16+

Егор Гайдар: Я не знаю, когда кончится кризис

20/07/2009

Егор Гайдар: Я не знаю, когда кончится кризис

Директор Института переходного периода Егор Гайдар ответил на вопросы о перспективах рубля, юаня и нашего вступления в ВТО.


- Почему тормозится вступление России в ВТО? Может, нам не надо туда вступать вообще?

– История со вступлением в ВТО втроем – с Белоруссией и Казахстаном – странная, это юридически невозможно. Но я – абсолютный сторонник вступления России в ВТО, потому что это почти сразу даст плюс 0,5% к ВВП РФ на душу населения. Другое дело, что вступление в ВТО связывает руки власти по многим пунктам, и понятно, что не всем это нравится здесь… И Западу я говорил неоднократно: Россия долго и упорно согласовывала основные параметры нашего вступления с США, Китаем и прочими ключевыми странами для мировой торговли. И после того как мы это сделали, задавать нам вопросы со стороны то Грузии, то Латвии, и по этим причинам тормозить итоговые решения – по меньшей мере, странно. Не надо шантажировать Россию! 

– Рубль станет мировой валютой?


– Я думаю, это не очень актуальный сейчас вопрос. Гораздо важнее ситуация с китайским юанем – сейчас в Китае всерьез обсуждается, когда и как страна перейдет к конвертируемости юаня по капитальным операциям. Принципиально они уже приняли решение, значит, это вопрос ближайшего будущего. И вот это изменит ситуацию в мире коренным образом, а не болтовня о наднациональной валюте.

- Россия была готова к кризису?

– Да. Четыре года все спрашивали, зачем нам Стабилизационный фонд и масштабные золотовалютные резервы, но теперь этот вопрос уже никто не задает, правда? Всем все понятно. Можно спорить, правильная ли была тактика Минфина РФ и Центробанка на  плавное снижение курса рубля, но решение было принято – мы сохраняем стабильность собственных финансовой и банковской систем, и благодаря Стабфонду это решение было выполнено. Я предлагал иной сценарий – более глубокого снижения курса рубля при безусловном потом укреплении, в таком случае мы бы сэкономили 250 млрд рублей. Однако мне возразили: «При резком падении рубля население сочтет, что его опять обманули». С этим контраргументом нельзя не согласиться…

– Значит, правительство все сделало правильно зимой этого года?


– Я поддерживаю финансовую политику нынешнего правительства. Опоздали месяцев на шесть и потеряли 250 млрд рублей, но в целом реакция на кризис была нормальной. Затем сократили бюджетные расходы, сохранили налоговую систему… В общем, нормально среагировали.

– А огромное падение промышленного производства?


– За все приходится платить. Мы поддержали банковскую систему страны и заплатили падением реального производства и ростом безработицы. Кстати, в России безработица никогда не была проблемой в социальном плане, однако в наши дни она стала реальностью.  И еще посмотрим, что будет дальше. Потому что нынешняя власть оказалась готова к кризису в макроэкономическом смысле и совершенно не готова с точки зрения микроэкономики и политики.

 - Почему?

– Потому что легко быть популярным, когда рост производства составляет 10% в год. А когда он становится минус 10% в год, наступают испытания… Что будет происходить дальше? Чтобы удержать страну, надо резко увеличивать производительность труда на предприятиях, а значит – сокращать людей. А они будут перекрывать федеральные трассы… По-моему, наше руководство  не очень готово к такому повороту… Есть идея, что нужно всех высвобождающихся людей занять общественными работами и отправить строить дороги, как в Великую депрессию, но это – иллюзия. Сейчас время другое! Не пойдет специалист закрывшегося военного завода с лопатой строить дорогу. Да и лопату ему никто не даст – сейчас работает техника, а он на ней работать не умеет, а учить некому и некогда и т.д.

- Так что делать?

– Есть вариант, пройденный многими странами,  – развивать систему микрокредитования. Чтобы  тот же специалист с завода  взял маленький кредит, купил «Газель» и хотя бы начал возить картошку с дачи и продавать на рынке, чтобы прокормить семью. В России система микрокредитов развита в банке ВТБ-24, но этого мало! Ведь такие кредиты нужны тысячам людей – это удочка, которую можно было дать им  руки, и каждый сам бы решал, как с нею поступать дальше, но это – реальный шанс! Как-то я даже предлагал Чубайсу с его энергией, упорством и прочими качествами заняться построением глобальной системы микрокредитования в России. Но он подумал и сказал: «Не дадут! Потому что это можно сделать, но тогда я стану положительным героем, а кто же будет во всем виноват в стране?» И жаль, что не пошел, потому что микрокредиты – это особая система, которая не укладывается в обычную экономику, этим надо заниматься целенаправленно и отдельно… А вместо этого у нас сейчас идут споры, кончился кризис или нет.

- А он кончился?

– А я не знаю. У меня вызывает сомнение банковская система в Европе и ее устойчивость. Вызывают сомнения корпоративные ценные бумаги с постоянным доходом, и я не знаю, не приведет ли именно это ко второй волне кризиса. К тому же я понимаю, что  перед нашей страной стоит еще одна ключевая проблема – это политика, но я не понимаю, как она будет решена. 

- Что вы имеете в виду?

– Мировой экономический рост последних двух веков был основан на связанных руках власти. Свободная пресса, реальное разделение властей, независимая судебная система, элементы федерализма, действующее местное самоуправление – все это должно присутствовать в обществе, и тогда экономика растет устойчиво. Пока и если у нас таких условий нет, не будет и устойчивого роста.

- А у нас всего этого нет?

– У нас сейчас развилка. Власть может пойти по пути увеличения масштаба контроля со всех сторон и репрессий. Но это – тупиковый и самоубийственный для власти путь, который всегда кончается быстро и кроваво. Второй путь – постепенная либерализация режима. Это – единственный сценарий, который дает власти возможность выжить, а обществу развиваться.

– И какой путь будет выбран?


– Вопрос решается. Я думаю, шансы 50 на 50.

- Вы поддерживаете политику финансового блока нынешнего правительства РФ. А вам не предлагали войти в правительство?

– Нет. Мне поступало предложение стать членом мирового антикризисного комитета, а в российское правительство не звали.

- А поработать в Институте современного развития (ИНСОР), созданного не так давно при президенте РФ?

– Не предлагали.     

 

Евгений Никитин

Встреча с Егором Гайдаром организована с помощью Клуба региональных журналистов.





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform