16+

Как отечественное ТВ переживает месяц катастроф

24/08/2009

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Вторая декада августа по традиции приносит катастрофы. Взрыв в Назрани, странный эпизод с «Arctic Sea» (который, чем больше его объясняют, тем подозрительнее становится), катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС и два истребителя, истребившие друг друга. Плюс непрерывные автомобильные аварии с большим числом жертв. И еще курс рубль/доллар, неприлично привязанный к стоимости нефти. Россия – нефтяная республика в том же смысле, в каком обычно говорят о «банановой».


  В этой связи я не могу не вспомнить исторического высказывания Медведева 10 августа: у российской экономики, сказал президент, не будет будущего, если она не перестанет быть сырьевой, «как только случился кризис, мы обвалились, и обвалились больше, чем многие другие страны». Но «так дальше развиваться нельзя. Это тупик». Фактически заявление, которое ТВ показало, было сенсационным, это была суровая оценка 10-летия правления Путина, пришедшегося как раз на 9 августа.  10-летия, начатого с маленькой победоносной войны в Дагестане, годовщину которой ТВ не забыло проиллюстрировать россыпью материалов.

На отчетной неделе основной миф путинской России, выражаемый ключевой фразой «порядок вместо свободы», был существенно поколеблен. И как ни старалось ТВ, но вопрос «А где порядок?» возникал.

ТВ, конечно, старается изо всех сил, но силы в борьбе с правдой всегда не равны, и история с показом фильма «08.08.08. Война в прямом эфире» на Первом, приуроченным к годовщине победы в российско-грузинской войне, это в очередной раз доказала. Моя отчетная неделя началась с публичной акции протеста, вызванной тем, что в этом фильме демонстрировались фотографии, якобы сделанные в Ираке американским журналистом. Показали и этого журналиста, который опровергал факт бомбежек Гори, а говорил, что это он сфотографировал бомбежки в Ираке. Но выяснилось, что показанные в фильме «американские» фотографии были сделаны не в Ираке, а в Грузии, и не американцем, а спецкором «Новой газеты». И вся сложная конструкция доказательств рухнула, потому что, как говорил обожаемый нынешними властями Солженицын, «одно слово правды весь мир перетянет».

Грубой политической ошибкой я бы на месте хозяев ТВ посчитал показ на Первом в прайм-тайм сериала «Обмани меня» и трагикомедии «Человек года» в воскресенье 16 августа вечером – как раз накануне недели катастроф. Одно дело показывать «Обмани меня» ночью, в рамках некоего канала для продвинутых «Городские пижоны», и совсем другое – по субботам в 18.20. А фильм внушает простую, но очень здравую идею: все лгут, а особенно политики. Мимические таблицы в фильме не обходятся без фотографий то Клинтона, то Буша-младшего. Естественно, что, немного подучившись, все это легко применить к картинкам отечественного ТВ. В частности, ноль эмоций и полное отсутствие мимики, которому учат в Высшей школе КГБ СССР, тоже было прокомментировано устами главного героя фильма, доктора Лайтмана. Иными словами, «Обмани меня» оказывается декодером для восприятия того, что «говорит и показывает Москва». Полезное кино.

«Человек года» (2006) режиссера Барри Левинсона куда проще, но в нем особый смысл имела финальная фраза: «Политики словно подгузники, их нужно чаще менять».

Из мелочей остановлюсь на двух. Первая мелочь – это показанный Пятым каналом фильм «Ясины. Династия» (в рамках цикла «Живая история»). Фильм сделан для тех, кто о событиях последнего 25-летия не знает вообще ничего – именно на них рассчитана эта фантастика, местами граничащая с фальсификацией. Я уж не говорю про обычный для такой продукции прием: видеоряд, никак не связан с произносимым текстом. Есть и нюанс: коль скоро фильм назван «Династия», то естественно было бы сообщить и про дочь Евгения Ясина – Ирину, и, например, о том, что она была директором фонда «Открытая Россия», учрежденного Михаилом Ходорковским. Однако историки с ТВ знают, как надо фильтровать исторический базар, чтобы не быть катапультированными из медиальной машины. 

Вторая мелочь – передача «Ночь. Слова. Курицын» (цикл «Ночь на «Пятом»»). Чего-то не спалось, и я случайно набрел на ночное толковище Курицына с чиновником из журнала «Звезда», журнала абсолютно мертвого и в творческом смысле безнадежного. Разговор был смесью банальностей, которые привычно говорил чиновник, и откровенной галиматьи, которую нес К., а в целом получилась абсолютно бессмысленная – ввиду ночного времени и рыночной безнадежности товара – реклама журнала. Мне, например, запомнилась такая фраза: «физиологически непонятно, как журналом пользоваться», – глубокомысленно изрек вдруг К., вертя в руках журнал и, видимо, намекая, что в сортире рвать и разминать это крепко сшитое полиграфическое изделие долго и нетехнологично, а зачем еще можно использовать «Звезду» – непонятно. Видимо, К. намекал на рулонную форму, которая еще могла бы подарить журналу вторую жизнь…

А попутно я подумал: господи, что же жизнь сделала с Курицыным! Действительно, 10 путинских лет даром не прошли, если Курицын в ночном эфире рекламирует труп давно умершего журнала. Казалось бы, если вы там на Пятом придумали ночные эфиры и хотите поговорить 30 минут (минус реклама) в неделю «за литературу», так пригласите Топорова, на худой конец меня. Уж мы расскажем такое, что, действительно, можно будет показывать только ночью, когда не видит никто, да и то после серьезного обрезания.     
 

Михаил Золотоносов











Lentainform