16+

Kто ответит за уродливые мансарды?

17/08/2009

Kто ответит за уродливые мансарды?

Мансарды и надстройки на зданиях исторического центра упорно возникают, несмотря на давние и громкие крики общественности. Чтобы прояснить механизм их бесперебойного возникновения и неизменно получающийся уродливый внешний вид, журнал «Город 812» выбрал два примера: Садовая улица, 35, и Фурштатская улица, 29. Был отправлен запрос в Службу государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга (Госстройнадзор) с просьбой прояснить, зачем они согласовали сооружение этих несимпатичных мансард. Откуда очень быстро поступил ответ.


        Запрос – ответ

 Из ответа следовало, что Госстройнадзор мансарды не согласовывал, потому что согласовывать их и вовсе не нужно.

Ответ необходимо процитировать:

«Служба… не выдавала разрешения на строительство (реконструкцию) мансард (надстроек) на домах… (указываются номера домов). Одновременно сообщаем, что порядок выдачи разрешений на строительство, реконструкцию объектов капитального строительства определен статьей 51 Градостроительного кодекса РФ... Согласно части 10 статьи 1… объектом капитального строительства являются здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено. Чердачные помещения, мансарды, подвалы эксплуатируемых жилых домов объектами капитального строительства не являются.

В соответствии с пунктом 2 части 17 статьи 51… разрешение на строительство не требуется в случае строительства, реконструкции объектов, не являющихся объектами капитального строительства. Начальник Службы… А. И. Орт» (письмо от 24.06.2009 № 01-19-744/09-0).

Забегая вперед, скажу, что такое истолкование ст. 51 Градстроительного кодекса (ГрКо) является весьма вольным, хотя и очень удобным для беспрепятственного надстраивания зданий. И тут уже надо разбираться с самого начала во всех элементарных понятиях, прежде всего в том, что такое капитальное строительство.

        Временный киоск на крыше

 Скажем, на доме 35 по Садовой улице в 2008 – 2009 годах была возведена фундаментальная двухэтажная надстройка из газобетонных блоков, сделана новая кровля с опорой в виде металлопроката, на углу сделана башенка. Госстройнадзор утверждает, что это не объект капитального строительства.

Если обратиться к учебникам, то окажется, что «капитальное строительство – это деятельность государственных органов… физических и юридических лиц, направленная на создание новых и модернизацию имеющихся основных фондов производственного и непроизводственного назначения». Причем к видам капитального строительства относятся «новое строительство (новостройка), расширение, реконструкция и техническое перевооружение действующих предприятий, зданий и сооружений, т.е. их модернизация».

В случае с домом 35 по Садовой ул. мы имеем модернизацию имеющихся основных фондов непроизводственного назначения, выразившуюся в расширении и реконструкции действующего здания.

Таким образом, если исходить из дефиниций учебника, мы имеем классическое капитальное строительство.

Теперь обратимся к Градостроительному кодексу. Часть 10 статьи 1 очень проста по своему смыслу: «Объект капитального строительства – здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено (далее – объекты незавершенного строительства), за исключением временных построек, киосков, навесов и других подобных построек».

Раз дом 35 по Садовой ул. в 2008 году начали надстраивать, значит, решили, что его строительство не завершено. Причем трудно к временным постройкам отнести фундаментальное двухэтажное сооружение из бетона и металлопроката, которым надстроили прежний дом.

В ответе А. И. Орта сделано еще пояснение: «Чердачные помещения, мансарды, подвалы эксплуатируемых жилых домов объектами капитального строительства не являются». Но, во-первых, в ГрКо о чердаках и мансардах вообще не говорится ни слова, а, во-вторых, выдавать двухэтажную надстройку из бетона за чердак или мансарду – это смешно.

Наконец, А. И. Орт сослался на пункт 2 части 17 статьи 51- видимо, в надежде, что я и этот пункт не прочитаю сам. Выглядит он так: «Выдача разрешения на строительство не требуется в случае… строительства, реконструкции объектов, не являющихся объектами капитального строительства (киосков, навесов и других)». Но на что намекал А. И. Орт? На то, что на крыше дома 35 поставили киоск?

Таким образом, если выражаться очень и очень мягко, ответ Госстройнадзора вводит нас в заблуждение. Законных, на основе ГрКо, оснований у Госстройнадзора самоустраниться в случае с домом 35 по Садовой ул. не было. И это же касается второго примера – здания возле станции метро «Чернышевская» (Фурштатская ул., 29), которое в течение 2009 года надстраивается на глазах у всех весьма фундаментальным и отнюдь не временным сооружением из кирпича, бетона и металлопроката.

Вероятно, разрешение на капитальное строительство в обоих случаях выдавали районные архитекторы или в КГА. Я даже не исключаю, что в проекте значилась какая-нибудь «временная мансарда», «временный навес», «временный киоск на крыше». Но теперь даже некому проконтролировать соответствие того, что делается, тому, что было указано в проекте. Госстройнадзор-то не при делах. И вообще строят-то наверху, снизу же чиновникам ничего не видно.

Понятно, что все это не случайно, такова еще одна технология, направленная на практически бесконтрольное строительство в историческом центре. Это сейчас и именуют «эффективным менеджментом» – он возможен при эффективном самоустранении инстанций контроля, что Госстройнадзор и сделал. Или его «сделали».

        Музей архитектурных ошибок (МАО)

 Но дело не только в том, что нарушены некие юридические нормы, – дело в плачевных архитектурных последствиях. То есть у этой истории есть и другая сторона – чисто архитектурная. И она особенно пикантно выглядит сейчас, когда власти города вдруг озаботились внешним видом фасадов жилых зданий (я имею в виду пресловутые стеклопакеты и проч.). В этом контексте любопытно проанализировать обе надстройки.

