Со временем все ясно: экскурсии проводятся до 16 часов, с двумя выходными днями. Как только последний посетитель сходит с трапа, «Аврора» перестает быть музеем и превращается в обычный крейсер. Пятница была выходной, поэтому все заверения директора филиала Военно-морского музея Льва Чернавина о том, что он отдыхал и был не в курсе происходящего, имеют под собой какие-то основания.

На самом крейсере к музею приписаны стенды с экспонатами и несколько помещений, в частности, кают-компания на второй палубе. Именно там проходит большинство мероприятий. Например, моряки-подводники недавно отмечали там юбилей писателя Виктора Конецкого. Но большая часть корабля, начиная от машинного отделения, имеет отношение только к Военно-морскому флоту.

С ВМФ, впрочем, тоже можно договориться о мероприятии – светские приемы проводились на кораблях испокон веку – но такие акции должны заканчиваться до 23 часов и проходить под присмотром команды, поскольку даже на списанных кораблях стоят действующие системы, например, противопожарная.

В общем, олигархи, празднующие на «Авроре», лишь чуть-чуть не поспели со временем. А еще они радовались жизни не в «музейной» кают-компании, а прямо на палубе, поскольку там больше места.

Ночью и днем за порядок на корабле отвечают командир, офицеры и матросы. Возможно, они получили приказ от командира Ленинградской военно-морской базы – контр-адмирала Анатолия Липинского – не препятствовать визиту гостей на корабль. Хотя по-хорошему, они не должны были никого пускать, несмотря на приказ. Сам Липинский, как и его пресс-секретарь (в звании мичмана), от общественности скрывается.

«Сейчас, – отмечает Игорь Курдин, – когда прокуратура ЛенВО начала проверку, ситуация может разрешиться по обычному флотскому сценарию: наказание невиновных и награждение непричастных. Ведь все приказы отдавались, скорее всего, устно. А теперь автор распоряжения заявит, что его просто не так поняли. Кстати, я слышал, что молодые курсанты не понимают нашего возмущения. Для них «Аврора» – обычный корабль. Конечно, их же там в пионеры не принимали…» .

Предварительные итоги расследования пока таковы: корабль арендовался сам собой. Лев Чернавин, директор крейсера-музея, заявил, что был не в курсе событий. Анатолий Бажанов, командир крейсера – боевой единицы, для комментариев недоступен. Бажанов прослужил на «Авроре» уже двадцать лет и в этом году написал рапорт на увольнение в запас. Понятно, что в такой ситуации – когда решается вопрос о будущей пенсии, перечить командирам как-то не принято.

Корреспондент «Города 812» уже после того, как история с вечеринкой «Пионера» получила огласку, попробовал арендовать «Аврору» официальным путем, во всех инстанциях: на самом крейсере, в Нахимовском училище, Военно-морском музее – везде заявили, что в аренду его не сдают, ни днем, ни ночью. Правда, в фирмах, профессионально занимающихся организацией праздников, «Аврора» числилась в списке площадок, где можно сыграть свадьбу или отметить юбилей. Кроме крейсера  предлагаются знаменитые дворцы и особняки, выставочные залы, музеи (например, связи или Мраморный дворец), планетарий и т.п.

В одной из таких фирм рассказали, что арендовать «Аврору» целиком непросто -  «за особые деньги и по  специальному договору». Но в нынешних условиях они «Аврору» гарантировать не могут – лучше позвонить, когда шум утихнет.

В другой фирме заявили, что «Аврору», в отличие от дворцов и музеев, арендовать на ночь невозможно. Зато днем – пожалуйста, и стоить это будет 50 тысяч рублей в час, а если пообещать не ходить дальше кубрика – то сильно дешевле.

        Тебе и не снилось, крейсер «Аврора»


Смогут ли коммунисты или другие недовольные привлечь кого-нибудь из организаторов вечеринки к ответственности?

Петербургские юристы, к которым «Город» обратился за комментариями, относятся к «Авроре» с большим трепетом, чем курсанты. Все они заявили, что устраивать вечеринку на боевом корабле, который проявил себя в Русско-японскую войну, – кощунство. Правда, с юридической оценкой этого кощунства возникли сложности. 

– Подобные инциденты можно осудить только с точки зрения общественной морали, – прокомментировал ситуацию адвокат Анатолий Малиновский. – Вот если бы они ныряли в Неву в голом, а не одетом виде… Вот если бы случилась настоящая оргия, которую наблюдали с берега дети с неустойчивой психикой. Вообще – если бы гуляющие хоть немного задавались целью эпатировать почтенное общество, – вот тогда можно было б усмотреть мелкие хулиганство. А закрытая вечеринка – это как мат наедине с собой.

- Значит, подавать иск за оскорбление памяти революции в этом случае – бессмысленно?

– Иски у нас подают самые разные. Но очевидно, что присудить здесь можно только «общественное порицание». Когда нет нарушения закона в прямом виде – эти иски бесперспективны. Допустим, прокуратура проведет проверку и, скорее всего, никакого правонарушения не обнаружит. Тогда непонятно, на чем будет базироваться этот иск.

