18+

Сколько заборов надо для спасения одной колонны

20/07/2009

Вокруг Александровской колонны на Дворцовой площади собираются поставить еще одну ограду. Ограда нужна, чтобы защитить ту ограду, которую поставили, чтобы заинтересовавшиеся культурой граждане не отламывали куски от исторической колонны.

  С первой оградой расчет оправдался – граждане в массе колонну трогать перестали и переключились на ограду – стали снимать с нее орлов (больших и малых) и прочие украшательные элементы в виде пик. Чтобы спасти ограду, вокруг нее поставили желтенькое ограждение, которое так любят охранять милиционеры (в этом случае, правда, без милиционеров). Но это орлов не спасло – их продолжали воровать.

И вот теперь Эрмитаж, которому Александровскую колонну должны вот-вот передать в ведение, но еще не передали, придумал новую защиту – поставить еще одно ограждение, «которое будут отделять наиболее уязвимую решетку с декоративными элементами… от прямого контакта с людьми».

Идея кому-то может показаться странной – зачем защищать новодельную, не представляющую ценности ограду еще одним забором, хоть и в эрмитажном стиле. Не лучше ли тут ограду с орлами вовсе снести – чтобы не вводить людей в соблазн. Или поставить рядом лоток, где продавать населению копии орлов, если уж они им так полюбились, по сходной цене. Или поставить милиционера и повесить видеокамеры, чтобы ловить и наказывать вороватый народ.

Но директор Эрмитажа, востоковед и умный человек, понимает, что идеи эти вовсе не так хороши, как кажутся, – во-первых, за лотки отвечают совсем другие власти, во-вторых, народ наказывать нельзя. Потому что у народа психология ребенка. А ребенок – это вовсе не маленький взрослый. Это доказал еще психолог Эрик Берн, иллюстрируя свою теорию примерами.

Ребенок, в отличие от взрослого, не имеет устойчивых образов предметов. Он вообще с трудом различает внешний мир. Однажды некая маленькая девочка уронила пепельницу, ей было сделано внушение. Мать подразумевала, что пепельницу нельзя трогать, потому что в ней пепел и окурки. Девочка была послушной,  но неправильно поняла требование матери. Пепельница была голубого цвета, девочка решила больше никогда не трогать голубые предметы. На другой день она играла с зеленой пепельницей и снова получила нагоняй. В общем, так продолжалось до тех пор, пока ребенок не понял, что пепельница – это не блюдце голубого цвета, а блюдце, где лежит серая пыль.

Примерно та же история происходит с Александровской колонной. Народ, придя на Дворцовую, понимает, что где-то тут спрятана культура, но не точно понимает – где она и как выгядит. Директор Эрмитажа, устанавливая третью ограду, окончательно смещает акценты с исторической колонны, начиная охранять малоценных орлов. Сакральной становится не колонна, а ограда с пиками и орлами. Возможно, не стоит убирать и желтое ограждение между старой и новой оградами – возможно, кто-то подумает, что охраняется именно оно.

В общем, вскоре Александровскую колонну мало кто будет замечать. Разве это для нее не счастье?     
 

Сергей Балуев