16+

В Петербурге приостановлена историко-культурная экспертиза

02/09/2009

В Петербурге приостановлена историко-культурная экспертиза

На днях вступило в силу Положение о государственной историко-культурной экспертизе. Его утвердило правительство РФ постановлением № 569 от 15 июля 2009 года. Документ был подготовлен Росохранкультурой, а предусмотрен еще законом 2002 года об объектах культурного наследия. После того как новое положение вступило в силу, проведение историко-культурных экспертиз в Петербурге приостановилось на неопределенный срок. Почему так произошло и что будет дальше, «Городу 812» объяснила председатель КГИОП Вера ДЕМЕНТЬЕВА.


- Как вы работали до нынешнего «Положения»?

– КГИОП разработал городской порядок организации проведения историко-культурных экспертиз. Этому порядку почти два года. В течение этого срока экспертизы осуществлялись лицензированными организациями по заданию КГИОП по заказу заинтересованных лиц и в четком соответствии с целями и объектами экспертиз. Эти цели и объекты определены федеральным законодателем. Конечно же, в порядок включались положения как о независимости экспертов, так и их ответственности за достоверность сведений и обоснованность выводов.

- А что изменило федеральное положение об экспертизе?

– Хочу отметить: это «Положение» – долгожданное, а именно – с 2002 года. Безусловно, область таких научно-исследовательских работ, как государственные историко-культурные экспертизы, давно требовала регулирования на федеральном уровне. Думаю, это шаг к ликвидации одной из правовых пустот охраны памятников. В плюс КГИОП – новое федеральное «Положение» не только по духу, но и по сути не противоречит городской норме. Но возникает много неясностей, да таких, что реализовать «Положение» затруднительно.

- В чем проблемы?

– Начну с основных. Экспертизу должны проводить специально аттестованные для этих целей исследователи. А таковых (т.е. аттестованных именно для этих работ) нет. Как, когда, в какие сроки пройдет аттестация? И что делать в ее отсутствие? Инициатором экспертизы может быть кто угодно (от органа исполнительной власти до физического лица), а вот производится она по договору между заказчиком и экспертом (экспертами). Куда-то исчезло задание на проведение историко-культурной экспертизы, выдаваемое органами охраны памятников. Одно дело – КГИОП выдавал задание, организовывая проведение экспертизы, а заказчик, исполняя задание, заключал договор на ее выполнение. Каким образом ныне органы охраны будут выступать как организаторы историко-культурных экспертиз? И это далеко не все вопросы.

- И что вы теперь делаете?

– КГИОП уже обратился в Министерство культуры и Росохранкультуру за разъяснениями. До получения разъяснений КГИОП вынужден приостановить как выдачу заданий, так и заключений по экспертизам.

- В «Положении» говорится, что экспертиза проводится по желанию заказчика. Т.е. КГИОП не может обязать ее провести?

– Нет, не так. По «Положению» органы охраны памятников выступают организаторами экспертиз. Требование необходимости проведения экспертизы в конкретном случае определяется как федеральным, так и региональными законами, в том числе законом о границах и режимах зон охраны памятников. При наличии финансирования можно провести экспертизу и через систему городского заказа. И КГИОП остается вправе согласиться с выводами экспертизы или не согласиться.

– Сколько стоит историко-культурная экспертиза?


– По-разному. Порядка 100 тысяч рублей. КГИОП недавно объявил конкурс на выполнение историко-культурных экспертиз по отнесению к объектам культурного наследия. Из семи лотов заявка сделана только по одному. На остальные никто не заявился. Считают, что дешево?

- Еще в том же «Положении» сказано, что заказчик экспертизы предоставляет информацию о ценности объекта, но не сказано, что обязан это делать. А если он захочет скрыть истинную ценность?

– Вы правы в том плане, что ценность в глазах заказчика, заинтересованного в конкретных результатах, может видеться не такой, как у незаинтересованных лиц. И дело экспертов четко определить ценность объекта для развития культуры народов России либо региона, соотнести объект с критерием цельность/целостность и подлинность/аутентичность. Повторюсь: органы охраны памятников по-прежнему обладают правом согласия/несогласия и на основании этого принимают конкретные решения.