- А можно ли признать преступлением осквернение музейного экспоната? Если его потом отмыли?

– Такой статьи в нашем кодексе нет.

Адвокат Олег Козлов по просьбе «Города» проанализировал два документа: корабельный устав Военно-Морского Флота РФ и Уголовный кодекс. Устав № 350, подписанный еще в 2001 году, содержит главу 17 – «Организация салютов, торжеств и парадов». Для каждого из таких мероприятий существует свой регламент. Например, салюты делятся на личные, праздничные, салюты нации и траурные салюты. Специально оговаривается, когда из каких орудий стрелять, и должен ли одновременно играть гимн. Праздники же предусмотрены четырех видов: вручение кораблю орденов, годовой праздник корабля, прием молодого пополнения и увольнение в запас моряков. Но только – не презентация гламурного журнала.

Устав, говорит Олег Козлов, распространяется на любой корабль под Андреевским флагом, даже если он уже полуразобран и по сути представляет собой тренажер. Исполнять его должны все, от матроса до адмирала: обязательно и беспрекословно. Так что устроить вечеринку на крейсере – все равно что снять для банкета Генштаб.

Кроме того, заслуживают интереса две статьи Уголовного кодекса – злоупотребление должностными полномочиями (статья 285) и Нарушение правил несения службы (статья 342). Первая статья подойдет, например, для командующего Ленинградской военно-морской базой – особенно, если коммунистам удастся доказать, что он не только предоставил крейсер для гулянки, но имел какой-то корыстный интерес: скажем, сохранить за собой этот пост.

Вторая статья – для матросов и мичманов из команды. Она звучит так: нарушение правил несения службы лицом, входящим в состав войскового наряда по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, если это деяние причинило вред правам и законным интересам граждан.

Вот этот самый вред требуется еще доказать: впрочем,  ущерб может быть не только материальным. Пускай стенды, знамена и орудия остались невредимы – зато горожане получили тяжелую психологическую травму.

Итак, история с наказанием сводится к ответу на вопрос: удастся ли доказать причинение морального вреда самим фактом гулянки? «Если очень постараться, то можно углядеть судебные перспективы, – резюмировал адвокат. – Вопрос один: а кому придется стараться?»

В любом случае – удастся это коммунистам  или нет – стоит признать, что пиар московского журнала, для которого написал колонку сам Путин, удался на славу.      

Нина Астафьева

 

_____________________________________________________
 Вы осуждаете или поддерживаете?  

Антон Губанков, председатель Комитета по культуре:

– Если говорить об эстетической составляющей вечеринки, то, во-первых, о вкусах не спорят, а, во-вторых, я там не был и оценить презентацию журнала не могу. Если речь идет о самой идее отметить рождение издания  на «Авроре», то идея очень удачная. «Аврора» – символ революции, журнал называется «Русский пионер». Пионер потянулся к пионеру. Уверен, что после столь значительного пиара на корабле прибавится посетителей. Это только поможет музею. Хочу подчеркнуть: «Аврора» – не военный объект, это именно филиал Центрального военно-морского музея. Вечеринки, концерты, перформансы проходят там постоянно. И хорошо, что не в каком-нибудь ресторане «Ивушка плакучая». Мы хоть как-то очеловечиваем жесткий исторический дискурс буревестника революции. А журналистам я бы посоветовал поинтересоваться  дальнейшей судьбой  подведомственных Министерству обороны музеев – тем, как они будут жить в случае лишения  денежного довольствия.

Илья Стогов, писатель:

– Смешно осуждать вечеринки на «Авроре» с точки зрения осквернения памятника – как известно, настоящая «Аврора», с которой стреляли в 1917-м, была разрезана на куски и сгинула непонятно где. То, что сейчас стоит у Нахимовского, – это остатки другого крейсера, «Дианы». Поэтому заверения коммунистов, что корабль должен быть все время готов к бою, тоже несостоятельны, потому что «Аврора» готова только к быстрой сдаче в плен.

Что касается праздника в помещении, которое признано архитектурным или еще каким-то памятником – то и здесь я не вижу никаких причин для возмущения. Жить в музее неудобно, но раз уж выпала такая удача, то не надо зажиматься в углу, а надо, наоборот, чувствовать, что город принадлежит и тебе тоже. Нужно приучать обживать пространство – и праздник в старинном дворце должен выглядеть естественно: чтобы ценности не застаивались.

Правда, меня смущает, что основная публика на «Авроре» была – из москвичей. Ехали бы они в свою столицу и плавали бы по Москве-реке на барже.

Владимир Федоров, депутат фракции КПРФ ЗакСа СПб:

– Праздник на легендарном корабле – это такое же надругательство над святыней, как, например, танцы на могильных плитах. Даже если памятник не был при этом поврежден – это ведь все равно трактуется как осквернение могилы. Я очень рад, что прокуратура проводит проверку этого инцидента, не дожидаясь депутатского запроса. Скорее всего, в ЗакСе еще не раз будут обсуждать эту историю, но наши действия будут зависеть от того, какое решение примет прокуратура.