Начну с дома 35 по Садовой улице. Понятно, что нынешние застройщики не обладают достаточным уровнем культуры, чтобы понимать, во-первых, что такое площадь и какова ее функция в городской застройке (я имею в виду в данном слуаче Сенную площадь), во-вторых, не понимают, что здания в городе ставятся по определенной логике и образуют систему, т.е. очень сильно взаимосвязаны.

Спасская церковь на Сенной площади имела колокольню, вторую по высоте после Петропавловской. Она была одной из городских доминант, причем стояла в весьма ответственном месте (сейчас это уже трудно понять) – в месте, где с Московского тракта надо было сворачивать на Садовую ул., которая вела в самый центр города – к Невскому проспекту. Т.е. Спасская церковь отмечала это место. Более того, устье Садовой улицы было маркировано асимметричными пропилеями – похожими портиками главного входа в церковь и Кордегардии (гауптвахты). Портики были расположены под прямым углом друг к другу, а по отношению к оси Садовой образовывали угол в 45 градусов.

Но помимо двух портиков важное архитектурное значение имели и два жилых дома – дом 35 слева (если стоять лицом к Невскому) и дом 40 справа. Их высота была одинаковой и скоординирована с высотой церкви – дома образовывали фон, архитектурную декорацию «арьерсцены». И даже в отсутствие Спаса-на-Сенной одинаковая высота домов 35 и 40 была очень важна, т.к. организовывала композицию въезда в Садовую ул. со стороны площади.

И вот теперь вся эта система разрушена – двухэтажной надстройкой дома 35, еще более усилившей случайность портика, и так повернутого углом по отношению к периметральной застройке. В отсутствие портика церкви логики в расположении гауптвахты нет никакой, и это было нарушение логики по горизонтали. Теперь к нему добавилось нарушение соотношения высот дома 35 и портика, т.е. нарушение логики по вертикали. К тому же угол дома 35 теперь увенчан башенкой, совершенно нелепой в этой части Сенной площади.

Понятно, что эта башенка сделана в подражание башенке доходного дома 1 по Московскому пр., которую, кстати, после капремонта заменили какой-то глупой самоделкой (между прочим, этот дом Я.Перетца, построенный в 1907 – 1908 гг, включен в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую… ценность»). Но на доме Перетца башенка уместна, точно соответствуя стилю модерн, а на доме 35 по Садовой – нелепа.

И все это закономерный результат бездумного и бесконтрольного строительства.

        Еще один экспонат МАО

 Пример с домом 29 по Фурштатской улице не менее выразителен. В прошлом это так называемый дом протопресвитера армии и флота – Николаевская гвардейская богадельня с церковью Александра Невского (1892, арх. П. С. Самсонов; 1912, гражд. инженер А. А. Захаров). Все это в далеком прошлом, до недавнего времени это был просто трехэтажный дом, одним фасадом выходивший на Фурштатскую ул., другим – на пр. Чернышевского, а третьим – к станции метро. И вот его решили надстроить – если верить А. И. Орту, строительство это не капитальное, а так, временное. Хотя и из красного кирпича. Также видны металлоконструкции для поддержки кровли.

И что любопытно: на фасаде, который выходит на пр. Чернышевского, всего два окна. При этом в кирпичной надстройке сделано три окна, да и рамы другого размера и рисунка, т.е. нарушен ритм фасада, принцип единообразия.

Плюс ко всему дом накрыт уродливой «пузыреобразной» металлической кровлей, теперь резко отличающей это здание от всех вокруг, а со стороны метро на крыше и вовсе выросла двухэтажная кирпичная башня. Облик здания заметно изменился. Все это безудержное нагромождение напоминает строительство дачного новорусского замка, но только поставленного на крышу трехэтажного дома в самом центре Петербурга.

Я потому так подробно остановился на деталях надстройки, что они полностью противоречат положениям «Правил содержания и ремонта фасадов зданий и сооружений в Санкт-Петербурге», утвержденных постановлением правительства СПб от 14.09.2006, о котором так много говорили в последние недели. Например, новые окна, которые нарушают вертикальные связи и габариты и рисунок прежних рам, прямо противоречат пункту 2.2.3.

И есть ли после этого право у КГА заставлять граждан, поставивших стеклопакеты, отличающиеся по рисунку от старых, что-либо переделывать, если в случае с домом 29 по Фурштатской ул. только что было проявлено демонстративное безразличие к «Правилам содержания и ремонта фасадов…», блюсти которые КГА как и раз и обязан?      

Михаил Золотоносов

Экспонатов для МАО в Петербурге уже много, буквально каждая новая стройка этот музейный фонд пополняет. Надстройки на один – два этажа с какой-нибудь немыслимой крышей – уже обычное дело. Могу привести еще один пример – дом на углу Литейного пр. и ул. Чайковского, незаконно надстроенный двумя этажами в процессе приспособления его под гостиницу фирмой «Адамант». Незаконно хотя бы потому, что произведено это в Объединенной охранной зоне, да еще под видом воссоздания дом в декабре 2006 г. снесли, а потом не воссоздали, а построили нечто новое. И при этом как дом надстроен! Почему-то опять в надстройке оказались другие окна, другого габарита и рисунка, а в виде издевательства воспроизведен старый козырек, теперь нелепо торчащий между старым зданием и надстройкой и зрительно еще больше разваливающий фасад на две части, резко отличающиеся по стилю. В Петербурге не нашлось человека, который смог хотя бы нарисовать нормальный фасад, а не неуклюжую склейку старого фасада с новой добавкой! И это при том, что дом был снесен, за что «Адамант» оштрафовали, и после сноса можно было хотя бы сделать фасады гармоничными и одностильными, чтобы граница между старым и новым не бросалась в глаза.











Lentainform