- Еще говорится о необходимости предоставить паспорта на объект культурного наследия. Их много в Петербурге?

– Вопрос ваш, ох, как непрост. Если есть полноценный паспорт (а там серьезнейшая исследовательская работа), то во многих случаях и нет нужды проводить экспертизы. Кстати, Петербург – лидер паспортизации. А у нас у самих «полноценных» паспортов всего 2152 (а объектов – свыше 7 тысяч). Конечно, паспортизация – это время и деньги. В год эту работу не выполнить. Ее активизация в последние годы впрямую была связана с приличным финансированием КГИОП. Предстоит дорабатывать и старые паспорта 50 – 80-х гг., поскольку сведения в них недостаточны.

– В «Положении» приводятся мотивы для отклонения экспертного заключения. Там много формальных причин, а если вы не согласны по существу?


– Помимо формальных причин там есть и проверка на соответствие охранному законодательству, а вот это уже далеко от формальности.

- Как раз сейчас один инвестор собирается надстраивать дом по проспекту Добролюбова, 2, находящийся в охранной зоне. Вы можете потребовать проведения экспертизы?

– Это здание не историческое, но режимы на данной территории очень жесткие. Помимо историко-культурной экспертизы существует экспертиза инженерных изысканий и проектной документации; ее проводят согласно своим полномочиям как федеральный орган, так и городская Служба государственного строительного надзора. Документация проверяется ими, в том числе и на предмет соответствия законодательству об охране памятников, но они могут запросить и наше заключение.

– А если не запросят?


– В том-то и проблема. Но если будут читать наш закон о режимах в зонах охраны, нарушений быть не должно.

- Что может быть предметом историко-культурной экспертизы по «Охта-центру»? Не пора ли выяснить, что ценнее – крепость XIII века или неолитическая стоянка?

– Объектом экспертизы может быть земельный участок. Определение категории объектов культурного наследия, заключение историко-культурной экспертизы по отклонениям от установленных режимами параметров. Вот только эта работа на сегодня блокирована: как я уже объясняла, отсутствуют аттестованные специалисты, которые вправе выполнять эти работы.

- Допустим, формальности будут улажены. Где взять независимых экспертов?

– Вероятно, там же, где обитают независимые журналисты. Шутка, конечно. В «Положении» очень четко прописано, кто считается зависимым, в том числе перечислены даже возможные родственные связи с заказчиком. Не забыты взаимные долговые и имущественные обязательства заказчика и эксперта. Но кто это будет проверять и устанавливать?

- По Фрунзенскому универмагу КГИОП отклонил предыдущую экспертизу. Новая будет?

– А какая в ней потребность сейчас? Фрунзенский универмаг перестал быть выявленным объектом культурного наследия и недавно приобрел категорию полноценного памятника регионального значения. Предметом экспертизы теперь может быть документация, обосновывающая мероприятия по сохранению. Ну и пройдут экспертизу проектной документации в Службе государственного строительного надзора и согласование проекта в КГИОП.

- На Большой Подьяческой улице, 1 – 3, находятся два объекта культурного наследия. Существуют две технические экспертизы, одна признает комплекс аварийным, другая – нет. Поможет им новая историко-культурная экспертиза?

– Это различные виды экспертиз, и они друг друга не подменяют. Эти объекты также недавно стали памятниками регионального значения, ценность их определена. Объекты требуют ремонта, реставрации, реконструкции. Так что в экспертизе будет лишь проектная документация по их ремонту, реставрации и реконструкции.

С аварийностью исторических зданий мы еще будем сталкиваться не раз. Наш вымученный в боях закон о режимах в зонах охраны памятников действует. Градостроительные, средовые ценности исторического центра защищены (наконец-то!). Приоритет явно за исторической застройкой, а новая архитектура трактуется лишь как восполнение утрат городской ткани. Определены реальные ценности города и мера допустимого компромисса. Такой путь выбрал Петербург и закрепил его законом.     
 

Вадим Шувалов





3D графика на заказ







Lentainform