Это глупости – что корабль представляет собой новодел и поэтому не является святыней. На нем имеются фрагменты старой «Авроры», в том числе – броневой щит, пробитый пулями. Он что – тоже подделка? Это не только революционный памятник – это монумент в честь героических российских моряков. «Аврора» как  Дворцовая площадь, которая всегда останется священным местом, сколько бы раз ее ни мостили-асфальтировали.

Мы не имеем претензий к морякам: они выполняли приказ. Но разобраться, кто разрешил это пиршество, конечно, стоит.


_______________________________________________________________
 Мнение: 

Пробуждение «Авроры»


Итак, на сакраментальный вопрос «Что тебе снится, крейсер «Аврора», в час, когда утро встает над Невой?» получен ответ. И это оказались отнюдь не вспышки орудий в тучах мохнатых, а также не грозные патрули в черных бушлатах. Но – ничуть не грозные гости вечеринки, устроенной на «Авроре» ради прославления журнала «Русский пионер», издаваемого на деньги олигарха, плейбоя, сластолюбца и мецената Михаила Прохорова. Шнур пел, народ пил, Тина Канделаки самоотверженно работала Тиной Канделаки, и даже Павел Каплевич, давно поступивший в художники и продюсеры, вспомнил свою первую профессию – актерскую, и увеселял собравшихся в качестве шоумена.

И вот уже неделю раздаются вопли об осквернении, попрании, позоре, усугубленном участием в мероприятии главноначальственных дам городского и федерального масштаба.

Категорически возражаю! И горячо приветствую случившееся.

Многие из писавших об этом разгуляеве допустили совершенно фрейдовскую проговорку: «Аврору» по въевшейся советской привычке продолжают именовать «крейсер революции». Подтверждая тем самым, что именно символизирует оный крейсер в сознании большинства. Да-да, «Аврора» – не памятник павшим героям, морским победам, воинской доблести, славе русского оружия и тому подобным возвышенным материям. Она – памятник ВОСР, Великой Октябрьской социалистической революции.

Каковая революция (неужели это еще надо повторять?!) есть величайшая трагедия России в XX веке, положившая начало физическому истреблению десятков миллионов людей и духовному истреблению сотен миллионов.

Как известно, символ тем и отличается от просто предмета, что в процессе назначения символом предмет утрачивает свою функциональную роль и приобретает символическую. Но эта роль конвенциональна: попросту сначала люди договорились друг с другом, а потом навязали другим людям представление о том, что тот или иной предмет, к примеру, священен. И, скажем, участники конвенции отправляют священный обряд при помощи священных инструментов, а не участвующий в конвенции, поглядев на все это со стороны, увидит попросту чумазых мужчин в набедренных повязках, которые берцовой костью бьют в кожаный бубен. Или, допустим, румяные дети звонкими голосками, стоя на «Авроре», на ветру, выкликают всякую абракадабру типа «Торжественно клянусь жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия…» – и лишь единицы понимали весь ужас этого начинающегося сызмала процесса уродования человеческой личности.

«Аврора» была одним из главных атрибутов всепроникающей беспросветно-лживой советской идеологии. Эта роль, как видим, сохраняется за ней и сейчас. Разрушить пропагандистские фантомы можно только одним способом: смеясь над ними. Потому что смешное – уже не священное. Такую функцию десакрализации советского, выявления его мертвой фальшивой природы в нашей культуре реализовал писатель Владимир Сорокин. Ту же роль исполнили неведомые шалуны, проделавшие дыру в заду памятника Ленину перед Финляндским вокзалом. Противоправный смысл данного экстремистского действия предоставим исследовать уполномоченным органам, но культурологический его смысл очевиден любому обладающему эстетическим чувством: памятник таким образом пришел в соответствие со знаменитой стихотворной загадкой «Это что за большевик лезет к нам на броневик, букву «р» не произносит и большую кепку носит?» и вообще стал гораздо прикольней, сожалею, что в таком виде его не оставили.

Процесс десакрализации осуществили и Русские Пионеры на «Авроре».

Нам уже удалось выдавить из себя совка по капле до того, что мы иронизируем над северокорейским Любимым Руководителем и Алмазным Венцом туркменского народа. Надо выдавливать дальше – закопать наконец мумию Ленина, вернуть на Знаменскую площадь Александра III работы Паоло Трубецкого, а самой площади вернуть имя, ибо название «площадь Восстания» увековечивает злодейство. И имена прочих убийц и людоедов – тоже вон! И не надо ля-ля, что они-де «наша история».

Это совершенно по-советски лживая логическая подмена: из бесспорной необходимости исторической памяти никак не вытекает, что память эта должна осуществляться посредством памятников, «установленных на вечную стоянку». Памятник по природе своей – не только напоминание, но и почет, то есть автоматически предполагается, что память – добрая. В Германии память о фашизме и трагедии, к которой он привел, законодательно институционализирована и стала частью национального менталитета, но там невозможен памятник Гитлеру и проспект Геббельса.


Дмитрий Циликин


 











Lentainform